Европа и Евразия

03/27/2007 - 13:09

Европа отмечает 50-летие Римских договоров, которые дали «зеленый свет» процессу формирования новой исторической реальности – Европейского союза. Тогда, полвека назад, родились Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) и Европейское сообщество по атомной энергии (Евратом). Им предстояло продолжить дело, начатое созданным шестью годами раньше Европейским объединением угля и стали (ЕОУС). Список стран – участниц этих международных структур был невелик. Первоначально это были Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург, и мало кто мог себе представить, что экономическое сближение шести стран Западной Европы приведет на рубеже двух столетий к реальному объединению континента под знаменем Евроcоюза.

Образцом «правильной», социалистической интеграции в то время представлялся Совет экономической взаимопомощи (СЭВ), образованный еще в 1949 году по указанию Сталина. Согласно уставу СЭВ, принятому 10 лет спустя, в 1959 году, он должен был заниматься «дальнейшим углублением и совершенствованием сотрудничества братских социалистических стран». Как мы теперь знаем, в условиях административно-командной системы, когда каждый шаг в СССР и других государствах «социалистического содружества» совершался не иначе как по указке сверху, эта структура не могла похвастаться эффективностью и оказывать сколько-нибудь существенное влияние на отношения стран – членов СЭВ между собой, не говоря уже об их отношениях с внешним миром.

Хрущевская «оттепель» породила в кругах интеллектуалов гипотезу о возможном сращивании, или «конвергенции», социализма и капитализма. Одним из первых заговорил об этом Питирим Сорокин, американский ученый русского происхождения. Его идею поддержали многие западные ученые и публицисты, такие, как социолог Джон Гэлбрайт, экономист Ян Тинберген и философ и политолог Реймон Арон, а в Советском Союзе – академик Андрей Сахаров. Однако, как и следовало ожидать, вожди КПСС приняли идею «конвергенции» в штыки. Жестокое подавление советскими войсками венгерской революции в ноябре 1956 года и вторжение армий Варшавского пакта в Чехословакию в августе 1968-го окончательно перечеркнули надежды сторонников постепенного взаимопроникновения и слияния двух систем. В этих условиях западноевропейцы продолжили строительство своего дома без участия СССР и контролируемых им стран Восточной Европы. В 1973 году к шестерке основателей ЕЭС присоединились еще три государства: Великобритания, Ирландия и Дания, в 1981-м – Греция, в 1986-м – Испания и Португалия.

Европейское сообщество в достаточной мере постепенно и дипломатично освобождалось от внутренних таможенных и иных ограничений для ввоза и вывоза товаров, капиталов, услуг и рабочей силы и по мере этого освобождения, несмотря на сложности, связанные с уникальностью предпринятого эксперимента, достигало всё более высоких экономических результатов.

Самораспад «социалистического содружества» в конце 80-х – начале 90-х годов привел к упразднению СЭВа. Напротив, страны ЕЭС, обеспечив в основном решение поставленных ими перед собой экономических задач, взялись за расширение политического сотрудничества. В соответствии с договором, который был подписан в голландском городе Маастрихте 7 февраля 1992 года и немногим позже вступил в силу, на базе ЕЭС был создан Европейский Союз (ЕС). С его созданием 12 государств Западной Европы распространили компетенцию общих руководящих органов на сферы внешней политики, политики безопасности, юстиции, на целый ряд других областей, находившихся прежде в исключительном ведении национальных органов власти и управления.

В 1995 году вступило в силу соглашение «Об отмене паспортного и таможенного контроля», которое было подписано десятью годами раньше в люксембургском городе Шенгене. С этого момента граждане подписавших или примкнувших к соглашению стран фактически стали гражданами единой Европы. А в канун нового столетия (и тысячелетия), в 1999 году, мировым финансовым рынкам был представлен в качестве официальной расчетной валюты евро – денежная единица, которая сразу же зарекомендовала себя одной из самых прочных валют в мире. С 2002 года эта валюта поступила в обращение в виде наличных бумажных банкнот и металлических монет.

Добровольная передача вопросов, которые ранее решались на уровне отдельных государств, в руки руководящих органов нового субъекта международных отношений, не остановила поток заявок на принятие в ЕС всё новых кандидатов. В 1995 году в Союз были приняты Австрия, Финляндия и Швеция, в 2004-м – Эстония, Литва, Латвия, Польша, Чехия, Словакия, Словения, Венгрия, Мальта и Кипр, в нынешнем, 2007-м, – Болгария и Румыния. Таким образом, общее число членов Евросоюза достигает сегодня 27 государств. И это еще не все, так как о своем желании войти в Союз, наряду с Турцией, все громче заявляют Украина, Грузия и некоторые другие бывшие советские республики.

2003 год вошел в историю как год разработки проекта первой в истории общеевропейской Конституции, или Конституционного договора, как называют этот документ сами его составители. Речь не шла, конечно, о формировании унитарного государства, в котором растворились бы все (или почти все) существующие ныне отдельные суверенные государства «старого континента». Факт, однако, остается фактом: закладывается юридическая основа под создание новой европейской идентичности, которая призвана вобрать в себя, не подавляя и не подменяя их, лучшие черты культурной идентичности народов Европы – от Атлантики до восточных границ российской Евразии.

Документ этот пока не стал основным законом Европы, поскольку не был поддержан на референдуме избирателями двух стран – членов ЕС (Франции и Нидерландов). Однако это голосование не разрушило Евросоюз, и можно не сомневаться, что проблема общеевропейской Конституции будет в конце концов решена. Не такой радужной представляется судьба евразийского объединения под названием Содружество независимых государств (СНГ), родившегося в конце 1991 года на развалинах СССР. Как, впрочем, и судьба отношений между нашей страной и объединяющейся Европой.

В июне 1994 года мне довелось присутствовать в качестве руководителя пресс-службы первого президента Российской Федерации при подписании на греческом острове Корфу Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Европейским союзом и нашей страной. Постсоветская Россия не без колебаний, как мне тогда казалось, решилась отказаться от стереотипного взгляда на «Соединенные Штаты Европы» сквозь призму старых ленинских догм. Увы, сегодня наше партнерство и сотрудничество с Европой сводятся по существу к повторению опыта советских времен (мы Европе – сырье, она нам – готовую продукцию плюс формально вежливые контакты политических руководителей при их фактическом недоверии друг к другу). А стереотипы восприятия «другого» как потенциального противника вновь набирают силу.

Особенно четко эта тенденция прослеживается в отношениях России с двумя другими общеевропейскими структурами: Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Советом Европы. Незадолго до окончания срока своего пребывания на посту Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Олег Миронов опубликовал в мае 2002 года доклад о выполнении Россией обязательств, принятых при вступлении в Совет Европы.

«На нынешнем этапе, – писал он в этом документе, – перед Россией отчетливо стоит вопрос о выборе своего места в Европе и мире. Один путь – это возврат к старым методам, идеалам и ценностям, авторитарным и тоталитарным моделям под лозунгом «российской самобытности» и специфических национальных особенностей. Это путь, который, как показывает весь опыт XX столетия, ведет в тупик, к ухудшению условий жизни народа и самоизоляции. Другой путь – это курс на вхождение в Европу, адаптацию к демократическим идеалам и ценностям, ставящим во главу угла права и свободы человека».

Анатолий КРАСИКОВ

Из статьи Владимира Путина «Полвека европейской интеграции и Россия»

Стабильная, процветающая и единая Европа отвечает нашим интересам. Мы рассматриваем европейскую интеграцию как объективный процесс, являющийся составной частью нарождающегося многополярного миропорядка. Поэтому для нас важно, что Европейский союз становится все более авторитетным и влиятельным центром мировой политики, вносит значимый вклад в решение вопросов региональной и глобальной безопасности.

Подчеркну, развитие многоплановых связей с ЕС – это принципиальный выбор России. Да, в обозримом будущем - по совершенно очевидным причинам – мы не собираемся ни входить в Евросоюз, ни вступать с ним в какую-то форму ассоциации. Реально смотря на вещи, Россия намерена строить свои отношения с ЕС на договорных основах и принципах стратегического партнерства. В этой связи мне близка выведенная однажды Романо Проди формула отношений России и ЕС: «все, кроме институтов».

Хочу подчеркнуть, что в этом партнерстве мы готовы идти максимально далеко. Естественно, подразумевая, что и партнеры пройдут свою часть пути.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: