Национальная безопасность. КРАСИВО-ГРЯЗНО?

10/07/2008 - 18:15

Каждый раз, работая над очередным полиграфическим изданием, приходится обрабатывать фотографии с изображением великолепных пейзажей дагестанской природы. И… ретушировать мусор, ставший неизбежным атрибутом даже самых отдаленных уголков республики. Наверное, самой замечательной новостью последнего времени станет строительство завода по переработке твердых бытовых отходов в Махачкале. Необходимость в таких предприятиях назрела уже давно. Часто, подъезжая к дагестанским селам, издалека можно увидеть целые склоны, превращенные в свалки. Что уж говорить про столицу: печально, но грязь и, особенно, строительный мусор – «визитная карточка» Махачкалы. В маловетреные дни дымный шлейф от горящей махачкалинской городской свалки обычно тянется на десятки километров, накрывая и трассу Махачкала – Каспийск, и окраины Каспийска, а уж, тем более, район Южной автостанции и многие таркинские кварталы…
Дагестан сегодня – один из наиболее плотно заселенных регионов России. Как известно, население нашей республики увеличилось за XX век более чем в четыре раза. Соответственно, возросла и нагрузка на экологию. Наверное, за сто лет мы так и не научились жить в радикально «уплотнившемся» мире. Кроме того, нынешнее потребительское общество оставило нам «грязный» след в виде неразлагающейся упаковки, хаотичного, ненормируемого производства и потребления. Год от года лишь разрастаются и «старые» экологические проблемы Дагестана: опустынивание и истощение земель, недостаточная очистка канализационных стоков, загрязнение Каспия, низкое качество и дефицит питьевой воды, проблема твердых бытовых отходов...
Жидкий яд
Сегодня экономическая ситуация в Дагестане – относительно благоприятная. Почти девять лет непрерывно наблюдается экономический рост, на фоне нефтедолларов растут доходы бюджета. Но при этом так и не удалось изыскать средства на решение самых ключевых проблем населения, важнейшая из которых – нехватка и низкое качество питьевой воды.
К примеру, в Дагестане из 3,5 тысячи артезианских скважин, являющихся источником питьевой воды для многих сел и городов, от 60 до 70 % не соответствует требованиям ГОСТ. Идет постоянное истощение запасов и загрязнение артезианских вод. Особенно известна проблема мышьяка – до 60 % артезианских скважин в Дагестане содержат от 2 до 14 ПДК этого опасного яда. Кроме того, в них велико содержание солей тяжелых металлов…
При этом подсчитано, что до 80 % воды из артезианских источников не используется, а просто сбрасывается, что ведет к истощению источников и засолению плодородных земель. Налицо крайне низкая эффективность использования этого важнейшего и жизненно необходимого ресурса.
И ещё. В Дагестане около 250 источников минеральных вод, но большинство из них не используется. На их освоение часто нет денег. При этом десятки миллиардов рублей вращаются в кредитно-финансовой сфере.
В голодные послереволюционные годы к Махачкале лишь мотыгами и лопатами был прорыт канал им. Октябрьской революции, надолго решивший проблемы всей равнины с питьевой и поливной водой. А теперь у нас нет денег!
Нефтяной бассейн
Как известно, по территории республики идет нефтепровод Махачкала –Тихорецк – Новороссийск. В год качают примерно 2,5 млн тонн нефти. Относительно немного. Еще примерно 320–350 тысяч тонн нефти добывается в самом Дагестане. Но в последнее время сразу несколько разливов нефти (как говорят, образовавшихся вследствие врезок) привели к загрязнению сотен гектаров земли. Гораздо большая опасность возникает в связи с началом бурения на Каспийском шельфе.
В 2007 году наконец-то началось разведочное бурение на шельфе Каспия. За это дело взялись «Лукойл» и «Газпром», имеющие огромные финансовые возможности. Возможно, освоение шельфа даст хорошую экономическую отдачу.
Бурение идет примерно в 200 километрах юго-восточнее Аграханского государственного природного заказника. «Лукойл» обещает «нулевой сброс» на шельфе. Хочется верить что так и будет, но… Разработка мероприятий по сохранению экологии в процессе нефтедобычи поручена Институту прикладной экологии при ДГУ. Одно это уже говорит о том месте, которое отводят природозащитным мероприятиям акулы нефтегазового рынка.
При таком отношении трудно сказать, станет ли Дагестан «вторым Кувейтом», но почти наверняка Дагестан станет «вторым Сумгаитом».
Съеденный осетр
Еще недавно в Каспийском море было сосредоточено до 90 % мировых запасов осетровых рыб, но из-за браконьерства произошло быстрое, буквально в течение десяти лет, сокращение их поголовья. В итоге легальный промысел почти исчез, и даже нелегальный испытывает сильный недостаток рыбы. Сегодня рыбаки переключились на вылов чистиковой рыбы, но и ее становится все меньше.
Говорят, в Дагестане до сих пор работает до 500 браконьерских бригад. Сегодня на учете ГИМС МЧС России по РД находятся почти шесть тысяч единиц плавсредств и почти все они так или иначе связаны с промыслом рыбы. Причем если о роли рыбаков в уменьшении поголовья осетровых известно достаточно, то о холостых сбросах ГЭС и их разрушительном влиянии на фито- и зоопланктон говорится всё реже.
Тысячи людей были заняты в икорном бизнесе. Еще недавно выпотрошенную рыбу браконьеры бросали обратно в реку. Но теперь осетра почти нет. Даже «колыбель осетра» – Аграханский залив – давно превратилась в место рыбалки и охоты высокопоставленных чиновников.
Медная лихорадка
В Ахтынском районе начинается разработка месторождения Кизил-дере. Кроме него в Дагестане еще есть медноколчеданные и полиметаллические месторождения и не исключено, что и для них уже нашлись инвесторы. Возможно, у нас появится горнодобывающая и даже металлургическая промышленность. Кизил-дере – наиболее изученное из месторождений Дагестана, и потому освоение начали с него.
Как известно, добыча металлов тесно связана с выемкой сернистых соединений металлов – очень вредных для экологии и здоровья людей, а также солей тяжелых металлов и других токсичных элементов. Всё это «богатство» неизбежно попадет в Самур и подземные воды. Будет ли добыча меди в Дагестане экономически целесообразной – неизвестно: проложить туда железную дорогу инвестор не сможет; нет там и другой необходимой ему инфраструктуры. Куда будут девать миллионы тонн кубометров рудных отходов, тысячи тонн рудничных вод в сутки, содержащих массу токсичных элементов – вопрос остается открытым.
Экология навынос
За пределами нашей республики мы рекламируем себя как регион с благоприятной экологической ситуацией, в том числе – производящий экологически чистые продукты питания.
К примеру, дагестанские предприятия участвовали в 2007 году в проходившей в Берлине международной выставке продовольствия «Зеленая неделя». Муху Алиева за это участие даже поблагодарил министр сельского хозяйства РФ А. Гордеев. Участвовали наши лучшие предприятия. Высокое качество их продукции еще раз было признано на международном уровне. Ну и что?
Мы же знаем, что это далеко не так. Экологическая обстановка в республике тяжелая, но не из-за наличия вредных производств, а просто – от нашего неумения рационально распорядиться природными богатствами. Даже наши поля, находящиеся в сотне километров от городов, «засеяны» полиэтиленовыми пакетами и пластиковыми бутылками.
Проблема пластиковых бутылок вообще рискует превратиться в угрозу обществу. Сотни людей собирают на свалках, в самых нечистых местах пластиковые бутылки и затем продают их на рынке продавцам масла или молока. И те тут же разливают в эти бутылки продукт, который покупают тысячи или десятки тысяч дагестанцев. Поистине наше пренебрежение к себе, к своему здоровью не знает границ!
Экономика или экология?
Конечно, нельзя тормозить инвестиционные проекты, если есть уверенность в их экономической целесообразности. С другой стороны, необходимо помнить, что создание сырьевых, добывающих производств может дать работу сотням людей, но заставит сотни тысяч жить в экологически неблагоприятных условиях. К сожалению, эту простую истину подтверждает мировой опыт. Не зря ведь сегодня «экологически грязные» производства вынесены в самые бедные страны мира. К сожалению, высокий уровень коррупции, социальная и правовая пассивность наших граждан сегодня дадут «зелёный свет» созданию даже наиболее вредных производств, вплоть до могильников ядерных отходов. Был бы только инвестор…
До сих пор по объективным причинам Дагестан не смог стать туристическим центром России. Планы создания сырьевых производств повредят этому в будущем. А ведь туризм, в отличие от добывающих производств, – более «демократичный» бизнес – он дал бы работу не сотням, а десяткам тысяч людей.
Сегодня перед республиканским руководством стоит непростая задача. Экологические проблемы общества уже достигли критического уровня и требуют немедленного вмешательства. А реализация нынешних инвестиционных проектов вообще может нанести экологии Дагестана непоправимый урон. Какие бы решения ни приняли сегодня политики – последствия этих решений определят здоровье и благополучие будущих поколений дагестанцев.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: