Дмитрий Медведев отделил Северный Кавказ от Южного федерального округа

01/20/2010 - 08:39

Дмитрий Медведев вчера воплотил решение, озвученное 12 ноября 2009 года в послании Федеральному Собранию, и назначил специального ответственного за Северный Кавказ. Не угадали ни те эксперты, которые ждали нового полпреда в ЮФО, ни те, кто предполагал, что появится специальный вице-премьер в федеральном правительстве. Вернее, отчасти угадали и те и другие. Президент выделил из состава ЮФО новый федеральный округ и назначил его главой теперь уже экс-губернатора Красноярского края Александра Хлопонина (на снимке), который одновременно стал вице-премьером российского правительства. По словам Дмитрия Медведева, создана «уникальная позиция, когда одно лицо является и заместителем председателя правительства России, и полномочным представителем президента». По должности г-н Хлопонин, видимо, будет подчиняться и президенту, и премьеру.

В назначении г-на Хлопонина был элемент неожиданности, хотя среди прочих высказывались и предположения относительно кандидатур бывших или действующих губернаторов некавказских регионов. Назначать кого-то из кавказских политиков значило бы обидеть остальных, потому что должность одна, а народов много. Приход же молодого 45-летнего варяга (он ровесник Дмитрия Медведева), неплохо зарекомендовавшего себя по прежним местам работы, изначально выглядел наиболее вероятным.

Александр Хлопонин стал и вице-премьером, и полпредом президента в округе, причем в новом, специально созданном. Дмитрий Медведев изменил карту федеральных округов, которых теперь не семь, а восемь. В новый Северо-Кавказский федеральный округ вошли шесть из семи северокавказских республик (Дагестан, Чечня, Ингушетия, Северная Осетия, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия), а также Ставропольский край. В ЮФО остаются Краснодарский край, Адыгея, Калмыкия, Ростовская, Астраханская и Волгоградская области. Столицей ЮФО останется Ростов, столицей нового округа станет Пятигорск.

Несмотря на наличие в составе нового округа трех разных по всем параметрам зон, понятно, что именно эти регионы -- объект повышенного внимания федеральной власти: из-за схожих социальных и экономических проблем, этнических противоречий, из-за диверсионной войны, которую ведут те, кто хотел бы превращения Кавказа в шариатский эмират.

Наиболее тревожной ситуация выглядит в Дагестане, Чечне и Ингушетии, где за последние годы сформировалось что-то вроде привычки к нестабильности. Существенно более стабильно в трех более западных кавказских республиках, хотя и оттуда периодически поступают тревожные новости. Ставрополье, где время от времени тоже слышны отзвуки грозных событий, тем не менее соответствует образу обычной российской провинции. По переписи 2002 года в крае все еще 82% русских, и похоже, что в новый округ он включен для того, чтобы обеспечить его более прочную связку с остальной страной и разместить там столицу полпредства.

Нельзя сказать, что такая перекройка административной карты Северного Кавказа -- абсолютное новшество. В последнем имперском варианте, перед 1917 годом, большая часть территорий нынешних северокавказских республик, за исключением Центрального и Южного Дагестана и Карачаево-Черкесии, входила в Терскую область. К ней относилась и часть нынешнего Ставрополья, включая Пятигорск. Столицей Терской области был Владикавказ, но тогда никому не приходило в голову обижаться на предпочтение, вроде бы отданное осетинам. Тем более что Владикавказ был скорее русским, нежели осетинским городом. В СССР также был предпринят эксперимент по созданию Северо-Кавказского края: в 1929--1934 годах он существовал как раз в тех границах, в каких воссоздан сейчас, только большинство республик тогда были автономными областями.

Остается только предполагать, почему за пределами новой границы Северного Кавказа остались Адыгея и Краснодарский край. Не исключено, что здесь сыграли свою роль своеобразные «олимпийские» соображения: новая линия на карте хотя бы формально отрезала курорт и международную витрину Сочи от такого Кавказа, который ни для той ни для другой роли явно не подходит.

Куда более существенным вопросом является круг будущих полномочий полпреда. Если они останутся такими же, какие были у полпреда в ЮФО Владимира Устинова, то будет не очень понятно, зачем надо было городить огород и почему нельзя было, к примеру, просто ограничиться заменой г-на Устинова на Александра Хлопонина. Но вчера Дмитрий Медведев намекнул г-ну Хлопонину на то, что полномочия у него будут не совсем обычными -- для этого он и назначается не только полпредом, но и вице-премьером. Специальный закон, который официально позволит совмещать обязанности вице-премьера и полпреда, вчера же был внесен президентом в Государственную думу.

В идеале новый северокавказский наместник должен сделать то, чего не удавалось добиться в течение всех 2000-х годов путем замены северокавказских президентов. Даже когда руководителями в республики назначались абсолютно лояльные, вполне порядочные и при этом одаренные люди, центру не удавалось отодвинуть от реальных рычагов северокавказской власти плотные преимущественно этнократические группы, без конца проедавшие федеральные бюджетные трансферты и фактически торговавшие с Москвой нестабильностью: «Дайте денег, а то у нас завтра начнется война».

Постепенно ситуация действительно местами подкатилась к грани войны, и разрулить ее, «импортируя» в республики даже самых замечательных президентов, не удается, поскольку один в поле не воин. Президентам как назначенцам главы государства отнюдь не помешает надежная опора в виде надрегиональной инстанции, способной квалифицированно вмешаться в любой вопрос республиканского управления, начиная от контроля за расходованием денег и кадровых решений и заканчивая координацией работающих на данной территории силовых структур. Причем не через голову президента, как это часто происходит именно в силовых структурах, а в режиме нормального, рабочего согласования. Если новый офис г-на Хлопонина окажется в состоянии стать таким дополнительным внешним контуром управления, у России появятся некоторые шансы на сохранение Северного Кавказа.

Федеральная власть как бы еще приблизилась к регионам -- до Ростова от какой-нибудь Махачкалы или Назрани подчас было почти так же далеко, как до Москвы. Пятигорск -- это совсем рядом. В последние несколько лет многие кавказские политики, видя явные проблемы регионального управления, выдвигали идею создания более крупной территориальной единицы с центром, к примеру, в Пятигорске. Но банальное укрупнение сильно задело бы этнические чувства «титульных» народов. А создание компактного округа, этих чувств не задевая, может тем не менее стать шагом к некоей территориальной гомогенизации Кавказа. Чтобы, к примеру, у ингушей и осетин было как можно меньше оснований считать, что земля по ту сторону межреспубликанской границы окончательно и бесповоротно чужая.

«В ваших руках будут полномочия экономического порядка, полномочия, связанные с исполнением обязанностей вице-председателя правительства России, а с другой стороны -- полномочия, связанные с исполнением обязанностей президентской вертикали, то есть те полномочия, которые традиционно принадлежат представителю президента в федеральном округе, -- по кадрам, по работе с силовыми и правоохранительными структурами и по всем тем другим вопросам, которые находятся в ведении полномочного представителя», -- напутствовал вчера Дмитрий Медведев Александра Хлопонина. Формально у полпреда силовых и правоохранительных полномочий почти нет -- хотя, несомненно, пошло бы на пользу кавказским регионам право нового президентского назначенца получать весь объем данных о любых мероприятиях всех работающих в регионе силовых структур, а возможно, и санкционировать их деятельность. С этой точки зрения как раз важно, что полпредом стал сугубо гражданский человек, который в отличие от людей в погонах не так связан ведомственными интересами.

Но, похоже, вопрос совершенствования координации силовиков пока отложен, а г-ну Хлопонину поручается в основном экономический и социальный блок. «Я надеюсь, что вы сможете на Северном Кавказе использовать свой опыт губернатора, который появился у вас в Сибири. На мой взгляд, это успешный опыт, у вас многое получилось, прежде всего я имею в виду, социально-экономические проекты. Это именно то, что сейчас крайне необходимо на Северном Кавказе, -- сказал Дмитрий Медведев. -- Там научились решать целую совокупность правоохранительных задач, научились бороться с бандитами, хотя они, к сожалению, там еще есть... Но пока очень тяжело идут экономические проекты. Отсюда массовая безработица, преступность на экономической почве, взяточничество. Все это подлежит искоренению, но не только правоохранительными методами, которые нужно использовать, но до определенного предела, а прежде всего экономическими методами».

Хотя формально для начала работы Александру Хлопонину придется дождаться прохождения законопроекта о поправках к закону о правительстве, первое дело на новом месте для него уже обозначилось. Раз уж создан новый федеральный округ, именно его глава должен будет представить в Махачкале следующего президента Дагестана, кандидатуру которого Дмитрий Медведев должен внести буквально со дня на день. Александру Хлопонину предстоит, таким образом, сразу же познакомиться с одним из сложнейших узлов вверенной ему территории. А северокавказский истеблишмент и обычные граждане будут внимательно следить, кого именно представит г-н Хлопонин, -- чтобы сразу делать первые выводы о том, чего дальше ждать от нового полномочного представителя президента в ранге вице-премьера.

Александр Геннадиевич Хлопонин родился 6 марта 1965 года в городе Коломбо (Цейлон) в семье переводчика советского торгового представительства.

В 1989 году получил диплом об окончании Московского финансового института.

С 1989 по 1992 год работал ведущим специалистом Внешэкономбанка СССР -- вел направление "государственные кредиты". С 1992 года -- заместитель, первый заместитель председателя правления ЗАО «АКБ «Международная финансовая компания». С 1994 года -- председатель правления банка МФК, в 1996 году -- президент банка МФК. 28 июня 1996 года совет директоров РАО "Норильский никель" назначил Александра Хлопонина генеральным директором и председателем правления РАО.

В ноябре 2000 года выдвинут группой избирателей кандидатом на пост губернатора Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа. 28 января 2001 года за него проголосовало более 62% жителей округа. 36-летний Александр Хлопонин стал на то время самым молодым губернатором. В 2002 году после трагической гибели Александра Лебедя принял участие в выборах губернатора Красноярского края и победил во втором туре. В 2004 году Хлопонин выступил одним из инициаторов объединения Красноярского края, Эвенкийского и Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономных округов. 17 апреля 2005 года на референдуме за создание нового субъекта РФ проголосовало подавляющее большинство жителей Красноярского края и автономных округов. 4 июня 2007 года по представлению президента РФ Владимира Путина депутаты заксобрания единого Красноярского края утвердили Хлопонина в должности губернатора.

Александр Хлопонин -- член совета межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение", совета Сибирского федерального округа, высшего совета общероссийской политической партии "Единая Россия". Входит в состав Совета при президенте РФ по реализации национальных приоритетных проектов и демографической политике, Совета при президенте РФ по развитию местного самоуправления, Совета по развитию лесопромышленного комплекса при правительстве РФ, рабочей группы Госсовета по вопросам развития инфраструктуры авиационного транспорта. Кандидат экономических наук. Награжден орденами Почета (1998 год) и "Заслуги перед Отечеством" IV степени (2008 год). Женат, у него есть дочь.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: