Новости культуры. Кто портит русский язык?

07/16/2009 - 07:40

В конце июня министр культуры России Александр Авдеев заявил, что люди стали хуже говорить и писать по-русски. По его мнению, русская языковая культура "подвергается прессингу" из-за миграционных процессов. В дальнейшем Министерство культуры поспешило уточнить заявление своего руководителя и подчеркнуть, что "проблему снижения культуры русского языка не нужно связывать с миграционными процессами и валить ответственность за нее на головы мигрантов". Нередко в порче русского языка винят блогосферу и "интернетовский новояз". Так что же все-таки происходит с русским языком? Портится или он от многочисленных заимствований и искажений? Или наоборот - обогащается? Или дело вообще в чем-то совсем другом? На вопросы читателей Ленты.Ру ответил профессор МГУ, участник международного проекта Бергенского университета The Future of Russian Гасан Гусейнов.

Обращение Гасана Гусейнова к читателям
Дорогие друзья, постараюсь ответить каждому, но есть две вещи, о которых хочу сказать сразу: прочитав это, кто-то сбережет время. Первое. Не будем путать язык вообще и речь поколения или группы людей. Перемены в языке происходят медленно, а его история уходит в непролазные дебри. Если какое-то поколение, и даже не одно, забывает свой язык или использует его не по назначению, но есть кто-то, кого это задевает и кто готов потрудиться или даже помучиться ради сохранения богатств своего языка, то все прекрасно. Русский язык богат и разнообразен, на нем говорит и пишет население нескольких стран. Газеты, журналы и книги на русском выходят в десятках стран мира – в Северной Америке и в Европе, на Ближнем Востоке и в Средней Азии живут миллионы людей, родным языком которых является русский. Другое дело, что само ощущение и переживание изменений в языке иногда может казаться сразу многим людям почти непереносимым. Обычно это времена крупных общественно-исторических перемен. А ведь язык это и самое интимное, внутреннее переживание, это жизнь нашего сознания, но это и орудие общения. Оно должно быть привычным, знакомым и даже любимым. И вдруг в нем появляется что-то непривычное, этого непривычного много, душа не готова принимать эту новизну. Нам кажется, что на язык напала порча, и – мы готовы говорить с кем угодно, лишь бы узнать, как эту порчу остановить. Но не все так просто.
Орфография и пунктуация авторов вопросов сохранена.
Иван [03.07 14:27]

Здравствуйте! Пожалуйста, расскажите, в чём заключается суть проекта, в рамках которого вы работаете. Также, какая, по-вашему, сложилась сейчас ситуация с русским языком? Влияет ли на язык существование так называемого "подонковского" сленга в интернете? Какие меры посоветовали бы вы для повышения грамотности в стране?

Заранее спасибо за ваши ответы.

Здравствуйте, Иван. О проекте подробно рассказано на сайте, его участники изучают – каждый в своей области интересов – языковые перемены, вызванные распространением новых технологий. "Падонковский" сленг не влияет на язык как нечто внешнее или враждебное, это стихийная игра, иногда – поэтическая, с самим языком, в которой заняты некоторые его носители. Как и почему они это делают, другой вопрос, и я попробую обосновать свою точку зрения. Для разработки каких-то мер нужно достичь согласия в трех вопросах: что понимать под грамотностью и как ее измерить, кому грамотное население страны готово доверять в вопросах языковой политики. Пока этого не сделали, советы давать преждевременно.
Данила [03.07 14:32]

Здравствуйте.

Хотел поинтересоваться, как вы относитесь к законодательныму преследованию ненормативной лексики, являющейся неотъемлимой частью любого языка?

Как вы чисто субъективно относитесь к использованию в целом, а так же, к людям использующим* ненормативную лексику Постоянно,без намерения оскорбить собеседника, лишь используя боле краткие, ёмкие, и насыщенные синонимы "формальной" речи?

(в кругу достигших совершеннолетия собеседников, либо своих сверстников, естесственно, а не в разговоре с детьми*)

Считаете ли вы что знание правил построения непечатных оборотов, не является необходимой составляющей полноценного владения каким-либо языком?

Дорогой Данила! Начну с последнего вопроса. Чем лучше человек понимает, как строится речь разных носителей языка, тем лучше он "владеет языком". Но овладевает человек чужими языками, а вот родной (или как его теперь чаще называют, материнский) язык, наоборот, с ранних лет владеет нами – сначала как речевые пеленки и постромки, а потом – как дом нашей мысли, чувств, всего нашего "я". Поэтому человек, находящийся во власти какого-то одного сегмента родного языка, может стать жертвой этого своего ограниченного знания. Знать сквернословие нужно всем изучающим русский язык, потому что без него не понять, о чем говорится на просторах страны. О сквернословии как речевой смазке у носителей языка я еще скажу. Мне кажется, это явление – следствие пренебрежения к ребенку в детстве.

Законодательное преследование сквернословия кажется мне опасным двусторонним идиотизмом. Это все равно, что сначала избивать ребенка дома и в школе, а потом подростка сажать в колонию за драчливость.
Игорь [03.07 14:54]

Здравствуйте!

1) Как Вы считаете, какую роль играет ТВ и Интернет (можно по-отдельности) в развитии (деградации) русского языка?

Какие меры можно предпринять? (запреты, цензура или наоборот, ну и пр.)

2) Влияет ли состояние языка на менталитет и культуру русских (те, кто считают русский язык своим родным языком)? Каким образом?

3) Если сейчас идет упадок языка (только если), то есть ли это признак упадка русскоязычной части населения РФ?

Сближение интернета и телевидения как совиновников всяких бед русского языка не кажется мне правомерным. У них только монитор (он же экран) похожий. Но телевидение всегда было односторонним средством массового промывания мозгов. Просто первые пятьдесят лет его существования это промывание происходило в жестких нормативных рамках. Дикторы советского телевидения, какую бы ахинею они ни несли, делали это все-таки хорошо поставленными голосами, а просторечие, многообразные говоры в эфир не допускались. Отсюда некая аберрация сознания: некоторым кажется, что правильная, формально грамотная речь дикторов образовывала некое гармоничное единство с жестко отцензурованным содержанием передач. На людей, воспитанных в таких условиях, площадная речь с экрана, которая в "лихие девяностые" и в "глухие нулевые" слилась с речью гопников и с ужимками уличной подтанцовки, действует плохо. С интернетом же все наоборот: среднеобразованный пользователь пришел в Сеть по следам хохмачей-программистов, технарей-программеров, эдаких демиургов рунета, которые росли на собственном жаргоне. А жаргон этот во многом и вовсе позаимствован из английского языка. Но зато со временем сетевое речевое поле стало неизмеримо богаче всего, что мы знали до сих пор.
Александр [03.07 15:06]

Как вы относитесь, к тому, что безграмотное произношение слов становиться нормой русского языка?

Например:

Слово ДОГОВОР или ДРАЙВЕР во множественном числе должны произноситься соответственно договорЫ и драйверЫ, но многолетнее безграмотное употребление слов как договорА и драйверА привело к тому, что теперь в толковых словарях такой вариант рассматривается как общеупотребительным, когда как это противоречит правилам русского языка.

Не в этом ли причина наличия столь большого количества "слов-исключений" в русском языке? Когда безграмотность приходиться признавать и считать правильным?

Дорогой Александр, безграмотное произношение нормой не становится. Оно возникает в обстановке, когда сама языковая норма утратила ценность для большой части населения. Ведь зачем нужна норма? Сам язык – это социальный контроль. Если члены общества перестают соблюдать правила речевого этикета, значит, они перестали признавать авторитеты, которые ранее сообщали им нормы обращения с языком. Вот, собственно, почему вопрос о "порче" языка и Вы, и почти все остальные участники этого разговора ставят в социальной и политической плоскости.

Почему многих раздражает вариативность в языке? Потому что в основе и языкознания, и преподавания языка десятилетиями лежит представление о норме как об эталоне, единственно правильном варианте, и обо всех остальных вариантах как об искажении, более или менее грубом, этой нормы. Но язык социальное явление, а сама идея нормы окрашена политически. Поэтому простой человек, знающий о себе, что он не допущен туда, откуда своими правильными голосами вещают дикторы всесоюзного радио и телевидения, не без гордости и удовольствия нес и несет свое просторечие по жизни, он и не может, и не хочет говорить правильной речью начальничков.
Орхан [03.07 15:15]

Cалам алейкум уважаемый Гасан Гусейнов.Насколько мне известно русский язык взял много слов с арабского, тюрского и пердского лексикона Теперь предположим что слова которые были взаимстванны с других языков мы возвращаем .И что станет с русским языком ??? И сегодня мы наблюдаем сбор английских немецких и француских слов . В мире русский язык по взаимстванию на каком месте находится ???

Алейкум салам, дорогой Орхан. Все языки заимствуют что-то друг у друга. Рекордсмен тут – английский, который вобрал в себя десятки тысяч французских, испанских, немецких, латинских, греческих, русских и прочих слов. Богатство русского словаря приросло и тюркизмами, свой "чемодан" русские взяли, например, у персов, "вокзал" – у англичан, а "лобзик" – у немцев. Если бы языки были субъектами, способными отдавать ранее позаимствованное, все они превратились бы в нищих бродяг.
Денис [03.07 15:17]

Здравствуйте.

1) Скажите, как Вы относитесь к "своеволию" деловых изданий, редакторы которых считают себя грамотнее составителей орфографических словарей? Например, "Коммерсантъ" пишет "Совет федерации" именно так, "Ведомости" пишут "баннер" с одной Н, не хотят отделять пробелами "длинные" тире, пишут "Вы" с со строчной при обращении к одному лицу. Кроме того, в некоторых изданиях (типа "Секрета фирмы") считается особо гламурным писать со строчной фамилии, имена, отчества. Не подвергает ли это прессингу русскоязычную культуру (как и официально-деловой стиль министра культуры)?

2) Действительно ли бормочащие непонятные слова гастарбайтеры "подвергают прессингу" русскоязычную культуру? Не лучше ли было бы увеличить в школах количество часов на русский язык и литературу и отменить ЕГЭ?

Здравствуйте, Денис!

К своеволию изданий я отношусь спокойно. Конечно, неряшливость, публикационная халтура могут и раздражать и едва ли терпимы в государственных изданиях, существующих на деньги налогоплательщиков. Но в частных газетах они раздражают меня куда меньше, чем унылое внешнее единообразие и бессодержательность внутри. Да, норма требует писать имена с прописной. Но издатель или автор, возможно, и хотят показать читателю, что эта норма им не нравится, что они на своем пятачке ее ломают. Нас с Вами никто не заставляет читать такие издания, а тем более руководствоваться их экзотическими нововведениями. В 1970-е годы люди уже не просто смеялись над заголовками центральных газет, но сочиняли о них анекдоты, и заголовки первых свободных газет демократической России – "Коммерсанта", "Сегодня", "Столицы" – были, в первую очередь, вызывающим и прекрасным даже в своей похабщине разрушением омерзительной традиции цензуры, идеологического оболванивания. Язык не мог миновать эту фазу: в данном случае, когда я говорю "язык", я имею в виду сообщество людей, говорящее на одном языке.

Гастарбайтеры никакому прессингу никого не подвергают, это их самих "прессуют" большие и маленькие начальники, не давая людям жить по-человечески.
Иван Петрович Белкин [03.07 15:21]

Здравствуйте, Гасан!

Скажите, как Вы относитесь к тому, что в русскоязычных СМИ перестали употреблять отчества?

Иван Петрович, дорогой, как же давно мы не видались! Вы, наверное, правы, а я вот и не заметил. Отчества мне очень нравятся, это прекрасная, хотя и чуть-чуть слишком патриархальная традиция.
Дмитрий [03.07 15:31]

Здравствуйте.

Мне кажется, не последнюю роль (если вообще не первую) играет именно распространённость интернет-общения. Поскольку оно является в высшей степени неформальным, то собеседники чаще всего и не утруждают себя соблюдением каких-либо правил, хотя изначально вполне могут их знать. А в дальнейшем это входит в привычку, и по-другому писать, даже в реальном мире, становится уже всё сложнее и сложнее. Ситуация усугубляется ещё и тем, что интернет-общение больше всего распространено среди молодёжи - наиболее активной и восприимчивой группы населения.

А Вы как думаете?

Здравствуйте, Дмитрий! В интернете (например, в блогах) люди общаются разнообразно. Меньшинство – вежливо, иногда даже церемонно, большинство – грубовато, колюче. Как и в реальной жизни – грубых людей обычно больше, чем вежливых. Но молодежь подражает своим авторитетным старшим (мы не всегда знаем, каким именно), поэтому претензии следует предъявлять все же именно старшему поколению – тому самому, которое по большей части и жалуется на порчу языка. На воре шапка горит.
Данила [03.07 15:41]

ещё один похожий вопрос.

Чем объясняется необходимость постулатов, определяющих неверную транскрибцию явно иностранных, заимствованых слов, как правило русского языка (даже в названиях городов, как например МанхэттЕн, вместо МанхэттАн, не говоря уже про "офис" и "паспорт")

Данила! Вы имеете в виду правила передачи слов одного языка средствами другого языка. Во избежание разночтений, например, Гейне или Хайне, Айвенго или Иванхоэ, переводчики и издатели обычно предлагают своему сообществу не самое формально правильное, а самое удобное и удобопроизносимое написание. Ведь увидев "Манхэттан", носитель русского захочет произнести его с ударением на последнем слоге (как в словах Индостан или Магадан), то есть совсем неправильно. Наконец, есть устоявшиеся ошибочные формы, которые укоренены в языке настолько, что требование привести их в согласие с нормой кажется нам нелепым: например, правильно "братья Гриммы", но говорить будут "братья Гримм", правильно произносить Эс-Ша-А, но говорить будут "сэшэа" или просто "сша". Это называется солецизм – неправильность, признанная нормой.
Nadezhda [03.07 15:51]

Гасан, добрый день!

Что Вы думаете о современном преподавании русского языка в средней школе?

Мне кажется, проблема не в интернет и т.д.(не только в интернете)

Я закончила лицей 7 лет назад. Большинство моих товарищей, несмотря на различие в специализации (гуманитарная, физико-математическая, естественнонаучная) владеют хорошим русским языком и, более того, используют его - и в блогах, и в социальных сетях, и в смс-сообщениях.

Мне кажется, нам привили любовь и трепетное отношение к своему языку. У своих племянников я этого не наблюдаю. Это проблема отдельной школы?

Дорогая Надежда!

Вам повезло, что учились в хорошей школе, привившей любовь к чтению. Многим другим не повезло, а дальше – покатилось. О школе знаю то же, что было и раньше: есть прекрасные школы и прекрасные словесники, но их не так много, как хотелось бы.
Дмитрий Амиров [03.07 16:02]

Здравствуйте, Гасан Чингизович.

1) С чем, на ваш взгляд, связано плохое знание русского языка выпускниками школ.

Влияют ли на это социальные сети или иные информационные средства, не подвергающиеся модерированию на соответствие правилам русского языка?

Долгое время было принято ругать США, называть граждан Америки дураками, которые ничего не знают. На мой взгляд, мы сами только и занимаемся тем, что догоняем США именно по этому параметру. Можно ли говорить о том, что Россиия "глупеет" и какие шаги нужно предпринять, для нейтрализации данной угрозы?

Спасибо.

Здравствуйте, господин Амиров!

Плохим знанием русского языка выпускники школ обязаны, главным образом, значительному сокращению чтения художественной литературы. Чтение хороших, захватывающих книг и последующее обсуждение в кругу друзей, семьи – единственное гарантированное средство освоения языка. Если этого нет, все остальное бесполезно.

Вряд ли страны и государства можно оценивать как "умные" или "глупые". Неквалифицированные кадры – да, бывают везде. Ученики, которым не повезло с учителями, тоже бывают. Общество должно находить в себе силы и добиваться ухода со своих постов некомпетентных людей. Пока я почти не встречал словесников, которые могли бы правдоподобно и внятно объяснить школьникам, откуда, например, в современном русском речевом обиходе такой контраст между литературной нормой и реальной повседневной практикой. Почему от школьников требуется хорошая грамотная речь, а какой-нибудь министр или даже премьер-министр может безнаказанно говорить на блатном языке? Дети, в отличие от их родителей, не дураки, и будут мстить за лживость взрослых все более брутально. Но хуже всего пропагандистская ложь, которая надолго застревает в сознании (имею в виду Ваш пример с американцами).
anton [03.07 16:07]

Здравствуйте, Гасан.

1) На Ваш взгляд существует ли принципиальная возможность целенаправленного контроля развития языка, отсечения нежелательных явлений и поощрения желательных? Возможно ли определить желательность/нежелательность таких явлений объективно?

2) Как Вам кажется, фиксация фонетических и грамматических норм языка на уровне литературных образцов многолетней давности, если бы она была возможна,есть благотворная для русского языка акция или напротив, лишение его новых потенций и возможностей?

3) Появляются ли в русском языке новые заимствования из тюркских языков?

Здравствуйте, Антон!

Контролировать развитие языка можно, по-моему, только условно. Это сам язык – наш контролер. И здесь есть фундаментальная трудность. Правила устанавливаются не по законам логики и не потому, что кому-то так захотелось, а в результате предварительного многолетнего изучения реальной практики авторитетных носителей языка. Сейчас обострилось сразу несколько противоречий между традицией, повседневной практикой и теорией. В советско-русской традиции описательно-научная сторона дела всегда проигрывала и подчинялась предписывающе-идеологической. А с конца 1980-х годов, вместе со свободой слова и, в частности, впервые подаренной желающим свободой исследования языка, стало ясно, что сам реальный современный русский язык недостаточно описан, что целые его пласты, значимые для носителей языка, не зафиксированы ни в каких словарях, что наука социолингвистика принуждена была десятилетиями блеять что-то невразумительное, не называя вещи своими именами. При этом приводились сомнительные доводы: мол, мы говорим о норме литературного языка, а не о каком-то там узусе малограмотной толпы. Это в народном-то рабоче-крестьянском государстве. Но мы-то знаем, что литературный язык 20-го века складывался в условиях цензурного зажима и разбоя. Значит, надо думать не об отсечениях и ограничениях, а о собирании и о новой словарной работе, о том, как объяснить детям в школе, зачем им какая-то норма или культура речи, когда по всем этим видео- и слышиоканалам на них изливается блатняк. Тем временем, конечно, действующая норма никуда не денется, иначе нельзя будет отличить грамотных от неграмотных. Но не стоит забывать, что и неграмотные и малограмотные люди, и носители каких-то местных диалектов и акцентов имеют право любить свою речь, говорить так, как им нравится.

Ваш второй вопрос многогранен. Сегодня в России есть несколько, если угодно, политико-языковых движений. И все они обогащают язык. В том числе, наверное, и своеобразное консервативно-реставративное движение сторонников старой орфографии, которые пытаются внести в живой обиход и то, что, казалось бы, осталось в книжности 18-19 веков. Это движение намного интереснее "падонковской" игры, хоть пока у него совсем немного сторонников. Круг грамотных русских сегодня настолько узок, что любое движение в прошлое языка, прививание вкуса к истории слова – благо. Но и отрицательный, не получивший отклика в народе, опыт А.И. Солженицына с "Русским словарем языкового расширения" сбрасывать со счетов не стоит.

Новые заимствования из тюркских языков, может, и появляются (например, грушевидный стаканчик для чая все чаще называют "армуды" и люди, которые никогда не проводили отпуск в Турции), но это такая капля в море древних тюркизмов в словарном фонде русского языка, что о ней просто смешно говорить.
Владимир [03.07 16:09]

1. Причины падения грамотности, в принципе, очевидны и "падонкавский" язык тут не при чём (я знаю вполне образованных людей, которые пишут по-русски вполне правильно, но при этом в инете позволяют себе новояз). Это и телевизор (а значит отсутствие чтения), и снижение качества школьного образования и общекультурные проблемы.

Другой вопрос, что делать на Ваш взгляд?

2. Как влияет ЕГЭ на качество знания и употребления русского языка и языковую культуру вообще?

3. Можно ли говорить, что сейчас сам русский язык под напором иностранной (не всегда плохой, не всегда хорошей) культуры и развития телекоммуникаций развивается интенсивнее? Если да, то в каком направлении, на Ваш взгляд, это развитие идет? Наблюдаются ли аналогичные процессы в других языках?

Дорогой Владимир, на первый вопрос у меня нет даже самого общего ответа, только понимание, что государственные органы образования, само государство как инстанция, отвечающая и за язык, утратили у носителей языка авторитет. ЕГЭ – попытка вернуть этот авторитет, который опирался бы на некую механическую объективность получаемых результатов. Пока у меня нет данных даже для предварительной оценки акции.

Взаимодействие языков, действительно, нарастает. Достаточно упомянуть трехтомный словарь англицизмов в немецком языке. Издатели 145-тысячного Краткого Оксфордского словаря современного английского языка объявляют в предисловии, что составители систематически отслеживают французские, немецкие, русские и испанские заимствования, чтобы вовремя поймать попадание в живой язык каких-нибудь "перестройки", "политбюро" или "силовиков". Но и в России выходят соответствующие словари, причем иногда совсем молодые люди обгоняют старшее поколение: вот в 2003 году в Ростове-на-Дону (тогда еще студентка) Марина Юрьевна Семенова выпустила словарь англицизмов. Это живой, естественный процесс. Язык – это губка, впитывающая историю. В Германии, где книжная культура выше и намного старше, чем в России, выходит множество книг, статей, словарей, в которых разбираются все тонкости проникновения английского (точнее, американского) в современный немецкий язык. При этом риторика борьбы с "денглишем" иногда неприятно напоминает старую советскую пропаганду - "борьбу с космополитизмом" и "борьбу с низкопоклонством перед западом" 1940-х и 1950-х годов. Куда заведет это развитие, сказать очень трудно. Думаю, ничего страшного не произойдет. Сохранился же, обогатившись, греческий язык, хотя говорят на нем раз в двадцать меньше людей, чем на русском.

Что касается "интенсивности развития" языка, то это, может быть, самый трудный вопрос, на который у меня нет готового ответа, а есть материалы для размышления. В чем-то русский уподобился английскому. Наряду с диалектами, есть несколько крупных национальных вариантов английского языка – от американского до южно-африканского (кстати, в английских СМИ вечная тема – жалобы на распространение американизмов). Таков и современный русский, который родной и для большей части жителей России, и для части населения Средней Азии, ну и так далее. Бешеное раздражение у носителей столичных говоров, или литературной нормы, вызывает именно натиск носителей говоров и акцентов. Если бы эти носители говоров и акцентов знали свое место, над ними бы просто посмеивались. Но тут вдруг оказалось, что в новой демократической России движение по социальной лестнице не требует приведения речи в соответствие с нормой. На верху пирамиды (и маленьких пирамидок на местах) оказались люди с лексиконом, речевыми повадками и мимическими ужимками шпаны. Это-то и вызывает отторжение у тех, кто по признаку языка считал себя частью элиты, а теперь вдруг оказался чуть ли не эмигрантом в собственной стране. Как пел в 1980-х Булат Окуджава, "и ходят оккупанты в мой зоомагазин". Такова, если угодно, расплата за то, что русский язык стал мировым. Роспуск Советского Союза в 1991 году сделал Россию центром притяжения огромного числа носителей "другого русского", и на вершине пирамиды культуры и СМИ заметнее носители "другого русского". Но наряду с этим – и впервые в своей истории в таком масштабе – русский язык стал подлинно мировым, он стал носителем нескольких посланий миру и каждому человеку, который на русском думает, говорит, пишет и познает себя и других. Это очень и очень трудное, но и безмерно интересное время для всех носителей русского языка.
Валерий [03.07 16:25]

Здравствуйте, Гасан! Считаете ли Вы,что о чистоте русского языка надо заботиться на государственном уровне? На мой взгляд,следует заставить пройти всех чиновников экзамен на владение русским языком.Я думаю,что картина получилась бы удручающей.Когда из уст высокопоставленных государственных мужей слышишь "дОговор","обеспечЕние" и другие нарушения не только произносительной нормы,становится стыдно и больно за наш "великий и могучий".

Здравствуйте, Валерий! Ныне действующих чиновников поздно заставлять сдавать такой экзамен. Да и вообще, государство, мне кажется, должно только обеспечивать рамочные условия, при которых малограмотный человек не смог бы, например, стать учителем Вашего ребенка. Меру Вашей боли и Вашего стыда за "великий" и "могучий" определяет только одно – готовность лично участвовать в исправлении положения: писать письма в редакции, создать клуб грамотеев и книгочеев, требовать предоставления Вам трибуны на радио или телевидении: ведь и там есть грамотные профессионалы, которых воротит от бекающих и мекающих блатных сослуживцев и начальников.
Иван [03.07 16:33]

Гасан Чингизович, считаете ли Вы проблемой увеличение в русском языке (особенно в бизнес-среде) числа английских слов? Ритейл, менеджмент, маркетинг, супервайзер, менчендайзер и др.

Нет, дорогой Иван, я не считаю это проблемой. Разумеется, очень много пены. Но она со временем оседает, и в кружке или бокале остается совсем немного пива или шампанского. Пушкин оставил нам для размышления замечательные стихи:

В последнем вкусе туалетом

Заняв ваш любопытный взгляд,

Я мог бы пред ученым светом

Здесь описать его наряд;

Конечно б это было смело,

Описывать мое же дело:

Но панталоны, фрак, жилет,

Всех этих слов на русском нет;

А вижу я, винюсь пред вами,

Что уж и так мой бедный слог

Пестреть гораздо б меньше мог

Иноплеменными словами,

Хоть и заглядывал я встарь

В Академический Словарь.

Смотрите, сколько здесь и иронии, и самоиронии. Для некоторых понятий, и по-русски, и по-английски, есть по два-три слова, но и они не полные синонимы. А вот для других вещей и понятий никаких слов нет. Что делать? А ничего! Перелицевать, создать кальку на своем языке и радоваться очередному новому слову. Тем более, что в приведенной строфе из "Евгения Онегина" некоторые современные носители русского языка с бóльшим трудом разбирают как раз вполне русские слова и обороты, вернее – их связь между собой.
Костя [03.07 16:37]

Здравствуйте.

В чем, по-Вашему, различие между "порчей" и "прогрессивным развитием" языка?

Здравствуйте, Костя. Приведенные Вами слова – оценочные. То, что одни назовут "порчей", другие могут считать "прогрессивным развитием". Для описания перемен в языке эти слова не подходят. На мой вкус, порча языка – это вошедшее в привычку грубое уклонение от смысла слова, навязанное идеологией, промыванием мозгов. Когда, например, политика называют "бескомпромиссным" и думают, что это положительная характеристика, или требуют "беспощадного" отношения к кому-то или к чему-то, то мы имеем дело именно с порчей языка.
mecreant [03.07 16:48]

Здравствуйте Гасан,

вопрос немного в сторону...скажите, в связи с глобализацией будет ли происходить "миграция" людей на общий, единый для всех язык. Т.е. как Вы оцениваете, есть ли вероятность того, что все люди рано или поздно будут говорить на одном или нескольких языках? Может ли в их числе быть русский? Каковы перспективы языков в целом в будущем?

Здравствуйте, mecreant!

Думаю, что такой миграции все же не будет. Языков меньше не станет, а вот многоязычных людей станет (и уже становится) больше. Русский язык и сегодня общий для населения бывшего СССР, и его роль не будет снижаться, если Российская Федерация будет в культурно-политическом отношении передовой страной, привлекательной, например, своей системой образования, научными учреждениями, передовой промышленностью, дружелюбием населения к чужакам. Кстати об одном общем языке: об этой безумной идее Н.Я. Марра, да и вообще об эпохе, определившей судьбы советского и российского языкознания, недавно написал интересную книгу В.М. Алпатов. Думаю, что всем, кто интересуется историей языкознания в 20-м веке, стоит прочитать эту книгу.
Сергей [03.07 16:56]

Добрый день!

Тексты на берестяных грамотах из Новгорода написаны на русском языке, только расшифровывают их лингвисты. Обычным людям этот язык непонятен и недоступен. Как меняется язык в общем виде со временем, сколько есть факторов, влияющих на изменение языка, каков их вес и значимость, какие из них наиболее значимые? Менялись ли эти сами факторы во времени, например сегодня одно влияет сильнее, а вчера другое, на изменение языка. Спасибо.

Сергей.

Дорогой Сергей, спасибо за вопрос! Прежде чем лингвисты начали расшифровывать надписи на бересте, археологи до 1950-х годов попросту выкидывали эту самую бересту, потому что не придавали значения нацарапанному, не замечали, что там – тексты. Это уже значит, что главный фактор в истории языка – история и сохранность материальных носителей, на которых хранятся его, языка, следы и свидетельства. Пока главный носитель – невидимый (память человека и его речевой аппарат) или косвенный (символы, описываемые традиционным образом), мы ничего не знаем о языке, можем только гадать. А появление текстов позволяет начать реконструкцию. Появляются новые носители – бумага, книга, газета. А потом – и способы фиксации устной речи, появляется возможность сравнивать отрывки речи, особенности произношения. Все это приходится сопоставлять с другими данными – от анатомических и генетических до политических, и так строится представление об истории языка. Изобретение письменности было главным событием в истории любого языка. Оно, собственно, и сделало язык языком. Сейчас на перемены в языке влияет то же, что и раньше: соседство с другими, более влиятельными языками; сильный напор техники (музыка, песни, клипы и тому подобное), обилие иноязычных акцентов, утрата одних навыков чтения и приобретение новых, ну и, наконец, распад ранее принятой системы контроля над языком, или языковой политики. Вместе с тем, мне кажется, со временем грамотные носители русского языка будут, благодаря новым технологиям чтения и обучения, с большей легкостью читать более древние тексты, чем теперь. По моим наблюдениям, правда, не подкрепленным статистикой, сейчас историческая глубина хорошего понимания текста на родном языке у русских студентов-филологов не превышает двухсот лет. Этого мало, хотелось бы, чтобы было, как у грамотных немцев или англичан, хотя бы лет триста.
Надежда [03.07 17:05]

1) Как Вы считаете, кто и на основании каких факторов может и должен определять, что такое "хороший русский язык"? Могут ли, а если да, то с какой скоростью изменяться норма и само представление о ней?

2) "Порче", "упрощению", огромному потоку заимствований подвергаются сейчас многие европейские языки, их носители так же болезненно реагируют на все изменения, происходящие с их родным языком, как и русскоговорящие?

Дорогая Надежда, частично я на эти вопросы ответил выше (смотрите вопросы от Дмитрия Амирова и Кости). Но Вы поставили их в новом ракурсе. Что такое "хороший русский (немецкий, французский) язык", вопрос для меня сложный, поскольку ответ на него целиком зависит от человека, поколения, референтной группы. Я бы сказал, что "хороший язык" – это интуитивное описание такого языка, каким мы мечтали бы общаться с самыми авторитетными для нас и ценимыми нами людьми.

В Германии и Англии постоянно выходят статьи и книги с ламентациями о засилье американского варианта английского языка. Так что российская общественность тут не одинока. Сейчас таких жалоб больше, потому что намного больше просторечия и малограмотных текстов болтается перед глазами, как говорится, на просторах интернета. Молчаливое прежде большинство заговорило, как бог на душу положит. Но это – его право.
Александр [03.07 17:37]

русская языковая культура "подвергается прессингу" - более по-русски не скажешь! Если сам министр культуры так разговаривает, вместо слова "давление" используя английские слова, то на что можно надеяться? Я однажды открыл учебник пользования компьютером, там было такое слово - "кликуйте". Не могли перевести как "щелкайте"? По-английски "клик", по-русски "щелк", да мало ли еще слов в русском языке! Может, построже проверять переводимые материалы? Наложить цензуру (кстати, тоже английское слово от "censore")

Дорогой Александр, да ведь даже и "прессинг" этот несчастный не так плох, как кажется. Слово, кстати, вошло в повседневную речь из хоккейных телевизионных репортажей 70-80-х годов прошлого столетия. О кликах и щелчках. Язык очень богат, и приемлемость слов "клик", "кликать" применительно к действию, которое те описывают в английском языке, обеспечена как раз русскими словами – от "кликать" и особенно "окликнуть" ("коротко позвать повернувшегося к тебе спиной") до "клюнуть" – "клювом или носом попасть в некую точку" и "клякса", ныне забытая, конечно, а в свое время у немцев приобретенная. Иначе говоря, переписанное русскими буквами английское слово гениально вписалось в не существовавшее ранее русское семантическое гнездо. Выступивший в роли цензора русский сетевой народ, мне кажется, принял слово.
Антонина [03.07 17:50]

Уважаемый Гасан Чингизович,не считаете ли Вы,что написание иностранных слов буквами русского алфавита,приводит к уничтожению некогда богатого и могучего русского языка? Мне кажется,что лингвисты должны "бить во все колокола" по этому поводу,a Bы что думаете? Есть ли законы в России,защищающие РУССКИЙ ЯЗЫК от иностранного влияния? Спасибо.

Дорогая Антонина, а почему приводит к уничтожению? Мне вот, наоборот, кажется, что кириллица некоторым языкам подходит гораздо больше латиницы. Например, немецкому. Допустим, кто-то начнет писать кириллицей целые тексты на других языках, что в этом плохого? А главное, не могу понять, что именно уничтожается, если написать "Джон", "клипсы", "чипсы" или "кока-кола"? Или Вы имеете в виду "бизнес-ланч" какой-нибудь, образуемый непривычным для русского способом? Буквы, подаренные русскому языку Кириллом и Мефодием, могут взять на зуб почти любое слово. Они – наилучшее доказательство того, что без иностранного влияния вообще ничего бы не было. Вот ведь одни буквы у нас греческие (А, В, К), другие – еврейские (Ш, Ц), третьи специально под русский заточены (Ж). Вся грамматическая номенклатура русская переведена с греческого, причем иногда довольно неуклюже (под чем лежит "подлежащее"? как перевести на понятный русский язык слово "сказуемое"? Любопытно, что эти слова, если их не разобрать с учителем, так и останутся чужими, не понятыми, тупо зазубренными). Да вся культура любого народа – это в основном освоение иностранных влияний.

Законов, защищающих русский язык от иностранного влияния нет и быть не может, потому что русский язык – как все великие языки – весь соткан из иностранных влияний, начиная с азбуки и словаря и кончая системой литературных жанров, и постоянно взаимодействует с другими мировыми языками и культурами.
Татьяна [03.07 18:12]

Что бы Вы посоветовали ответить студентам-гуманитариям, когда они на замечание по поводу погрешностей их речи говорят, что сегодня на эти "мелочи" никто не обращает внимание и речевые ошибки еще никому не мешали преуспевать? Спасибо.

О, Татьяна, ведь это просто полемический отпор, а не аргумент. К тому же с так называемой подменой тезиса. Вы ведь и не обещали преуспеяния тому, кто станет вдруг правильно говорить по-русски, правда? Из этой фазы разговора, мне кажется, вернуться к исходной точке уже очень трудно: Вы уже назвали особенности речи собеседника погрешностями,

Раздел: 
Культура и шоубизнес
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: