Адвокат Баграев:Тогда рядом с Довгием на скамье подсудимых должен сидеть Бастрыкин

06/18/2009 - 08:09

В Мосгорсуде, где завершается процесс над бывшим начальником Главного следственного управления (ГСУ) СКП Дмитрием Довгием, обвиняемым в превышении должностных полномочий и получении крупной взятки, вчера начались прения сторон. Представители прокуратуры попросили присяжных, с участием которых рассматривается дело, признать его полностью виновным. При этом они неожиданно вышли за рамки официального обвинения, заявив, что г-н Довгий получал вовсе не одну взятку, как считалось ранее, а больше, и на одну зарплату якобы купил пять квартир. Эти утверждения вызвали негодование защиты и даже судья сделал обвинителям замечание. В свою очередь, адвокат подсудимого Юрий Баграев заявил о полной невиновности своего подзащитного, отметив, что обвинение не смогло представить ни одного доказательства его вины. Он при этом обратил внимание на абсурдность доводов обвинение, которое попыталось доказать факт получения взятки г-ном Довгием среди прочего тем, что в определенное время тот не разговаривал по мобильному телефону - то есть получал в этот момент взятку. В результате прения прошли очень эмоционально и с намеками на причастность к коррупции многих других сотрудников СКП, включая главу ведомства Александра Бастрыкина, который на этой неделе неожиданно сам появился на процессе в качестве свидетеля обвинения.
Первыми в прениях выступали вчера представители гособвинения. Прокурор Мария Семененко начала с того, что еще раз обстоятельно напомнили присяжным фабулу обвинения. По версии следствия, еще в сентябре 2006 года Генпрокуратурой было возбуждено дело о хищении у компании «Томскнефть» более 1 млн т нефти. Одним из свидетелей по делу был бизнесмен Валитов, которого позже следствие заподозрило в «отмывании» части похищенных средств. В отношении него началась доследственная проверка. По версии обвинения, узнав об этом, г-н Довгий предложил г-ну Валитову за 750 тыс евро сделать так, что в отношении него дело не возбуждалось. По данным следствия, посредником выступил друг Довгия -- бывший сотрудник Главной военной прокуратуры Андрей Сагура. Первые 300 тыс евро якобы были переданы через г-на Сагуру в ноябре 2007 года, после чего г-н Довгий, как подозревают, стал оказывать давление на следователей, занимавшихся делом Валитова.
Как утверждает обвинение, 31 января прошлого года вышло постановление об отказе в возбуждении дела против г-н Валитова, а через месяц тот передал посреднику оставшуюся часть денег. Однако 10 апреля прошлого года дело на Валитова все же завели, в июле он был задержан и неожиданно вспомнил о взятке, которую он якобы передал Довгию. Под контролем оперативников Валитов тогда несколько раз встретился с Сагурой и Довгием, пытаясь вывести их на разговор о якобы имевшей место взятке, и именно эти записи легли в основу обвинения. Самому Валитову оформили «явку с повинной», и на этом процессе он выступает в роли свидетеля обвинения.
В марте 2008 года г-н Довгий был неожиданно отстранен от работы, и в отношении него началась служебная проверка. Основанием послужило заявление его подчиненного, будто г-н Довгий получил несколько крупных взяток. Информация о тех взятках не подтвердилась, но 21 апреля он был отправлен в отставку за служебные проступки. Г-н Довгий пытался восстановиться на работе через суд, а в мае 2008 года в одном из интервью прямо обвинил главу СКП в фальсификации ряда громких дел. Вскоре после этого, в августе, на Довгия и завели дело о взятке от Валитова.
Затем прокурор постаралась убедить присяжных, что Довгий действовал самостоятельно, без оглядки на начальника - г-на Бастрыкина. Г-жа Семененко также опровергла показания, которые давал в суде следователь ГСУ Шаран Эльсултанов, подписавший постановление об отказе в возбуждении дела против Валитова. По словам прокурора, давая теперь показания, следователь «забыл» очень многое из того, что говорил на предварительном следствии. Правда, как напомнил затем адвокат Баграев, г-н Бастрыкин заявлял в суде, что г-н Эльсултанов в прошлом году был признан лучшим следователем ГСУ.

Потом г-жа Семененко неожиданно отметила, что в свое время г-н Довгий работал судьей. «Благодаря предыдущему судейскому опыту Довгий приобрел пять квартир в центре Питера», -- сообщила она. Реплика вызвала бурную реакцию у подсудимого и защиты, и в итоге судья попросил присяжных не принимать эту информацию к сведению. Адвокаты же сообщили, что у г-на Довгия есть лишь одна квартира в Петербурге, где проживают он и его родители.
Представители гособвинения рассказали также, когда именно, по их версии, Валитов передавал деньги Сагуре, а тот -- Довгию. Свою версию они построили на результатах анализа биллинга - системы определения примерного места нахождения абонента сотовой связи. Согласно обвинению, 6 ноября Валитов в ресторане «Мускат» передал Сагуре 300 тыс евро. Такой вывод был сделан на основании того, что в течении одного и того же временного промежутка примерно в 1 час 40 минут ни с телефона Сагуры, ни с обеих телефонов Валитова не было входящих и исходящих звонков.

По аналогичной схеме была «доказана» передача денег от Сагуры Довгию 9 ноября, а также подробно расписана передача второй части денег, якобы произошедшая 26 и 28 февраля. Также присяжным продемонстрировали карту Москвы, на которой были отмечены те места, где в момент предполагаемой передачи денег находились фигуранты. По мнению обвинения, между этими объектами, расположенными в центре Москвы, расстояние совсем небольшое, а, значит, подсудимые имели возможность это сделать.
Г-жа Семененко подчеркнула, что на этом процессе Валитов фактически признал свою вину в отмывании денег. «Он хоть и преступил закон, но все же нашел в себе мужество признать вину», - сказала она.
Затем она прозрачно намекнула присяжным, что запрос на изменение меры пресечения тяжелобольному менеджеру ЮКОСа Василию Алексанану, а также письмо министру МВД Рашиду Нургалиеву «о доставке из Читы материалов уголовного дела ЮКОСа», которые Довгий направил без санкции Бастрыкина, могут свидетельствовать о его личной заинтересованности в этих вопросах. В заключении г-жа Семененко вновь отметилась громким заявлением, заявив, что полученная Довгием взятка, о которой шла речь на процессе, не единичный случай. «Получен миллион долларов, миллионы евро, и это не первый случай -- их было пять», -- сказала она. По всей видимости, прокурор имела в виду эпизоды, послужившие поводом для прошлогодней служебной проверки в отношении Довгия. Как заявила прокурор, эти эпизоды до сих пор расследуются.

Из всего выступления г-жи Семененко наибольший эффект произвели выдержки из стенограммы разговора Сагуры и Валитова, состоявшегося 12 августа 2008 года. На записи Сагура открыто подтверждал, что Валитова освободили именно за взятку, а сами деньги ушли Довгию и Бастрыкину. Эти слова подтверждали версию следствия о том, что Саугра был посредником при передаче денег. Сам же Сагура от этих слов не отказывался, но утверждает, что он тогда сознательно лгал, подыгрывая Валитову, поскольку ему надо было договориться по другому вопросу.
Затем слово взял Баграев, адвокат Довгия. Он обратил внимание, что, согласно обвинению, умысел на получение взятки возник у Довгия 15 сентября 2007 года -- всего через три дня после его официального назначения на должность. Затем он остановился и на других «абсурдных моментах»обвинительного заключения. В частности, в обвинении говорится, что Довгий решил получить взятку, «зная о планируемых следователем Чернышевым (вел дело о хищении у «Томскнефти. - Ред.) следственных действиях». «Самое смешное, что в середине сентября сам Чернышев еще не знал о своих планах, ведь он находился в отпуске до 1 октября, и лишь после этого взял дело к себе», - сказал г-н Баграев.

Адвокат раскритиковал позицию гособвинения по части представленных биллингов. По его словам, они никак не удостоверяют факт передачи денег, речь лишь о предположении прокуроров. «Детализация ничего не доказывает и не подтверждает. Это лишь домыслы», - сказал адвокат. Он подробно остановился на эпизоде передачи Сагуры Довгию 450 тысяч евро, якобы произошедшей 28 февраля 2008 года в 9.33 утра недалеко от здания СКП в районе метро Бауманская. Он отметил, что обвинение представило сокращенный вариант детализации Сагуры, и сам представил ее более полную версию. Согласно ей, в 9.22 Сагура находился в районе Авиамоторной, в 9.28 -- Красноказарменной, в 9.33 -- Бауманской, в 9.36 -- Николоямской. По словам адвоката, очевидно, что Сагура в этот момент ехал на машине, и чтобы передать деньги Довгию, он должен был либо выкинуть их на ходу, либо притормозить, чтобы приятель догнал машину и тоже на ходу получил их из рук в руки. «Надо быть идиотом, чтобы получать деньги у здания СКП. Кругом камеры видеонаблюдения, ходят коллеги», - отметил г-н Баграев.
Возвращаясь к зачитанной г-жой Семененко выдержке из разговора Сагуры и Валитова, г-н Баграев сказал: «Нельзя быть беременной наполовину. Сагура говорит Валитову, что деньги брал Довгий и Бастрыкин, а обвинение говорит, что только Довгий. Тогда с ними должен сидеть рядом и Бастрыкин, или признайте, что все это выдумки», - заявил г-н Баграев. «Мы обязательно передадим это Александру Ивановичу», - парировала г-жа Семененко.

Адвокат отметил, что Валитов был задержан по подозрению в отмывании денег 15 июля, 16-го -- заключен под стражу, так как по версии следствия мог скрыться от правосудия, 21-го -- ему было предъявлено обвинение, и в тот же день он «вспомнил» о даче взятке Довгию. После этого, 23 июля Валитова отпускают под подписку о невыезде. «Мавр сделал свое дело, мавра можно отпускать», -- резюмировал адвокат.

«Не надо было высовываться. Бросил вызов, пошел в суд, дал интервью и вот он», - образно описал адвокат историю своего подзащитного Довгия. В четверг на процессе выступят адвокаты Андрея Сагуры.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: