Борис Ермошенко: «Уровень здравоохранения соответствует качеству его организации»

04/26/2007 - 13:43

Вокруг здравоохранения сегодня ведется много разговоров. И не только потому, что реализуется нацпроект «Здоровье». Доступность, качество медицинских услуг продолжают оставаться проблемой, несмотря на, казалось бы, пристальное внимание государства к этой теме. Почему это происходит? На эту тему наш разговор с ректором Кубанского государственного медицинского университета, потомственным врачом, профессором Борисом ЕРМОШЕНКО – с одним из авторитетных людей научного сообщества, награжденным недавно Высшим национальным орденом общественного признания заслуг и достижений граждан «Великая Россия «Персона эпохи».
-Часто провожу для себя параллель с двадцатыми годами прошлого века, – говорит Борис Григорьевич. – Не уверен, что тогда экономика России была лучше, чем сегодня: конец Гражданской войны, разруха, голод. Однако в это время какие-то «чудаки» – правители развивали медицинское образование, в целом систему высшего образования. Сегодня депутаты в Госдуме принимают законы, направленные отнюдь не на развитие высшей школы. И это при том, что медицина и образование – те самые маркеры, которые показывают отношение власти к народу! Почему это происходит? С одной стороны, им все равно, так как интересы в Госдуме у них у каждого свои, но главное, на мой взгляд – недоученность. Впечатление, что многие из них образование «получили» заочно. Потому и законы зачастую принимаются соответствующие. Правильно вспомнил Фонвизина в одном из своих выступлений Президент России в отношении безграмотности чиновников: «Зачем мне география – извозчик довезет». В отсутствии профессионализма в управлении все наши сегодняшние беды.
Плохая эта тенденция. Нет культуры образования – нет уважения к профессионалам. Это мы уже проходили, когда «экономика была экономной», «миллион тонн риса», «кукуруза на Севере» и т.д. Проходим и сейчас. И просто наша беда, когда за решение социальных вопросов, самых сложных для общества, берется недоучка, может быть, даже и хороший и работоспособный человек… Но его бы энергию да в мирных целях! Известный пример: чиновник от медицины удивляется (!), что модель здравоохранения России такая, как при Семашко в 20-е годы. Это для него новость, а врачей учили именно этому. На самом деле, еще в 20-е годы прошлого века начинала строиться определенная модель здравоохранения. Она создавалась и наркомом здравоохранения, и профессионалами-коллегами и союзниками этого строительства в провинции. И эта модель вовсе не была самой плохой!
А какова модель будущей российской медицины? Каковы промежуточные этапы реформирования, кого коснутся реформы, сколько союзников у реформаторов будет на каждом из этапов, а точнее – кого это заденет, или локомотив пройдет мимо? Однозначного ответа на многие вопросы нет.
Если руководитель не понимает, в чем причина неудач в отрасли – еще одна беда! Начинается «дело врачей». То тебе «листки счастья», то кадровая чехарда, то огульное обвинение в непрофессионализме… – здесь все зависит от фантазии.
– Объем проблем велик, – продолжает Борис Григорьевич. – Только в ФОМСе Краснодарского края за сравнительно небольшой период руководство поменялось четыре раза. Модель реализации закона о страховой медицине подбирается под каждого нового вице-губернатора. Наблюдается тотальная смена главных врачей, третья смена руководства здравоохранения. То объединяем больницы, то реформируем аптеки. На ум приходит еще один классик – Крылов и его незабвенный «Квартет».
В то же время мы знаем, что уровень здоровья определяется в первую очередь не собственно медицинской помощью, а экономикой: сытый, одетый, грамотный, культурный, образованный человек всегда будет меньше болеть. И каждый уровень здравоохранения соответствует качеству его организации. Безусловно, качество – интегральная оценка всей системы. И в первую очередь – профессионализма руководителя.
– Кубанская школа подготовки врачей известна давно. Сколько сегодня выпускается специалистов для здравоохранения КубГМУ?
– В общей сложности у нас обучается около 9,5 тысяч студентов. Из них 4,5 тысячи изучают медицинские дисциплины, остальные – экономику в медицине, социальную работу, управление в социальной сфере. Всего же за весь период существования вузом подготовлено более 50 тысяч специалистов. Ежегодно выпускается порядка 650-700 врачей. Все они трудоустраиваются.
– Но все ли идут в здравоохранение?! Только на сайтах департамента здравоохранения, Центра занятости населения опубликовано порядка семисот вакансий врачей. Здравоохранение Кубани нуждается практически во всех специалистах, особенно в анестезиологах-реаниматологах. Почему столько вакансий? (Вопрос, конечно, наивный, Борис Григорьевич лишь грустно улыбнулся.) И сколько вообще врачей требуется здравоохранению края?
– Считайте. В крае более 23 тысяч врачебных ставок. Занято примерно 16. Вот ответ на вопрос, который знаем не только мы. Знают его и на уровне региона, и на уровне Правительства РФ. Одна из основных проблем по всей России – низкая оплата труда врача, особенно в сельской местности.
Не пустой вопрос – карьерные амбиции выпускников. Представьте, учился семь лет, а потом приехал в «дыру», а там не у кого учиться, лаборатории нет, оборудования нет, жилья нет, транспорта нет… Что делать?
Верю очень, что нацпроект сегодня – первый шаг в комплексном подходе к решению проблем, хотя еще завершенной концепции развития качественного здравоохранения пока не видел. Увы, не всякий чиновник может ее написать. Он может сказать, где взять деньги, и куда их не дать
– Каковы слагаемые качественной подготовки медицинских кадров? На каком уровне следует вести отбор талантливых ребят, действительно желающих посвятить себя нелегкому и очень ответственному делу врачевания, медицинской науке?
– В условиях одного стандарта, одних типовых учебных планов, одной «гребенки» быть лучшими и востребованными – задача непростая. На самом деле составляющих качественного образования очень много. Первая и главная – это материал, из которого мы должны сделать врача. Как бы нам не пожалеть о тех временах, когда не было ЕГЭ. Я имею в виду подготовку, с которой приходят к нам сегодня выпускники школ. К примеру, из ряда республик ЮФО приходят ребята с очень высоким баллом, который нередко превышает балл выпускников Краснодарских школ, а учиться не могут. Вот вам и ЕГЭ со всей его прозрачностью и объективностью. Было принято 54 таких школьника в прошлом году, и большинство из них возглавили список по неуспеваемости. 12 из них были отчислены, не дойдя до сессии: они не понимают о чем идет речь на лекциях. Я об этом говорил и на коллегии в Минобразовании.
Все мы знаем, что медицина не терпит случайных людей. Кто сегодня идет в медвуз? Порой даже тот, кто не хочет идти в армию. И молодому человеку все равно – будет это сельхоз, политех или медвуз. А каков, по – вашему, прогноз о качестве медицинских услуг через шесть лет после внедрения эксперимента с ЕГЭ?.. Очень важно, чтобы в медицине была профориентация.
Добавлю к сказанному. Не так давно в ЗСК рассматривался вопрос качества подготовки кадров в КубГМУ, причины отчислений за неуспеваемость. Подняли важный вопрос: скоро не из кого будет выбирать студентов – нет детей! Только подумайте: в прошлом году в Краснодарском крае окончили школу 42 тысячи школьников и 41 300 из них поступили в вузы! А если конкурса нет – проходной балл невысок – пройдут и все посредственности. В нынешнем году в Краснодарском крае ЕГЭ будут сдавать чуть более 36 тысяч ребят... Нет конкурса – удар по качеству!
Материальная и кадровая база вузов. Как бы сложно ни было, решать эти вопросы надо. И практику для студентов организовать, показывать им сложных больных, и материал, и химреактивы для проведения экспериментов приобретать. Всё это мы делаем, но зачастую усилием коллектива вуза, но не «системой».
– Мне приходилось бывать во многих медицинских вузах и их клиниках. Медуниверситет Самары, в частности, располагает собственной мощной клинической базой. Какова база вашего университета? Где студенты проходят практику и интернатуру?
– Университет располагает лишь двумя клиниками: акушерско-гинекологической и стоматологической. Основная масса студентов проходит практику в муниципальных лечебных учреждениях Краснодара. Нам, конечно, нужны свои хирургическая, инфекционная, педиатрическая клиники. Но сколько бы их ни было, часть студентов все равно будет проходить практику на базе муниципальных лечебных учреждений. Пока не выгнали. К сожалению, такие предложения поступают ежедневно. Практически все ЛПУ сегодня требуют денег за прохождение практики студентами! «Законы» такие!
Решение же вопроса пребывания студентов в лечебных учреждениях должно быть взвешенным и разумным. Нельзя сталкивать практическое здравоохранение с вузами, преподаватели которых консультируют больных этих учреждений во время прохождения практики студентами. Кстати, кто способен решить эту проблему? Непрофессионал?
– Поясните, пожалуйста, ваши слова.
– Департамент здравоохранения регулярно шлет письма, где говорится о том, что за студентов, проходящих практику на базе того или иного лечебного учреждения, вуз должен платить. Ведь студенты пользуются буфетом, туалетами и т.д. А где должен брать средства вуз, готовящий для этих же больниц будущих врачей? Переписка с требованиями «заплатить или»… идет уже давно, в том числе и с привлечением Минздравсоцразвития. Хотя вопрос может быть легко решен на уровне ЗСК края.
– Насколько высок потенциал профессорско-преподавательского состава университета?
– В нашем коллективе работают 123 доктора медицинских наук, достаточно сильны у нас научные школы. По шести направлениям работает три диссертационных совета. Было время, когда у нас в год защитили 24 докторские диссертации. Сегодня стабильно в год защищается четыре-пять докторских диссертации и 40-50 кандидатских. В филиале в г. Майкопе работает 24 доктора наук.
Нам удалось сохранить ценные кадры даже в непростое анте– интра и постперестроечное время, когда все вузы уравняли в приеме, сократили набор студентов.
Еще одной «заботой» государства стало то, что изменилось соотношение преподаватель – студент. Если раньше было семь-восемь человек на одного преподавателя, то сегодня 11-12. И это сильно ударило по штатам, и, конечно, могло сказаться на качестве подготовки студентов. Но мы приняли решение всем коллективом «уйти» на (0,4 – 0,6) ставку, но преподавательский состав сохранить. Компенсировать зарплату удается за счет средств платной формы обучения студентов. Может эта политика, направленная на социальную защиту сотрудников вуза, профессионалов высокого качества, была основой в плане стабильности КубГМУ экономической и научной. И то, что вузу удалось получить высший аккредитационный статус (мы стали называться университетом), – это еще раз подтверждает правильность нашего выбора.
– К слову об Адыгее. Насколько известно, там, на базе филиала КубГМУ планируется открытие мединститута?
– Я давно этим «болею». В Республике Адыгея так же не хватает врачей, как и в других регионах, и, быть может, больше не хватает, чем в крае. Мы встречались с Президентом республики Адыгея Асланчерием Китовичем Тхакушиновым и ранее, когда он еще был ректором Майкопского технического университета и обсуждали эту проблему. Когда вуз будет создан сказать трудно. Потребуются усилия, чтобы убедить Минздравсоцразвития, Минфин о необходимости появления нового бюджетополучателя. Сегодня даже звучит страшновато, но делать это нужно.
– Какова роль университета в реализации нацпроекта «Здоровье»?
– Переподготовку врачей мы всегда осуществляли на кафедрах послевузовской подготовки – это наша обычная работа: повышение квалификации, переподготовка и усовершенствование врачей. В прошлом году в рамках приоритетного нацпроекта «Здоровье» подготовили 400 врачей, в текущем – для Кубани, Адыгеи, Карачаево-Черкесии в соответствии с планом подготовим еще 400 человек.
Более 60 процентов студентов мы обучаем по заказу администрации края для территорий ЮФО. Это гарантирует ребятам прохождение практики на базе тех лечебных учреждений, где они будут работать по окончании вуза. И это хороший опыт.
Что касается большого дефицита врачей, особенно в сельской местности, в том числе и анестезиологов-реаниматологов, скажу больше. Нарастает дефицит акушеров-гинекологов, терапевтов и других специалистов. Почему? Потому, что мы не можем даже восполнить естественную убыль врачебных кадров. Больше уезжает, умирает, чем мы готовим сегодня. Система ведь работает по старому принципу: «коек на душу населения, врачей на кв.км» и т.д., а выпуск врачей сокращаем под «новое». И опять же, если бы соответствующая организация здравоохранения, то этого дефицита не ощущалось бы. Приведу пример с Израилем. Население – 5,5 млн. человек – как на Кубани. Там 1500 врачей хватает, у нас надо 23 тысячи. Почему же в Израиле хватает полутора тысяч врачей, а у нас не хватает 16 на одинаковое количество населения? Нужна модель здравоохранения нового типа, как просчитанный путь реформы.
– Одно из главных условий рынка – выбор пациентом лечебного учреждения, которое его устраивает, – продолжает Борис Ермошенко. – Для этого существует закон о страховой медицине, который говорит, где место страховой компании, ФОМСа, лечебного учреждения. И когда в крае развивается страховая медицина, приходит к какой-то логике, модели, смена руководства все это перечеркивает. Всё сначала? А власть поменяется, и снова строить? Где логика?
В Ливане есть одно из чудес света – город солнца Баальбек (Гелиополис). Его построили из огромных гранитных плит, которые без цемента ровно ложились одна на другую. Строили в течение 360 лет. И никто ни разу не отступил от проекта, несмотря на смену правителей. Мнение профессионалов было ведущим. Вот это то, чего у нас нет – профессионала, который бы строил систему здравоохранения, а все его за это уважали бы и не мешали.
Почему во всем мире одни законы, а у нас должны быть другие? Ответ простой: люди не читают книг, они их в детстве не научились читать. У нас хорошие медицинские кадры, они востребованы. Многие знают, что выпускники Кубанского медуниверситета – это элита. Наши выпускники работают во всем мире. Вряд ли стоит перечислять все достижения КубГМУ, приведу лишь немногое: мы получили в Швейцарии золотой слиток – признание качества подготовки кадров. Мы в числе 100 лучших вузов России, в рейтинге медицинских вузов входим в десятку сильнейших.
– Что является визитной карточкой Кубанского медуниверситета?
– Безусловно, научные школы. К примеру, школы профессоров Ж.К. Лопуновой и В.М. Покровского и многих других. Это личности. И если они уйдут – на смену придут их, не менее способные ученики. Наш вуз и начинался с личностей и в 20-е годы. Многие знаменитые профессора тогда «осели» на Кубани. Университетские кафедры медицинского факультета возглавляли видные деятели отечественной медицины: Н.Ф. Мельников-Разведенков, М.М. Дитерихс, Г.В. Гелейшвили. В числе преподавателей были и местные доктора медицины: Н.Н. Нижибицкий, Е.М. Жадкевич, С.В. Очаповский, имя которого носит сегодня Краевая клиническая больница и другие. В 1925 году состоялся первый выпуск врачей. Многие из первых выпускников стали известными профессорами и учеными: С.С. Аветисов, Н.В. Очаповская, А.Б. Бжассо и другие. Это плеяда ученых, которая дала мощный импульс развитию университета. Их дети – ученики с генетически мощным посылом, интеллигенция с прекрасным воспитанием и научной школой готовит кадры сегодня.
В настоящее время университет располагает рядом научных коллективов, сосредоточенных на многолетней целенаправленной разработке проблем теоретической и практической медицины. В частности, под руководством профессора В.М. Покровского ведутся фундаментальные исследования неизвестных ранее механизмов нервной регуляции ритма сердца. В.М. Покровский является председателем Комиссии РАН по физиологии кровообращения. Коллективы кафедр акушерства и гинекологии работают над созданием новых организационных форм родовспоможения. Разработка и создание новых местноанестезирующих и кардиотропных (антиаритмических и антиангинальнах) лекарственных средств осуществляется на кафедре фармакологии под руководством профессора. П.А. Галенко-Ярошевского. Широко известны школы профессоров В.И. Оноприева, Г.Г. Музлаева, В.Н. Голубцова, В.В. Скибицкого, С.А. Павлищук и многих других.

Справка «ЮФ»: Ермошенко Борис Григорьевич – ректор Кубанского государственного медицинского университета с 1994 года, доктор медицинских наук, профессор. В 1970 г. окончил Кубанский медицинский институт им. Красной Армии.В 1981 г. защитил кандидатскую, в 1991 году – докторскую диссертации. Основное научное направление – перинатология. С 1988 года заведует кафедрой акушерства и гинекологии. Автор и соавтор 180 печатных работ и открытий, председатель Совета ректоров вузов Краснодарского края и Адыгеи.
Награжден: Серебряной медалью ВДНХ СССР; Медалью «За выдающийся вклад в развитие Кубани» I степени; медалью «За заслуги перед отечественным здравоохранением»; кавалер орденов «Меценат столетия», «Славянская слава». Присвоено почетное звание «Ректор 2004 года»; Заслуженный врач Российской Федерации; заслуженный деятель науки Республики Адыгея; действительный член (академик) Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности; полноправный академик Академии медицины Польши; действительный член (академик) Всемирной академии имени Альфреда Швейцера; действительный член (академик) Российской академии естествознания. Отмечен международными знаками за вклад в развитие Европейской интеграции (Оксфорд), Эрцмейкер, Французской ассоциации экономического развития.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: