Экономическая информационная война

04/19/2007 - 10:03

Александр Деньщиков, сотрудник МИД России, аспирант Дипломатической академии при МИД России

В последние годы в экспертной среде активно обсуждается тема использования методов и средств информационной войны в экономической сфере. В частности, в этой связи западные специалисты выделяют две основные формы экономического информационного противоборства: информационную блокаду и информационный империализм. В данной публикации автор хотел бы сосредоточиться на вопросах стратегии, а не на конкретных технологических решениях, которые могут изменяться с течением времени.

В настоящее время информационные сети обеспечивают доступность информации пользователю практически в любом месте планеты. Изменились также и темпы устаревания информации: если еще в начале ХХ века скорость информационных потоков измерялась скоростью передвижения курьеров, в середине века – скоростью почтовых перевозок, то в настоящее время она ограничивается лишь пропускной способностью коммуникационных линий, т.е. информация передается практически в реальном масштабе времени. Это обстоятельство является чрезвычайно важным, особенно для международных экономических процессов, и означает, что государственные границы и большие расстояния уже не играют столь значительной роли, как в прошлом, и на первый план начинают выступать транснациональные структуры и организации.

Информационная блокада

По мнению западных аналитиков, современные развитые общества примерно в одинаковой мере зависят от стабильности информационных потоков и от материальных поставок. При этом нормальное функционирование ряда сфер экономики и финансов целиком зависит от возможности и своевременности получения доступа к информационным ресурсам. Более того, процессы глобализации мировой экономики и развития неденежной экономики превращают зависимость финансового сектора от информационных и обслуживающих технологий практически в абсолютную.

В таких условиях экономическая информационная блокада становится крайне гибким и эффективным методом воздействия на потенциального противника. В отличие от введения эмбарго на тот или иной вид товаров или других экономических санкций, информационная блокада может носить скрытый характер, а соответствующие информационные операции могут быть завуалированы под случайные сбои информационных систем или случайные хакерские проникновения компьютерных хулиганов. При этом, естественно, не снимается возможность и открытого государственного давления в этой области. Например, в ходе операции «Буря в пустыне» и во время войны в Югославии были заморожены счета этих стран, размещенные в банках США и Европы.

Вместе с тем, информационная блокада все же является одним из крайних средств в перечне возможных средств воздействия на потенциального противника, и ее эффективность во многом определяется уровнем контроля над информационными ресурсами в глобальном масштабе. В связи с этим постоянно нарастает актуальность второго направления экономического информационного противоборства – информационного империализма.

Информационный империализм

Как уже отмечалось, глобализация мировых экономических процессов обеспечивается постоянно ускоряющимся развитием современных информационных технологий, поэтому не удивительно, что наиболее приспособленными к эффективной экономической деятельности в новых условиях оказались технологически развитые государства, среди которых бесспорным лидером выступают США. Не является секретом, что разработка основных компонентов компьютерной техники и общего программного обеспечения сосредоточена, прежде всего, в этой стране. Например, тенденции развития средств телекоммуникаций во многом диктуются американским концерном АТ&T, а важнейшее место в рынке предоставления провайдерский услуг (обеспечение доступа в Интернет) принадлежит компании “America OnLine”, которая, в частности, контролирует и каналы подключения России к этой сети. О лидирующих позициях США в области телекоммуникаций говорит также такой параметр, как отношение числа физических лиц, имеющих доступ к открытым информационным сетям, к общей численности населения. В США этот показатель в 1996 году составлял 55% (для сравнения, в России- 0,5% и всего 0,06% - в Китае). Приведенные цифры наглядно свидетельствуют о различиях в уровне освоения информационных ресурсов и неравенстве доступа к необходимой информации, результатом чего, в конечном итоге, являются различия в масштабах экономического, политического и иного влияния стран на мировой арене.

Контролируя до трети мирового траффика услуг связи и обладая неоспоримым технологическим и экономическим превосходством, США пытаются создать также и международно-правовую базу для своего лидерства в этой области. Например, в качестве условия подписания Пакта о глобализации рынка связи, США выдвигали пакет требований, призванных закрепить нынешнее лидирующее положение Америки и обеспечить ее интересы в этой области в будущем. Удовлетворение этих требований не только создало бы необычайно гибкий инструмент давления в кризисных ситуациях на неугодные политические режимы, но и позволило бы ограничивать доступ иностранных компаний (прежде всего, корпораций, занимающих лидирующие позиции на национальных рынках услуг связи), к обслуживанию международных линий связи с США.

О зависимости России от предоставления коммуникационных услуг американской стороной говорит факт отключения ее в начале января 1997 г. от системы “American On-Line”, являющейся основным шлюзом выхода российских провайдеров в Интернет. В результате не только резко снизились скорости передачи информации и объемы информационных потоков, но и значительно (в десятки раз) увеличились тарифы на почтовые отправления и передачу факсимильных сообщений. К счастью, сложившаяся ситуация была быстро исправлена, однако сама возможность подобного отключения России от мировых информационных и коммуникационных ресурсов по-прежнему существует.

Дальнейшее развитие процесса глобализации возможно по двум сценариям: с учетом приоритета интересов международных организаций, либо по пути обеспечения лидерства США. При общей объективности углубления взаимозависимости стран мира, отмечается также явно выраженная тенденция к обострению различий между интересами США (прежде всего, консервативных американских кругов) и мирового сообщества. Так, вице-президент «Фонда Наследия» (Heritage Foundation) Ким Холмс в своих рекомендациях по обеспечению лидерства США пишет, в частности, о необходимости устранить контроль за внешней политикой страны со стороны ООН. По его мнению, это проявилось в действиях против Ирака, которые были существенно ограничены ООН, а также при подписании Киотского протокола ООН по рамочным договоренностям в области, касающейся изменений климата (так называемое соглашение по глобальному потеплению), где интересы ООН вступают в противоречие с интересами США. Как полагает Холмс, в таких условиях у США нет иной альтернативы, как оставить за собой право выбирать иной курс и действовать независимо от постановлений Совета Безопасности. Наряду с этим они должны настаивать на реформировании ООН и приостанавливать любые платежи Соединенных Штатов в бюджет ООН, если отвергаются их привилегии по голосованию в этой организации.

США используют также и технические возможности влияния на международные организации, в том числе и информационного порядка, в частности, принимая участие в разработке, создании и сопровождении ряда международных баз данных. К ним относятся, прежде всего, базы данных ООН, МАГАТЭ, ФАО, ЮНЕСКО, МВФ, ВТО и целый ряд других. Необходимо отметить, что все эти информационные базы распространяются на английском языке, и лишь незначительная их часть – на других языках, что создает понятное преимущество для англоязычных стран в пользовании информацией.

Большинство аналитиков отмечает, что уже на современном этапе сама структура информационных коммуникаций начинает существенно изменяться. Если в начале своего функционирования Интернет рассматривался преимущественно в качестве некоторого множества информационных ресурсов, и основной его задачей считалось оказание помощи в поиске нужной информации и организации доступа к ней, то на нынешнем («коммуникационном») этапе развития главной задачей Интернета считается оказание помощи при поиске требуемых партнеров и организации между ними нужного вида коммуникаций с необходимой интенсивностью (увеличение «виртуальной» деловой активности).

Отчетливо прослеживаются две главные тенденции в развитии информационных коммуникационных услуг, в соответствии с которыми:

- человек в ближайшем будущем будет получать только ту информацию, которая его интересует, и прямо из того места, где эта информация рождается;

- любой человек или компания может с небольшими затратами открыть в Интернете свой собственный канал вещания, что приведет к появлению миллионов независимых информационных каналов.

Можно предположить, что такие нововведения существенно изменят ту часть бизнеса, которая занимается изданием различных периодических изданий и другой информационной продукции. В частности, уже сегодня практически все наиболее известные издания мира имеют собственные электронные версии в Интернете. Одновременно с этим повышается актуальность проблемы прямого проникновения иностранных кампаний на внутренний рынок.

Наибольшее влияние «информационной революции» испытала на себе международная финансово-кредитная сфера. В результате развития средств автоматизации финансовых операций была создана международная телекоммуникационная банковская система «SWIFT», объединившая свыше 2000 банков в 60 странах мира. Надежность данной системы достигается ограничением доступа к сети – к работе в ней допущены только сертифицированные банки, а любая попытка взлома этой системы влечет за собой немедленное удаление из нее нарушителя.
В систему «SWIFT» уже вошли все крупные и значительная часть средних российских банков. Это обстоятельство, безусловно, говорит об интеграции российских финансовых институтов в международную финансовую систему и об имеющейся у них возможности быстрого получения и обмена информацией, однако не следует забывать, что одновременно данная система может использоваться для контроля и управления валютно-финансовой ситуацией в мире со стороны ведущих американских банков. О такой возможности говорит автоматическое «замораживание» иранских вкладов после того, как США наложили эмбарго на вклады Ирана во время обострения отношений с этой страной в середине 80-х гг. Тогда в течение нескольких дней руководители многих банков не имели представления о местонахождении иранских вкладов, хранившихся ранее на их счетах.

Процесс «виртуализации» мировой экономики привел к тому, что общий объем капиталов на финансовых рынках на порядок превосходит мировой ВВП. Одновременно развитие технических возможностей средств связи, передачи и накопления информации (телевидение, компьютерные системы и локальные сети, Интернет) привело к резкому возрастанию мобильности капиталов, а также к резкому возрастанию чувствительности мировых финансово-экономических и социальных процессов к информационным воздействия.

Непосредственным следствием информационной революции стало сокращение числа филиалов крупных западных банков и создание вместо них сети банкоматов и электронных систем самообслуживания. Выездные банковские услуги, бывшие ранее прерогативой исключительно крупных высокообеспеченных клиентов, в настоящее время становятся общедоступными, а на смену выездных операционистов и разветвленной структуры филиалов приходят те или иные электронные услуги – магнитные и чиповые карты (смарткарты), управление счетами по телефону и через Интернет. При этом скорость совершения банковских операций многократно увеличивается.

Следствием ускоренного перехода от наличных расчетов к электронным являются, с одной стороны, создание достаточно прочной базы для осуществления государственного контроля и регулирования финансовых потоков, а с другой – повышение уязвимости компьютерных банковских сетей по отношению к различного рода махинациям. Так, по оценке ФБР, ежегодные финансовые потери от действий «хакеров» только в США составляют 5 млрд.долл. Однако для финансовых институтов привлекательность постоянно расширяющейся всемирной сети остается весьма высокой.

Российские банки не остаются в стороне от внедрения электронных банковских операций. Здесь следует отметить прежде всего совместный проект АО «МГТС» и Гутабанка – систему «Телебанк», позволяющую управлять банковским счетом по телефону, - однако данная система не заменяет, а лишь дополняет традиционные банковские услуги. Достаточно высокая плата за пользование этой системой говорит о том, что в ближайшей перспективе она вряд ли сможет стать сколько-нибудь массовой. В настоящее время общее число ее клиентов составляет лишь несколько тысяч человек.

Фактическое отсутствие национальных информационных коммуникаций является одной из наиболее серьезных проблем, с которыми сталкивается Россия в информационной сфере. Существующая информационно-коммуникационная структура России ориентирована на западных производителей и провайдеров. До последнего времени создание корпоративных сетей протекало на уровне хаотичного, не координированного их формирования в качестве сегментов сети Интернет. Это вызывает закономерные опасения специалистов и аналитиков, поскольку делает отечественные корпоративные сети потенциально «прозрачными» для создателей и пользователей «глобальной паутины» и ставит Россию в определенную зависимость от благосклонности западных государств, прежде всего, США.

Александр ДЕНЬЩИКОВ

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: