Чечню заминировали на десятилетия.

11/05/2009 - 10:53

Власти и общественность Чечни требуют от федерального Центра немедленно приступить к масштабному разминированию республики. «Несколько лет мы просим, требуем решить данную проблему, – заявил президент Чечни Рамзан Кадыров. – Если у России есть возможность отправлять в другие государства специалистов по разминированию, то почему эта проблема не решается у нас?» С аналогичными требованиями выступили омбудсмен Чечни Нурди Нухажиев, парламент республики, общественные организации.

На заседании комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности чеченского парламента были приведены следующие цифры. По данным МЧС, с 1994 года по настоящее время общее количество пострадавших от мин и неразорвавшихся снарядов среди гражданского населения республики составляет 3066 человек.

Из них 706 погибших и 2360 раненых. От подрывов мин погиб 131 ребенок, более 600 получили ранения.

Этот список, как утверждает спикер парламента Чечни Дукуваха Абдурахманов, почти каждый месяц пополняется новыми жертвами. Дело в том, что общая площадь территории в республике, которую необходимо очистить от взрывоопасных предметов, составляет, по данным специалистов, около 24 500 гектаров. Сюда входят 16 520 гектаров сельскохозяйственных угодий, из которых шесть тысяч – пахотные земли. Разминирование этих территорий ведется крайне низкими темпами.
Как заявил руководитель отдела информации Южного регионального центра МЧС РФ Олег Греков, специалисты Центра спасательных операций особого риска «Лидер» на основе соглашения, заключенного с правительством Чечни, уже несколько лет проводят плановую очистку территории республики от взрывоопасных предметов. В качестве подтверждения своих слов он привел итоги работы группы «Лидер» в госхозе «Заря» Грозненского сельского района республики. Олег Греков сообщил, что там обезврежено 35,51 гектара, в ходе разминирования обнаружено 159 взрывоопасных предметов.

По словам начальника инженерного отдела Объединенной группировки вооруженных сил в Чечне полковника Андрея Дьяченко, подразделениями Минобороны начиная с 2005 года в общей сложности очищено от мин 120 гектаров земель. В итоге, по подсчетам Дукувахи Абдурахманова, «ежегодно в республике разминируют только 120–150 гектаров территории». «Это означает, – говорит спикер, – что решение этой проблемы может занять не один десяток лет».

Официальной реакции на обращения чеченских властей пока нет. Только заместитель руководителя Главного управления МЧС в Чечне полковник Юрий Лебедев сообщил, что его ведомство направило письма в соответствующие инстанции с просьбой создания специального подразделения из 40 человек для постоянной дислокации в республике, которое будет заниматься проблемой разминирования.

В Грозном считают, что этого явно недостаточно. «Известно, что есть соответствующая директива командующего войсками Северо-Кавказского военного округа по проведению работ по разминированию, – говорит Дукуваха Абдурахманов. – Однако кроме деятельности маломощного подразделения МЧС массовой работы по разминированию полей Министерством обороны на данном этапе не ведется». «Отсутствие государственной программы по гуманитарному разминированию в Чечне и социальной поддержки граждан, пострадавших от взрывов мин, остается для республики такой же проблемой, как установление местонахождения похищенных и пропавших без вести людей, вскрытие мест массовых захоронений и т.п.», – полагает уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев.

Полковник Николай Шульгин, который в свое время участвовал в контртеррористической операции в Чечне, считает, что низкие темпы разминирования в республике обусловлены отсутствием средств на эти цели. По его сведениям, минимальная стоимость очистки одного гектара земли составляет 500–600 тыс. руб. «С учетом общей территории предстоящего разминирования эта сумма для республики – более 12 миллиардов рублей. Таких денег нет ни в бюджете Чечни, ни в проекте бюджета страны на 2010 год. Таким образом, минная проблема в республике будет существовать еще долго», – считает Николай Шульгин.
«Опыт работ по сплошной очистке местности от мин и неразорвавшихся снарядов показывает, что основную угрозу для населения представляют собой неразорвавшиеся снаряды», – говорит полковник Андрей Дьяченко. С ним согласен и генерал-лейтенант Юрий Неткачев, который в начале 90-х годов командовал на Северном Кавказе армией: «Неразорвавшиеся боеприпасы – от 122-миллиметровых гаубиц и 120-миллиметровых минометов – это снаряды, которые применяли мотострелковые и артиллерийские подразделения в борьбе с боевиками. Но кроме этого есть еще мины на полях, которые ставили инженерно-саперные войска. Все карты минных полей, установленных подразделениями Минобороны, есть в распоряжении чеченского руководства». По мнению генерала, есть также минные поля, поставленные боевиками. «Они составляют около трети от всех учтенных минно-взрывных объектов. Мины для них поступали и, возможно, поступают из-за рубежа, а также за счет инженерных складов учебной дивизии, которая после распада СССР дислоцировалась в Чечне и которую в свое время разграбили дудаевцы», – рассуждает Юрий Неткачев.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: