ПОЛИТИЧЕСКИЙ СРЕЗ ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ ЖАРЫ

06/04/2007 - 13:03

Аномальные климатические явления в России наталкивают ученых на политические выводы. Неожиданный поворот проблемы предлагает председатель Южного научного центра Российской Академии наук, академик Геннадий Григорьевич МАТИШОВ.

– Такой отчаянной майской жары на самом деле не было давно. И, к сожалению, трудно предположить, что принесет нам наступившее лето. Первая проблема, о которой задумываешься в такой ситуации – реальная опасность для сельского хозяйства.
Для Южного федерального округа аграрный комплекс – основа экономики, главная сфера применения труда и занятости населения, важнейший источник доходов. Это не требует специальных доказательств. Как и то, что, в значительной мере являясь зоной рискованного земледелия, южнороссийское село зависит от множества разнообразных факторов, как основных, так и дополнительных.

Главными из них всегда – и вполне резонно – считались два. В первую очередь, хочешь – не хочешь – неустойчивый, капризный южный климат. Второй важнейший фактор – культура земледелия и сельхозпроизводства. Какой путь его развития мы изберем – экстенсивный или интенсивный? Западноевропейский или, скажем так, старорусский? Говоря объективно, интенсивный путь развития сельского хозяйства коррелирует фактор климата более рационально, хотя и не всегда успешно. Экстенсивный больше уповает на Бога и авось. Но оба они, по нашему мнению, не до конца раскрывают суть вековых проблем зернопроизводства.
Поэтому ученые нашего Южного научного центра РАН, стремясь конкретизировать проблему, решились ввести в устоявшуюся структуру третий фактор – политической стабильности. И он дал очень любопытные результаты.

Несложный анализ охватывает кривую динамики среднегодового сбора зерновых на территориях, соответствующих нынешнему Южному федеральному округу. Но накладывается эта кривая на почти 50-летний (с 1959 года) период политического развития страны – Советского Союза и Российской Федерации. Причем отрезок этот достаточно четко дифференцирован по основным, всем нам известным характеристикам, по российской традиции объединенным, а точнее – олицетворенным с правящим лидером государства.

Результаты оказываются весьма любопытными.

Достаточно предсказуемо, что наибольшие спады приходились на нестабильные периоды жизни страны. Обвальное падение сельхозпроизводства при Борисе Ельцине у всех на памяти. Отмечу все же, что за весь период с 1993-го по 1999 годы сбор зерна ни разу не достиг минимально приемлемой цифры в 20 миллионов тонн в год, опускаясь даже до критической точки в 11 миллионов тонн. В достаточной мере лихорадило сельское хозяйство и в первой половине 80-х, во время постоянной смены лидеров.

Однако максимальная по протяженности времени стабильность – это вторая половина брежневского правления, которую мы пренебрежительно именуем «застоем», а наиболее высокие (и тоже вполне стабильные) показатели падают на горбачевские времена, годы «перестройки и гласности».

Примечательно, что до середины семидесятых показатели сбора зерновых отличаются крайним разбросом, то падая до опасных 14 – 15 миллионов тонн, то – буквально на следующий год! – взлетая до почти рекордных 32 миллионов тонн. (Больше – 34 – собирали только при Горбачеве.) Означает это, что сельское хозяйство оставалось экстенсивным, исключительно климатозависимым.
Предпринятые во второй половине 70-х научно обоснованные усилия для перехода к интенсивному методу сельхозпроизводства дали свои плоды; весьма благополучный для сельского хозяйства второй этап правления Брежнева заложил, несмотря на некоторую нестабильность в период «чехарды» политических лидеров начала 80-х, хорошую базу Горбачеву.

Сегодня благодаря активной деятельности Путина сельское хозяйство, в частности – зернопроизводство, отчасти вернулось на былые позиции, достигая объема брежневской стабильности. Однако переходный период, когда экономика сельского хозяйства основана, прежде всего, на системе кредитования производителей, то есть значительных рисков, так или иначе, несет в себе опасность двоякого развития. И колебания политического курса могут отразиться на этой альтернативе весьма заметно.

Чтобы сохранить продовольственную независимость, традиционно являющуюся для российского государства основой независимости экономической и, следовательно, политической, необходим точный и взвешенный подход к сельскохозяйственным проблемам. А на нынешнем этапе их решение определяется концептуальным триединством климатического, производительно-экономического и политического факторов. Причем последний играет связующую и во многом определяющую роль.

Интенсивный способ производства в условиях рыночной экономики требует приоритетного подхода государства к проблемам села. В первую очередь это – снижение кредитного риска, гарантии выгодных производителю закупочных цен на зерно (путем продуманной государственной интервенции), создание сельскохозяйственного социально-страхового фонда, в первую очередь двойного запаса семенного фонда на случай неурожая в том или ином регионе.

Надо сказать, что в последние годы в этом направлении произошло немало позитивных сдвигов, свидетельствующих о стабилизации ситуации. Как отметил В. Путин в своем Послании к Федеральному Собранию 26 апреля этого года, «впервые за многие годы удалось остановить ряд негативных тенденций. Более того, для всех стало очевидным, что сельское хозяйство – это перспективная и потенциально высокотехнологичная отрасль нашей экономики».

Но если с этим аспектом дело более-менее ясное, то как быть с неуправляемой природой? С климатом? Против Солнца, как говорится, не попрешь…

Однако для того и имеется у страны научный потенциал, чтобы, если и не переориентировать кардинально, то уметь локализовать негативные ситуации, быть к ним готовыми. И политическая воля опять выступает здесь связующим звеном.

Нынешний год показывает: чтобы поддержать то, что мы завоевали при Путине, надо самым серьезным образом думать, где искать капитальные источники пресной воды. Затем необходимо провести масштабные исследования, связанные с климатом. Необходимо изучить климатическую динамику, получить и проанализировать эту базу данных хотя бы за последние 200 лет. Чтобы можно было давать более точные прогнозы на год, на два; в марте-апреле – на сезон, осенью – реальный прогноз по озимым. А для этого надо самым тщательным образом развивать климатологию, в том числе агроклиматологию, науку экосистемную, позволяющую данные фундаментальной науки адаптировать в практику. Решить этот вопрос может создание климатологических кафедр для подготовки специалистов в вузах под эгидой Академии наук. А для такого развития научных исследований нужна и политическая воля руководства страны.

Да, в этом году климат может нас переиграть. И потому тем более важно, насущно необходимо комплексное решение проблемы.
Уменьшить климатические издержки могут сегодня лишь индустриальная культура производства и социально-политическая стабильность.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: