Открытое письмо мэру Ростова-на-Дону М.А. Чернышеву

12/10/2008 - 19:10

Главе администрации города Ростова-на-Дону Михаилу Анатольевичу ЧЕРНЫШЁВУ от жительницы Архангельской области, военного городка Каргополь-2 Любови Леонидовны КОНОВАЛОВОЙ
Уважаемый Михаил Анатольевич, мой муж, Коновалов Александр Яковлевич (род. 11 мая 1946 г.), прослужил в Вооруженных силах СССР и России более 27 лет, в льготном исчислении 32 года, был уволен с действительной военной службы в запас пост. 59 пункт «А» по возрасту, приказом заместителя МО СССР № 0497 от 09.10.1991, с 24 ноября 1991 г. Исключен из списков личного состава части всех видов обеспечения и направлен для постановки на воинский учет в Ленинский РВК г. Ростова-на-Дону с постановкой на очередь для получения жилой площади на основании Постановления ЦК КПСС и СМ СССР от 21.03.1989 № 237-74, от 20.01.1980 № 74 и постановления СМ СССР от 17.02.1981 № 193.
Решением Ленинского районного Совета народных депутатов № 3284 о приеме на учет нуждающихся в жилье от 25.12.1991 наша семья (четыре человека – муж, два сына и я) была принята на учет на трехкомнатную квартиру (общ. пл. 72 метра).
Несмотря на то, что согласно действующим на момент постановки нашей семьи на учет законодательным актам жилая площадь должна быть предоставлена не позднее трех месяцев с момента принятия на учет, жилье нам так и не предоставили, и мы были вынуждены остаться проживать в военном городке Каргополь-2. Также мой муж не получил никаких финансовых субсидий на приобретение жилья.
15 мая 2000 года мой старший сын, Коновалов Сергей Александрович 1978 года рождения, был жестоко убит в результате разбойного нападения, в связи с чем нам уменьшили количество жилой площади, на которую мы были первоначально поставлены. Администрация Ленинского района города Ростова-на-Дону объяснила факт уменьшения первоначальной площади тем, что у нас изменился состав семьи, но кто знает, может, если бы у Вас и не было таких бюрократических проволочек и мы получили бы обещанное жилье в 1991 году, так как это должно было быть согласно всем документам, мой сын мог бы остаться жив.
В апреле 2002 года нашу семью снова постигла беда. Мой муж в очередной раз выехал в Ростов-на-Дону, чтобы отметиться в квартбюро Ленинского района и узнать, когда же государство в Вашем лице и в лицах Ваших подчиненных соизволит защитникам Родины предоставить положенное жилье. 23 апреля 2002 года мой муж побывал в квартбюро, где ему сказали, что льготного жилья он не получит, так как государство не выделяет средств. Это известие подкосило его здоровье окончательно, и 24 апреля 2002 года у него случился сердечный приступ со смертельным исходом. При этом, на протяжении всего периода, что мы состоим на учете, действовали и продолжают действовать правовые акты, например Федеральный закон «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 года, согласно которым государство гарантирует предоставление жилья.
После похорон мужа (похоронен в Ростовской области) мы обратились в комиссариат Архангельской области, чтобы нам разъяснили, какие именно права наша семья имеет после смерти отца. В ответе от 19.07.2002 нам было сообщено, что право на получение жилой площади в первоочередном порядке за нами сохраняется. Также в ответе Главного квартирно-эксплуатационного управления Министерства обороны РФ от 10 сентября 2002 года нам подтвердили данное право, которое содержится в Федеральном законе РФ.
На очередное обращение предоставить жилье 10.04.2003 из администрации Ростовской области дали ответ, согласно которому жилье не предоставят, так как с 1997 года строительство жилья для граждан, уволенных с военной службы и членов их семей, на территории Ростовской области не осуществляется, а основным и единственным источником обеспечения жильем является только программа «Государственные жилищные сертификаты» (ГЖС). При этом оказалось, что и в этой программе мы участвовать не можем, так как правительство не принимает никаких изменений, а просто заявляет, что нужно ждать. Сколько еще ждать? Наверное, 12 лет нашего ожидания недостаточно? А получить жилье мы можем только по льготному обеспечению за счет средств федерального бюджета, но так как денег государство не выделяет, получить мы не можем ровным счетом ничего. И это всё говорится, не учитывая, что в Ростове-на-Дону наблюдается постоянный рост отрасли строительства, возводится огромное количество элитных многоэтажек, квартиры в которых распределяются неизвестно кем и, тем более, неизвестно, за какие заслуги.
Я обращалась в различные инстанции, вплоть до Президента РФ, в надежде, что закон будет исполнен и нам с сыном будет предоставлена квартира, но в ответ получала лишь одни отписки, из которых можно сделать вывод, что квартиры нам никто не предоставит, при этом администрация города ссылается на администрацию области, та, в свою очередь, на Правительство РФ, а правительство в своих ответах говорит, что решение этого вопроса решается на уровне местных властей, где мы стоим на учете. При этом не совсем понятно, почему сами власти не требуют, чтоб выделялись средства, а их отсутствие не является основанием для отмены обязательств, прописанных в документации.
Я хочу обратиться к мэру города Ростова-на-Дону и администрации области, чтобы задать один-единственный вопрос, почему своими действиями, которые можно расценить только как бездействие, донские власти нарушают не только мое право на жилье, но и право на достойный жизненный уровень человека, которое прописано во Всеобщей декларации прав человека?
Неужели мы как были, так и остались не у дел, неужели офицеры и их семьи должны вечно стоять на получение жилья в очереди смертников, надеясь, что местная администрация наконец-то увидит или услышит нас, сделает хоть какой-то жест доброй воли, продиктованный не исковыми заявлениями и не судебными повестками? Мне остается только уповать на Бога или надеяться на человеческое отношение с Вашей стороны, уважаемый Михаил Анатольевич, и верить в то, что к преступной халатности и равнодушию Вы, как мэр города, не имеете никакого отношения.
Офицерская вдова Любовь Леонидовна КОНОВАЛОВА

Раздел: 
Письма
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: