Парадокс Усама бен Ладена

06/05/2006 - 22:45

О роли национальных диаспор в глобальном мире.

Глобализм как механизм тотальной унификации – технологичен, безлик и бесстрастен. Но глобализм как инструмент политики – это новейшее оружие массового поражения и используется, как и всякое новое оружие, со всей страстью. Даже одно из высших достижений человечества - демократия, заложенное в тотальную машину глобализации, становится инструментом имперской политики.

Югославия и Ирак, Грузия и Украина – казалось бы, такие разные страны и народы, мытьем и катаньем, деньгами и ракетами доводятся до средне-демократического уровня пешек на «Великой шахматной доске» типа Польши или Чехии без Словакии. Попытки аутсайдеров вырваться в лидеры со своими представлениями о мироустройстве мгновенно подвергаются «международному» остракизму на том основании, что существующий порядок вещей узаконен, а законы нарушать нельзя.

Последовательное движение исторического процесса от одной империи-цивилизации к другой закончилось с появлением двух империй одновременно – СССР и США. В имперской логике «остаться должен только один» - выиграли США. Версия мироустройства в форме демократии по-американски стала единственной.

Но насладиться победой как-то не удается.

Первый нокдаун после чистой победы над СССР Америка получила с созданием Евросоюза. Правда, Штатам «неожиданно» повезло. В Евросоюзе разразились сначала финансовый, затем конституционный, потом автомобильный, наконец, карикатурный кризисы. Евросоюз развалить еще не удалось, но ситуацию между Европой и мусульманским миром напрягли до предела.

Схема «разделяй и властвуй» все еще работает.

Второй нокдаун Америка в начале ХХI века получила от Китая.

Китай, очнувшись от временного маоистского помутнения рассудка, вдруг с удивлением обнаружил, что западные высокие технологии, недоступные человеку с цитатником Мао, легко осваиваются конфуцианским мышлением среднеобразованного китайца.

Текстильная атака Китая – это только разминка.

Опять же Россия. Потеряв огромные территории и несметные ресурсы, вдруг вопреки всяким прогнозам и элементарной логике стремительно возвращает утерянные позиции.

Так в чем же дело?

А дело все в том, что глобализация - это все-таки не Буцефал для Александра, а мировая инфраструктура, как та кошка, гуляющая сама по себе. Глобализация сделала доступными новые технологии для всех, у кого есть желание их взять, а это кардинально изменяет принцип национального и территориального развития, позволяя странам преодолевать технологическое отставание в кратчайшие сроки.

Политическое банкротство США – иллюстрация того, что глобализация «замкнула» историю, технологии и культуру. Мощность современных государств начинает определяться не концентрацией новых технологий на квадратном метре Манхэттена, а производным новых технологий на национальную историю и культуру.

Европе, Китаю и России умножать есть что, а вот что будут умножать США?

Иранский лидер Махмуд Ахмадинеджад решил помножить многовековую восточную культуру на ядерные технологии. Неискушенные в политике обыватели никак не могут понять имперского негодования по поводу желания Ирана иметь ядерное оружие. Почему Америке можно, а Ирану нельзя?

Видимо, продвинутые американские парни с незамутненным философией и историей сознанием лучше, чем заплутавшие в своей многовековой культуре мусульмане, знают, когда, где и как правильно разбрасывать атомные бомбы.

Попытки Махмуда Ахмадинеджада объяснить, что он как бы в курсе, что ядерные технологии – основа развития экономики, а военные технологии двигают прогресс, к сожалению, быстрее, чем суры Корана, – тонут в истеричных воплях «мировой элиты».

Владимир Путин, пытаясь удержать от развала остатки России, укрепляет Вооруженные силы и создает все более совершенные бомбы, объясняя крутым парням из НАТО, что Россия - не Югославия, и здание Генштаба в Москве бомбить не надо. Правда, при этом как-то сам собой раскручивается новый виток гонки вооружения.

Для появляющихся новых политиков Империя не оставила выбора: либо подчиняйся, либо станешь террористом. А аргумент на Империю действует только один – сила. И все вынуждены вооружаться.

Вследствие этого мертвая петля гонки вооружения затягивается на шее человечества все туже. Попытки тех, у кого атомная бомба есть, остановить процесс овладения атомной бомбой теми, у которых ее нет, никаких шансов на успех не имеют - глобализация!

Ситуация кажется безвыходной, однако последние события в Европе, синхронность и массовость поджога автомобилей, и слаженность выступлений по поводу карикатур на пророка Мухаммеда показали, что у глобализации есть и вторая сторона медали. На мировой арене появился новый и вполне убедительный глобальный аргумент в международной политике – национальные диаспоры.

Для управления таким сообществом вовсе не нужны громоздкие и вороватые государственные институты и неэффективные международные организации - достаточно харизматической фигуры и мобильного телефона. Новейшие методы управления мировой политикой демонстрирует не кто иной как «Аль-Каида» и главный адепт этого метода Усама бен Мухаммед бен Авад бен Ладен.

В политической логике «Аль-Каида» - террористическая организация, а НАТО и Пентагон – защитники демократии; в военной логике суть у них одна – конкуренция в развитии военных технологий. Парадокс истории состоит в том, что в соотношении ресурсы-результат сегодня «Аль-Каида» очевидно более эффективна.

Еще больший парадокс истории в том, что метод борьбы с гонкой вооружения, делающий бессмысленным и стратегическое и тактическое оружие, нашел главный террорист современности Усама бен Ладен в виде не менее убедительного, чем ядерное сдерживание аргумента - человеческого фактора национальных диаспор, освоивших глобальные инфраструктуры.

Так называемые индустриально развитые страны, выкачивая ресурсы из стран «развивающихся», вместе с ресурсами всасывают на свою территорию миллионы представителей других цивилизаций. Однако даже получая французский или английский паспорт, африканцы, арабы и русские почему-то французами и англичанами становиться не спешат.

Формируется новая карта мира, на которой поверх границ государств проступает сложное переплетение национальных диаспор, клубов и общин, живущих по своим законам и управляемых своими лидерами, создавая тем самым естественный ограничитель на имперские амбиции и ядерный шантаж «развитых государств».

Вряд ли решится какой-нибудь президент на точечное бомбометание по арабским или африканским кварталам, скажем, в Нью-Йорке, Лондоне или Париже. Хотя кто их знает.

«Парадокс Усама бен Ладена» кардинально изменил политическую карту мира и сделал устаревшими практически все технологии государственного управления и межгосударственного регулирования.

Национальные диаспоры в современном мире становятся серьезным фактором международной политики. Очевидно, что не все диаспоры будут жечь автомобили и устраивать массовые шествия на улицах – есть и другие методы. Очевидно и то, что немногим государствам удастся включить в обратную сторону механизм расселения народов – глобализация состоялась.

«Парадокс Усама бен Ладена» выявил новое качество национальных диаспор на территориях других государств. Это может кардинально изменить отношение государств к их бывшим согражданам, покинувшим родину в разное время, по разным причинам и, как в момент отъезда казалось, навсегда.

В первую очередь это касается России и самой большой в мире российской диаспоры.

Российская цивилизация – это более 150 национальностей и представительство практически всех мировых религий. Россия пережила в ХХ веке две национальные катастрофы с разрушением государственности практически до основания, но при этом выиграла две мировые войны.

Такого не выдержит ни одна империя, ни одно государство. Россия выдержала, переплавившись при этом в единый цивилизационный организм. В то же время иммигрантский «разброс» по всему миру оказался беспрецедентным и по количеству, и по качеству.

Российское зарубежье – это миллионы уехавших за границу и миллионы ставших иностранцами, не выходя из дома, всего около 30 миллионов. Абсурд происходящего с российской цивилизацией особенно виден из дальнего зарубежья. В Нью-Йорке и казахи, и армяне, и дагестанцы - все русские.

При этом целенаправленной государственной политики по отношению к русскому зарубежью в России сегодня еще нет. Понятно, что государству, «сидящему на игле», то есть трубе, граждане, кроме нескольких сот тысяч обслуживающих «Газпром», вообще не нужны даже в качестве налогоплательщиков (что с них взять). Что уж говорить об иммигрантах.

Однако оставшиеся не у трубы миллионы россиян, став иммигрантами внутри собственной страны, вымирают слишком медленно, а многие вымирать вообще не хотят. Лишенные возможности поучаствовать в строительстве энергетической империи без людей, они начинают мечтать о цивилизационной империи для людей.

До сих пор в ближнем зарубежье никто, кроме политиков и президентов, всерьез не воспринимает наличие так называемых государственных границ. Далеко не все российские и, скажем, украинские солдаты хотят смотреть друг на друга через прорезь прицела, притом, что значительная часть российских солдат являются украинцами по национальности, и наоборот.

Все более неоднозначной становится ситуация с дальним зарубежьем. Русские клубы и общины за рубежом порой оказываются «святее папы римского» в сохранении сначала российского, а затем и советского менталитета, культуры и форм общежития, то есть основ российской цивилизации.

Глобализация открыла возможность создания беспрецедентной мировой инфраструктуры реализации российских национальных интересов во всем мире, конечно, при условии, что российская цивилизация перестанет наконец считать себя то адептом американской демократии, то частью европейской цивилизации, то неким евразийским фантомом, а самоопределится в самостоятельный и самодостаточный субъект мирового цивилизационного действия.

Российская иммиграция – это безграничный ресурс возрождения российской цивилизации, если, конечно, России удастся использовать «Парадокс Усама бен Ладена» в мирных целях.

Мальцев Виктор

Источник: 
автор: 
Раздел: 
Политика
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: