Коррупция : зло без границ.

10/22/2007 - 08:42

По части коррупции Франция и Россия, что называется, товарищи по несчастью. У нас, судя по заявлениям властей, комплексное решение по борьбе с этим злом зреет. У них на минувшей неделе появилась на свет очередная редакция соответствующего закона.

Что взять на вооружение из французского опыта? Корреспондент НТВ Вадим Глускер выслушал советы бывалых охотников на мздоимцев. Его репортаж — первая часть информационного сериала об особенностях национальной коррупции.

Сотни уголовных дел и досье… В хорошо охраняемом помещении за бронированными дверями хранятся все секретные материалы по французской коррупции за последние 20 лет.

Наше общение с директором центра противодействия коррупции Ноэлем Понсом начинается с курьеза, а точнее с проверки на коррумпированность. Понс нам предлагает взятку за возможность появиться на телеэкране. От 10 евро, предложенных за интервью, мы благоразумно отказались.

Ноэль Понс, директор французского Центра противодействия коррупции: «Взятка — это самая настоящая коррупция. А по нашим данным, только 20 % населения ангельски чисты и сразу попадают в рай, не взяв за свою жизнь ни одного сантима. Еще 20 % — злостные коррупционеры, которые ни перед чем не останавливаются. А оставшиеся 60 % хотели бы участвовать в незаконных действиях, но просто боятся».

Первый антикоррупционный закон во Франции появился еще 15 лет назад. Причиной тому послужил не крупный финансово-экономический скандал, который, что называется, стал последней каплей. Дело в том, что в 1993 году во Франции все политические партии — правящие или оппозиционные — финансировались либо из частных фондов, либо на благотворительные пожертвования. Причем с грубейшими нарушениями законодательства.

Тогда же, в 1993 году, и появился Всефранцузский антикоррупционный центр. Всего 14 сотрудников: юристы, полицейские, следователи, судьи, налоговики и т. д. Ноэль Понс, раньше был финансовым контролером, потом написал программный труд, ставший бестселлером — «Белые воротнички — грязные руки». Это о коррупции при покупке игроков и целых футбольных клубов.

Антикоррупционный центр не расследует уголовные дела, он определяет юридическо-правовые механизмы, а главное — объясняет, что является коррупцией в каждом конкретном случае.

Ноэль Понс, директор французского Центра противодействия коррупции: «Черные кассы, уход от налогов, нелегальные счета, подкуп должностных лиц. Конечно, существует простой налоговый контроль. Если при зарплате в 3 тысячи евро в месяц кто-то ежегодно меняет автомобиль или покупает квартиру, это коррупция в чистом виде».

Если звонят, то по случаям так называемой мелкой коррупции. По делам, где задействованы миллионы евро, обращаться в Антикоррупционный центр не будут.

Самый громкий процесс во Франции за последние десятилетия (хотя речь идет о суммах, по российским меркам, просто смехотворных — 500 миллионов евро) — дело нефтяной компании «Эльф». 37 подсудимых, 30 осужденных. Кого-то пришлось искать за границей.

Процесс «Эльф» еще называли «французской сагой». Помимо грязных денег здесь была и большая любовь. Кристин Девье Жонкур, любовница бывшего министра иностранный дел Франции Ролана Дюма, штатный агент «Эльфа», напишет даже книгу «Первая шлюха республики». В ней она расскажет, например, как за определенную плату в постели убеждала Дюма перезаключать контракты с нефтяной компанией, отбирая их у конкурентов.

Десять лет это уникальное дело вела судебный следователь Эва Жоли. «У меня появилось столько врагов! Мне угрожали, меня прослушивали. Мне просто повезло, что у меня двойное гражданство, так что после дела „Эльфа“ я смогла вернуться на родину», — говорит бывший судебный следователь.

Теперь Эва Жоли живет в Норвегии. Будучи советником по вопросам коррупции норвежского правительства, она, оперируя бюджетом в 3 миллиарда долларов в год, решает проблемы коррупции на международном уровне.

Эва Жоли, советник правительства Норвегии по вопросам коррупции, бывший судебный следователь Франции: «Главное, чем может гордиться Франция в этом вопросе, это институтом специальных судебных антикоррупционных следователей. Нас только в Париже 13, и у нас есть полная власть над всеми. Только мы решаем, какими методами вести расследование. Может кто-то их посчитает не слишком либеральными (например, прослушка телефонных разговоров), но это действует эффективно».

В 2003-м Эва Жоли выступила с инициативой создания Международной антикоррупционной хартии, главная цель которой — лишение любого иммунитета политических деятелей за коррупцию. А также аресты счетов за границей. Даже членам семей функционеров запрещают их открывать. И это действует.

Знаменитый процесс по делу бывшего премьер-министра Франции Алена Жюппе — так называемое дело о мертвых душах. Будучи лидером правящей партии, он применял практику создания фиктивных коммерческих предприятий для трудоустройства партийных функционеров. В результате 18 месяцев тюрьмы условно, а главное — 2-летний запрет на занятие какой-либо политической деятельностью.

Эва Жоли: «Вы в России должны обязательно ввести антикоррупционный закон. Я знаю, у вас существует и прекрасно работает Комитет финансового мониторинга, но нужно идти дальше. Может, следует применять и карательные функции, но доверьте это молодым юристам, я вас уверяю, они свернут горы».

На молодых французских юристов рассчитывает Эва Жоли и во Франции. Она убеждена, что хватит амбициозных судей, которые, например, доведут до конца дело против бывшего президента Жака Ширака о его злоупотреблениях в парижской мэрии и многомиллионных счетах в Японии.

Сами же юристы на этой неделе обсуждали положения нового антикоррупционного закона во Франции, позволяющего теперь, например, арестовывать за дачу взятки не только гражданина Франции, но и любого иностранца, если это происходило с французом или на территории Франции.

Они назвали свой экстренный съезд «Коррупция — миссия не выполнима?» Впрочем, со знаком вопроса. Здесь уверены, что когда-нибудь победить коррупцию им все-таки удастся.

Вадим Глускер

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: