Александр Хлопонин обеспечил преемственность власти в Дагестане

02/11/2010 - 09:59

Будущий президент Дагестана Магомедсалам Магомедов официально наделен полномочиями: Народное собрание республики одобрило его кандидатуру, и 20 февраля действующий глава республики Муху Алиев передаст должность сыну своего предшественника на этом посту.

Вчера полпред главы государства в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин представил г-на Магомедова республиканским депутатам. Эта процедура была важнее для самого г-на Хлопонина: новый президент до сих пор и сам был депутатом Народного собрания. А вот для полпреда это было первое существенное выступление в новом качестве. В 10.42 республиканское информагентство сообщило, что полпред внес кандидатуру, а в 11.05 -- что она одобрена 69 голосами из 72. Одним из тех, кого не хватило, стал сам г-н Магомедов, еще двое депутатов отсутствовали.

Г-н Хлопонин лаконично попросил депутатов помочь новому президенту «сделать Дагестан одним из самых процветающих регионов России». Магомедсалам Магомедов поблагодарил за оказанное доверие президента Дмитрия Медведева, премьер-министра Владимира Путина и г-на Хлопонина, который по должности представлял их в Махачкале.

Когда новый президент перечислил проблемы, стоящие перед республикой, обнаружилось, что список не изменился по сравнению с началом завершающего президентского срока. Сыну приходится иметь дело с теми же неприятностями, которые существовали и в конце правления отца: коррупция, дотационность, безработица, религиозно-политический экстремизм.

Решать эти проблемы г-н Магомедов намерен с помощью обновления и модернизации всех сфер дагестанского общества, амнистии боевиков и общественной консолидации: «Необходимо всем сесть за стол переговоров для подписания общественного договора... Все обиды и разногласия должны быть оставлены в прошлом. Я не буду делить дагестанцев на своих и чужих. Я призываю всех объединить усилия в интересах дагестанского народа. Готов показать пример в этом деле. Моя цель -- объединять, а не разъединять. Необходимо сократить дистанцию, которая имеется между властью и народом».

По мнению г-на Магомедова, пора навести порядок в структурах власти и внутри правоохранительных органов, которые обязаны неукоснительно соблюдать российские законы, «невзирая ни на какие чины и ранги»: «Перед законом все равны. Ни высокий пост, ни финансовые возможности не должны быть основанием для безнаказанности. Только так мы сможем навести порядок в нашем общем дагестанском доме».

Об экономике, которая является сферой академических интересов нового президента, доктора экономических наук и заведующего кафедрой экономики и социологии труда Дагестанского госуниверситета, он сказал под конец. Г-н Магомедов предложил соизмерять социально-экономические проекты с реальными возможностями, обещал снизить дотационность, эффективно использовать бюджетные деньги и создать «условия для привлечения капиталов крупных финансовых групп, и прежде всего выходцев из Дагестана».

С этим не должно быть особых проблем: г-на Магомедова в последние несколько месяцев воспринимали в Дагестане как кандидата, крайне желательного для одной из «крупных финансовых групп», принадлежащих «выходцам из Дагестана». Это, кстати, дает основания предполагать, что Александр Хлопонин и в других северокавказских республиках попытается привлекать на помощь богатых «выходцев». Успех на этом направлении возможен только в том случае, если Москва, Пятигорск и региональные власти найдут способ ограничить характерное для Кавказа всевластие силовых структур. Деньги, даже принадлежащие бизнесменам местного происхождения, не пойдут в регион, в котором на следующий день после принятия решения об инвестициях может быть объявлена контртеррористическая операция. А совсем отстранить силовиков от дел и сделать вид, что на Кавказе наступил инвестиционной рай, тоже не получится -- боевики, воюющие за «эмират» в том числе и в Дагестане, едва ли сложат оружие после того, как новый президент республики пообещал им амнистию.

Кандидатуру Магомедсалама Магомедова поддержали мэр Махачкалы Саид Амиров и заместитель спикера парламента, один из руководителей местной «Единой России» Николай Алчиев. Это были не просто формальные выступления. Внутри дагестанской «Единой России» еще несколько дней назад не существовало консолидированной позиции. А накануне вчерашней сессии появились слухи, будто Саид Амиров, влиятельнейший политик даргинского происхождения, и без того крайне обиженный тем, что его собственная фамилия не попала даже в список кандидатов, весьма расстроен внесенной кандидатурой. Но во вторник Александр Хлопонин провел встречу с активом дагестанской «Единой России», в которой числится и Саид Амиров, и с другими парламентскими фракциями. Теперь большая часть дагестанской политической элиты выстроилась в очередь для присяги новому президенту: все хотели бы остаться при должностях, поэтому серьезные демарши исключены. Но среди дагестанских политиков есть кому оказать новому лидеру более или менее явное противодействие, несмотря на дежурные улыбки, объятия и рукопожатия.

К тем, кто способен оказать новому дагестанскому президенту противодействие, не относится уходящий глава республики Муху Алиев, которому скоро исполнится 70. Во вторник он обратился к дагестанцам с прощальным обращением: «В течение всех четырех лет я делал все, что в моих силах, чтобы оправдать то огромное доверие, которое мне было оказано... Считаю, что для четырех лет сделано немало. Коренным образом изменить системные пороки общества за такой отрезок времени, как вы понимаете, тоже невозможно. Я хочу поблагодарить всех, кто в эти годы искренне поддерживал меня... Я благодарен дагестанскому народу и считаю огромной честью, что имел возможность служить ему на посту первого президента Республики Дагестан».

В 2006 году Муху Алиев пришел на смену главе Госсовета Дагестана Магомедали Магомедову, отцу Магомедсалама Магомедова. В Госсовет входили представители 14 крупнейших дагестанских этносов, избранные из состава Народного собрания. Председателем Госсовета в течение всех 12 лет его существования был даргинец Магомедали Магомедов. В 2004 году конституцию Дагестана изменили: теперь республику должен был возглавить обыкновенный единоличный президент. Дагестан замер в тревожном предчувствии выборов, результат которых удовлетворил бы лишь одну из многочисленных этнических групп. Но выборы заменили назначениями.

В 2006 году Москва выдвигала Муху Алиева с точно такими же целями, с какими сейчас выдвинула Магомедсалама Магомедова: унять коррупцию, отодвинуть от власти «кланы», снизить дотационность, консолидировать общество. Муху Алиев постарался сделать если и не все, то многое из того, что мог назначенец, практически сразу после инаугурации традиционно оставленный Москвой один на один с ворохом региональных проблем и местной элитой, занявшей глухую оборону на насиженных местах. Аппаратчик советской школы, он пытался действовать аккуратно, но все равно не избежал ошибок.

Парадоксальным образом попытка «равноудалить» дагестанские кланы, которая по идее должна была стать смыслом миссии г-на Алиева, под конец оказалась его слабым местом: кланы, лидеры которых, как один, вошли в состав республиканской «Единой России», никуда не делись, и теперь некоторые из них взяли частичный реванш. Депутат Госдумы, заместитель руководителя фракции "Единая Россия" Андрей Воробьев подчеркнул вчера как достоинство нового президента его «принадлежность к очень влиятельному роду». «Интересы всех удовлетворить невозможно», но «необходимо их сбалансировать», заявил г-н Воробьев.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: