Система исполнения наказания нуждается в реформе

12/06/2007 - 09:18

В адрес Уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике и
неправительственных правозащитных организаций продолжают поступать
жалобы осужденных из учреждений Федеральной службы исполнения наказания
России на нарушения их прав. Такие же жалобы поступают к
уполномоченным по правам человека других субъектов России. Случаи
объявления голодовок и другие акции осужденных, происходившие
недавно, - это прямое следствие несовершенства Федеральной системы
исполнения наказания в целом,- считает Уполномоченный по правам
человека в ЧР. Каковы пути решения проблемы? Об этом интервью с Нурди
Нухажиевым.
-Нурди Садиевич, на Ваш взгляд, где кроются причины нарушения прав
осужденных?
- Сегодня сложилась парадоксальная ситуация: идет реформирование всех
сфер жизнедеятельности государства, укрепление гражданских начал в
обществе и цель всех этих перемен – защита человеческого достоинства. В
то же время в системе ФСИН отсутствуют эффективные механизмы защиты прав
человека. Эта система унаследовала все отрицательные традиции царской
и советской систем наказания граждан, которые, по большому счету, были
направлены на подавление человеческой индивидуальности.
Более чем семилетний опыт деятельности государственной системы
правозащиты в Чеченской Республике, неправительственных правозащитных
организаций, всестороннее изучение причин, способствующих нарушению
прав осужденных, опыт работы по реализации совместной Программы
России и Совета Европы по поддержке демократических процессов в
Чеченской Республике, в рамках которой мы изучали опыт стран
Западной Европы в области исправительной системы, изучение экспертных
оценок дают нам право говорить о необходимости коренным образом
реформировать систему Федеральной службы исполнения наказания. И цель
этой реформы должна быть одна: система должна уважать человеческое
достоинство, защищать его и возвращать обществу полноценного
гражданина, который в дальнейшем будет приносить пользу обществу.
- Недостаточно ли существующих механизмов защиты прав осужденных,
к примеру, прокурорского надзора?
-Конечно, сегодня существует прокурорский надзор за соблюдением прав
осужденных, но, как показывает опыт, он крайне неэффективен, поскольку
сторона, поддерживающая государственное обвинение, по определению не
может эффективно защищать права осужденных. Вместо прокурорского
надзора необходимо введение так называемых тюремных судей, как в
других цивилизованных странах, которые целиком будут стоять на страже
прав осужденных. Такая возможность им дается принадлежностью их к
отдельной независимой ветви власти - судебной. В Испании, к примеру,
до Уполномоченного по правам человека осужденный имеет десять
способов защиты своих прав непосредственно внутри системы исполнения
наказания. Конечно, в таких условиях осужденный чувствует себя
защищенным в своих правах. В Германии в системе исполнения наказания
есть служба, которая в тесном взаимодействии с органами власти
отслеживает судьбу осужденного. За полгода до освобождения
заключенного специалисты этой службы выясняют, есть ли у него жилье.
Также проявляется забота о его трудоустройстве. Еще полгода после
освобождения своего подопечного, они будут отслеживать, как он
адаптируется в обществе. И это обеспечено законодательством. А у
нас выпроваживают за ворота больного, голодного, социально
незащищенного человека, чтобы он снова пошел на какое-нибудь
преступление. Кстати, в вышеназванных странах процент осужденных,
совершивших повторно преступление, очень низок.
Сказанное мною ничуть не умаляет роль и значение усилий по
совершенствованию этой системы, которые наблюдаются с назначением на
должность директора ФСИН Юрия Ивановича Калинина. Сделано очень
многое, в том числе, и в плане решения тех проблем, о которых сказано
выше. Но с огромным сожалением я должен констатировать - конечных целей,
о которых я говорю, на сегодняшний день реформа системы исполнения
наказания далеко не достигла. Наглядное подтверждение тому последние
акции осужденных, о которых говорилось выше, взаимоотношения внутри
системы, как между администрацией и осужденными, так и между самими
осужденными.
Все сказанное мною, в том числе и изучение содержания осужденных во
время посещений учреждений системы исполнения наказания в разных
регионах России, дает основание еще раз говорить о том, что необходимо
коренное изменение самой системы. Эта система, как было сказано выше,
до сих пор сохранила каторжный дух царских времен и гулаговский дух
советской системы наказания. Одним словом, система сохранила дух и
менталитет прошлых времен. Только в стране, где столетиями существует
такая система подавления личности, в которой в любое время под любым
предлогом мог оказаться любой гражданин, могла родиться народная
поговорка « От тюрьмы и сумы не зарекайся». В этих словах - вся суть
философии этой системы.
- Какие меры Вы предлагаете для изменения ситуации? Как Вам видится
реформирование системы?
- На мой взгляд, необходим национальный проект для приведения
системы исполнения наказания в соответствие с духом и потребностями
сегодняшней России, движущейся к гражданскому обществу. Такой
национальный проект нужен, так же, как и в системе образования,
здравоохранения, которые действительно дают реальные впечатляющие
результаты. Именно такого уровня государственная поддержка в
реформировании ФСИН необходима для коренного оздоровления этой
системы, чтобы можно было переломить сам дух и атмосферу ее, так как
она в России столетиями являлась не местом наказания и исправления
человека, а местом подавления его как личности, как сказано выше.
От реформы системы исполнения наказания и общество, и государство
в целом только выиграют. Сегодня из наших тюрем в подавляющем
большинстве случаев выходит человек, озлобленный на общество, с
целым букетом болезней. Естественно, из той среды он выходит не с
признаками исправления, а предрасположенный к новым преступлениям.
Когда мы общались с осужденными в других государствах, к примеру,
в Германии, Чехии, Испании, они говорили, что самое главное наказание
для них за совершенное преступление – это лишение свободы. Но им
создают такие условия человеческого отношения к ним со стороны
государства, что это стимулирует их стать лучше, исправиться. Они
готовы сделать все, чтобы стать полноценным членом общества, потому что
не озлоблены. В нашем случае человек получает двойное, тройное
наказание помимо лишения свободы. Поэтому мы убеждены: чтобы
оздоровить эту систему, переломить эту лагерную психологию необходимо,
чтобы администрация в учреждениях службы исполнения наказания была
гражданской. В военизированное составляющее должны входить только
охрана и пропускной режим. А администрация, имеющая
непосредственный контакт с осужденными, как сказано, должна быть
гражданской, имеющей достаточный опыт в области социальной психологии,
педагогики и т.д. Во многих государствах Западной Европы в этой
системе работают именно гражданские администрации. Когда наша
делегация, в том числе и начальник УФСИН РФ +по ЧР Али Ирисханов,
посетила колонию в Испании, мы своими глазами увидели и
почувствовали какая там атмосфера. Это была такая большая колония,
что за день ее невозможно было обойти. Оказаться за колючей
проволокой для осужденных там было уже достаточным наказанием. Внутри
учреждений никакой озлобленности со стороны осужденных, чистота и
порядок, человеческие условия содержания. Самое главное, в
осужденных не была подавлена личность, они и за колючей проволокой
чувствовали себя членами общества. Когда мы делали обход с директором
колонии, мы заходили в камеры. Во многих общежитиях, квартирах в
России, я бы сказал, условия намного хуже, чем в этих камерах.
Директор колонии, когда мы смотрели вещи осужденных - альбом, кассеты
попросила нас, чтобы мы положили их обратно в том же порядке, в
каком они лежали. Двери камер были открыты до 20 00 и осужденные
могли спокойно ходить в гости друг к другу. При этом, никаких
окриков, эксцессов, попыток передачи по тюремной почте записок, писем
и т.д.
С испокон веков система исполнения наказания в России настроена
на жестокое обращение с человеком. Свидетельством тому является и
такое обращение к осужденным, как «жулик», «жульман». Магадан и
Соловецкие острова, Сибирь и Вологодчина, Воркута и многие другие
географические названия у нас ассоциируются с гибелью миллионов людей
от холода, голода, болезней и просто с расстрелами. Именно этот
гулаговский дух с небольшой косметикой, которую навели после
многолетней критики правозащитников, международных организаций, если
говорить о колониях, так и остался в этой системе. В такой ситуации
изменить правосознание человека невозможно. Суд вынес ему наказание и
больше никто не имеет права наказывать его более. Главное, должны быть
созданы условия человеческого содержания осужденных. Несовершенство
этой системы дает возможность злоупотреблений и со стороны
администрации, причем сейчас ситуация в этом отношении намного хуже,
чем была. Раньше контрольно - пропускная система осуществлялась
внутренними войсками, а они не подчинялись в то время ФСИН.
Значительная часть сотрудников ФСИН заносят через КПП запрещенные
предметы, вывозят заключенных на день другой, если у них есть деньги,
или создают «домашние» условия для осужденных, у которых есть «связи».
Реформу системы невозможно будет довести до конца без создания
достойных условий работы для сотрудников ФСИН, куда обязательно должны
входить такие условия, как высокий уровень заработной платы, возможность
получения жилья и других социальные гарантии.
Система больна и она нуждается в лечении в целом. О государстве,
о состоянии общества судят по тому, как у них содержатся осужденные,
как обеспечены старость, материнство, детство. Именно по этим
показателям нам пока хвастаться нечем.
Без коренного реформирования системы исполнения наказания в
России ощутимых результатов в решении проблемы защиты прав
осужденных мы не получим. Поэтому, с помощью депутатов победившей
на прошедших выборах в Государственную Думу партии, представляющих нашу
республику, мы будем выходить с предложениями о реформировании
системы ФСИН на федеральный уровень.

Пресс-служба Уполномоченного по правам человека в ЧР

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: