У Чечни самое большое в Европе «сердце»

10/23/2008 - 08:35

17 октября в Грозном открылась самая большая в Европе мечеть – «Сердце Чечни» им. А.-Х. Кадырова (рассчитана на 10 тысяч мест) и одновременно начался II Международный миротворческий форум (ММФ) «Ислам – религия мира и созидания». Форум и церемонию открытия мечети посетили гости примерно из 30 стран мира, представители всех мировых монотеистических конфессий. А 16 октября, за день до открытия «Сердца Чечни», в ней побывал и российский премьер и председатель партии «Единая Россия» Владимир Путин.
Открытие самой большой в Старом Свете мечети и миротворческий форум – всё это, безусловно, события макрорегионального и даже глобального масштаба. Но не вызывает сомнения, что в данном случае не очень комильфо обращаться к категориям событийности и информационной активности, скорее, необходимо опираться на плоскости образования смыслов (что очень редкое явление в наши дни) и донесения образов.
Прежде чем перейти к смысловой нагрузке этого события-явления, необходимо хотя бы вскользь отметить, о чем вообще идет речь. Мечеть «Сердце Чечни» им. А.-Х. Кадырова строилась 2,5 года. Хотя, можно сказать, что основной «фундамент» был заложен еще в 1997 году. Именно тогда А.-Х. Кадыров побывал в Турции и ознакомился с прототипом «Сердца Чечни», он решил, что аналогичная мечеть должна быть и в Чечне. Но, увы, из-за трагических событий он не успел претворить в жизнь задуманную идею. И вот, ровно 2,5 года назад, реализацию этого плана начал его сын, нынешний президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров. Стоит отметить, что мечеть является лишь часть Исламского комплекса, в который, помимо нее, также входят Российский исламский университет им. Кунта-Хаджи Кишиева, центральное здание ДУМа (Духовное управление мусульман) Чечни, исламская библиотека, общежитие для студентов и гостиница. «Сердце Чечни» действительно самая большая в Европе мечеть. Казанская мечеть «Кул Шариф» рассчитана всего на 3000 молящихся, а стамбульская «Сулиймание» (расположенная в европейской части этого города) вмещает всего 5000 посетителей (в два раза меньше, чем «Сердце Чечни»).
Накануне открытия еще прошлогоднего форума «Ислам – религия мира и созидания». президент ЧР говорил: «Мы должны показать всему миру, что религиозный экстремизм чужд чеченцам, а веротерпимость и миролюбие являются основными чертами чеченского народа». И вот сейчас мы видим, что его непрерывающиеся попытки показать, что «чеченцы» могут не только воевать, но и строить, уже оформляются в полноценную политику не только экономического, но и национально-духовного возрождения экс-мятежного региона.
Если раньше некоторые сомневались в его политике, думали, что национально-духовная риторика Рамзана Кадырова может оказаться очередной драмой и трагедией чеченского народа, то сейчас все удостоверяются, что драма превратилась в добротную «комедию», которую смотрят, радуясь жизни в кругу своей семьи.
Нынешний форум и самая большая в Европе мечеть – еще одно тому свидетельство.
В принятой на форуме резолюции говорится: «Единство многообразия – вот наиболее приемлемая формула жизнедеятельности общества». Теперь мы можем смело констатировать, что наш опыт решения проблем религиозного экстремизма нужно экспортировать, и делать это следует именно через созидательные мероприятия, будь то форумы, конференции или симпозиумы. Ведь, побывав в Чечне, ощутив ее возрождение и колоссальный созидательный порыв народа, гости форума уезжают уже агентами духовной и культурной экспансии, формируют представление о Чечне в частности и о России в общем как о монолитном и мирном культурно-конфессиональном многообразии и единстве. Для сравнения. Наши заокеанские товарищи из-за событий в Ираке и Афганистане, даже после создания целых управлений и центров по улучшению имиджа «Сэма» в исламском мире, всё еще не могут похвастаться такими образами и месседжами, понятными для исламского мира. Мы показали достойный результат в этом направлении, и теперь точно ясно одно, что экспорт дарственной демократии с ярлыком «made in USA» перерастает в этноконфессиональные конфликты и гражданские междоусобицы в стране-объекте демократизации и скрытой «американизации». Чего не скажешь о российском практике, хотя авторы и вершители этого опыта не спешат выходить к миру с экспансионистскими настроями, несмотря на эффективность и ненасильственную активность этого самого опыта.
Отдельно стоит отметить и Российский исламский университет им. Кунта-Хаджи Кишиева, который будет в себе сочетать обучение богословским и светским наукам и учиться там станет не только чеченская молодежь, но и будущие богословы со всей России.
Не вызывает сомнений, что там будут готовить именно тех богословов, которые впоследствии станут проводить идеологическую вакцинацию против религиозного экстремизма на Северном Кавказе, а при стечении определенных обстоятельств смогут экспортировать свои знания и навыки в конфликтные регионы по всему миру.
Самая большая проблема международной антитеррористической коалиции заключалась в неправильном понимании объекта конфронтации. Да о какой международной борьбе против террора могла идти речь, если не было даже общепринятого определения этого явления? Для «дяди Сэма» чуть ли не все мусульмане враз стали «бен ладенами», а для мусульманского Востока Буш оказался террористом № 1. Вашингтон полностью проиграл идеологическую битву против террора, чуть ли не отождествив его с исламом, буше-блэровский картель изо дня в день множил себе врагов и противников по всему мусульманскому миру, даже не догадываясь, что самый главный антитеррористический потенциал кроется в самом исламе, а главным идеологическим и пропагандистским инструментом против террора и насилия может послужить Коран – священная книга мусульман. На радость нам, в России это поняли и решили поддержать традиционный ислам, сложившийся в России за века. Это, конечно, ислам суннитского толка с некоторым суфийским уклоном, подразделяющийся на различные тарик-аты (пути). В результате Рамзан Кадыров в борьбе с терроризмом использовал не только вооруженную силу, но и идеологическое оружие в виде самого ислама, который при правильной трактовке является самым ярым противником террора, насилия, междоусобиц, расовых и религиозных предрассудков. Это дало свои результаты. Если во время первой чеченской кампании можно было бы говорить о «народном восстании», о том, что Кремль спровоцировал возгорание всечеченского национализма, а местные сепаратисты получили почти полную поддержку населения, то сейчас всё абсолютно по-другому. Маргинал, оказывающей даже пассивное сочувствие эмиссарам с Востока и их местным приспешникам, выглядит идиотом, посмешищем и объектом жалости одновременно. Именно в этом самая большая заслуга политики Кадырова, а не в тотальном уничтожении террористов. Ибо только благодаря такой идеологической вакцинации стало возможным удалить корни и ростки этого явления в самом обществе, которое находилось на распутье.
Что касается имиджа России сквозь призму происходящих сегодня в Чечне событий, то здесь нужно исходить с позиций цивилизационного подхода русского ученого Данилевского и его позднего американского интерпретатора С. Хантингтона. Естественно, ни первый, ни тем более второй не описывали сегодняшнее состояние России среди возможных сценариев мироустройства и «борьбы цивилизаций». Если в 90-е уместны были разговоры о скором крахе российской государственности, о моральном упадке русских, вдобавок исламский мир воспринимал Россию, чуть ли не своим главным врагом, то сейчас мы наблюдаем обратную тенденцию. Российская государственность окрепла, народ стал уважать себя и верить в завтрашний день, элита смогла сформулировать вроде ясную для всех концепцию «суверенной демократии» (с ответами на вопросы «Кто мы?», «Куда мы стремимся?» и «Что мы несем миру?»), а мусульманский мир стал чуть ли не главным союзником России на «мировой шахматной доске». И сегодня видно, что Россия является не только русской цивилизацией, но и другом, частью и определенным носителем исламской цивилизации. Россия –единственная немусульманская страна, которая на почетных правах приглашается в ОИК, имеет свои принципиальные позиции по Ираку, Ирану, палестино-израильскому конфликту и многим другим вопросам. Российский премьер Владимир Путин стал чуть ли не самым цитируемым человеком на ММФ «Ислам – религия мира и созидания» в Грозном. Его слова, произнесенные при посещении мечети и чуть ранее в адрес ислама и мусульман, стали огромной радостью для представителей всего арабского востока и мусульманского мира. Ну, а чеченцы могут радоваться тому, что им выпала честь быть своеобразным катализатором (проводником) этих изменений и выразителем российских интересов в мусульманском мире. Параллельно сегодняшняя Чечня является и главным идеологическим аргументом достижений эпохи Путина для мирового сообщества. И мечеть «Сердце Чечни» еще один визуально-логичный месседж (послание, символ, образ) России, в том числе и для западного обывателя, ведь там логика визуальная, и понимают всё через картины и видные образы. Этот образ говорит о том, что переломные моменты в нашей истории остались далеко позади, и сегодня мы можем констатировать, что в нашей стране нет места религиозным распрям и межэтническим конфликтам, мы выше этого и далеко впереди.

Фото Аслана МУЦАЛОВА

Раздел: 
Культура и шоубизнес
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: