Гражданское общество в России прирастает бизнесом

01/27/2010 - 13:34

В 2009 году "посадки" стали одним из ключевых слов, которые ввел в обиход россиян премьер-министр России Владимир Путин. Главу правительства, добивавшегося от силовиков победы над контрабандистами, интересовало, где, собственно, "посадки", будто это наиважнейший показатель работы силовиков. Многие в России, впрочем, так не считают. К примеру, бизнесмены, которые утверждают, что "посадок" за экономические преступления в России более чем достаточно, требуя от государства умерить прыть.
Правозащитники утверждают, что треть заключенных в российских тюрьмах сидят по "экономическим статьям". На этом настаивает, к примеру, правозащитник Яна Яковлева, развернувшая в российских СМИ громкую кампанию по борьбе за снижение количества "посадок" в России.

Автор книги "Неэлектронные письма" (сборник писем из СИЗО) Яна Яковлева в России больше известна в качестве фигуранта "дела химиков". Яковлева, финансовый директор небольшой компании, провела в СИЗО более полугода, но победила в суде Госнаркоконтроль, утверждавший, что ее фирма незаконно сбывала сильнодействующее вещество. Когда суд признал ее невиновной, предпринимательница учредила организацию, отстаивающую права бизнеса.

26 января призыв Яковлевой к Госдуме амнистировать всех бизнесменов, которые попали в тюрьмы за экономические преступления, поддержала деловая газета "Ведомости". Ранее к амнистии бизнеса глава организации "Бизнес-солидарность" и совладелец фирмы-производителя химической продукции призывала со страниц "Новой газеты", издания не только с ярко выраженной позицией, но и, напомним, первой газеты, которой дал интервью президент Дмитрий Медведев после инаугурации.

Российские бизнесмены, как и журналисты, понятное дело, надеются, что президент России поддержит их призыв к гуманизации наказания за совершение экономических преступлений. "Мы верим в то, что успешная модернизация страны невозможна без свободы предпринимательства", - утверждает в обращении к президенту газета "Ведомости".

"Экономические статьи дают неограниченную возможность посадить любого в связи с презумпцией виновности предпринимателя и их неконкретностью", - заявляет Яковлева в интервью Reuters. В статье для "Ведомостей" она приводит приговор суда по делу предпринимателя Олега Рощина, получившего 18 лет строгого режима. Его обвиняли в контрабанде и легализации денежных средств. Адекватным подобный приговор можно назвать с натяжкой.

Впрочем, если Госдума вдруг и поддержит требования организации "Бизнес-солидарность" провести амнистию, то упомянутого выше Рощина она, скорее всего, не коснется. Дело в том, что в России в последние годы решения об амнистии не затрагивали осужденных по статьям УК, предусматривающим наказание в виде более 10 лет лишения свободы. Но в целом в Госдуме с мнением Яковлевой многие соглашаются: амнистия нужна, но как ее проводить, похоже, не знают.

Вот пример выборочной амнистии. Юрист нефтяной компании "ЮКОС" Светлана Бахмина, осужденная на 6,5 лет колонии за присвоение имущества компании и уклонение от уплаты налогов, была освобождена условно-досрочно. Для этого ей, впрочем, пришлось просить помилования. Другие фигуранты "дела ЮКОСа" сидят по-прежнему и выпускать их никто пока не собирается. Вообще, совершенно неясно, как именно будут отсеивать тех, кто сидит по сфабрикованным делам, от тех, кто попал в тюрьму за дело.

В России в последнее время прокатилась волна громких скандалов, связанных с преследованием предпринимателей. Последний – смерть в следственном изоляторе юриста инвестфонда Hermitage Capital Сергея Магнитского, которая привела к отставкам в ФСИН. Уволил чиновников Дмитрий Медведев, поставивший борьбу с коррупцией и защиту бизнеса в число своих приоритетов.

Президент понемногу "работает" на малый и средний бизнес с самого начала своего срока. Сначала гарант конституции отменил излишние проверки бизнеса, затем – приступил к либерализации законодательства.

Госдумой с 2010 года при поддержке Медведева были смягчены правила уголовного преследования злостных неплательщиков и наложен запрет на помещение в следственный изолятор обвиняемых в налоговых преступлениях. Граждане, впервые уклонившиеся от уплаты налогов, освобождаются от уголовной ответственности и не могут быть заключены под стражу. Вместо этого они должны полностью уплатить государству налоги, а также установленный в законодательстве штраф.

Журнал The New Times, ссылаясь на МВД, в середине января привел статистику, согласно которой до 40 процентов всех возбужденных в России уголовных дел - дела по налоговым преступлениям. Не секрет, что подобные дела часто используются либо в качестве метода конкурентной борьбы, либо для захвата бизнеса рейдерами. Последняя инициатива Госдумы направлена на то, чтобы не дать возможности коррупционерам использовать методы уголовного принуждения в отношении бизнесменов. Но в России сидят и по другим статьям законодательства, таким, как, к примеру, "мошенничество" и "незаконное предпринимательство". Как быть с ними, пока никто не знает.

Вот, к примеру, позиция суда. В интервью журналу "Итоги", опубликованном в 25 января, председатель Мосгорсуда Ольга Егорова заявила, что выступает против послаблений для обвиняемых в экономических преступлениях.

"Шум о нарушениях прав поднимают, как правило, те, кто ворует вагонами. Именно они первыми кричат, что нельзя за экономические преступления брать под стражу... Но почему за кусок колбасы человек должен сидеть в тюрьме, а когда своровал огромную сумму - оставаться на свободе?" - цитирует журнал Ольгу Егорову. Спорный, конечно, вопрос. Яковлева, отсидевшая в СИЗО за просто так, с подобной логикой Мосгорсуда вряд ли согласится.

Яковлева уже пошла дальше и призывает бизнес активнее включаться в политику, где сейчас господствуют лишь предприниматели-тяжеловесы, часто ограничиваясь лоббированием своих интересов. Она полагает, что голос бизнеса должен звучать в современной России громче, ведь в случае чего в Лондоне всем беглецам места не хватит.

"Предприниматели как класс должны иметь интерес к политике, хотя бы потому, что законы, которые принимаются, часто делают наш бизнес невозможным. Мы не можем тупо позволять сажать себя в тюрьму, особенно когда это делается даже не с целью захвата бизнеса, а просто так, для пополнения статистики по экономическим преступлениям", - пишет Яковлева в одной из своих колонок для журнала Forbes. Бизнес, судя по сбору подписей на сайте "Ведомостей", с ней согласен. Слово за чиновниками.
Ключкин Антон

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: