Кризис в отношениях между Россией и Белоруссией: мнения экспертов

01/16/2007 - 12:20

Нефтегазовый конфликт между Россией и Белоруссией встревожмл мир и вновь подорвал репутацию "энергетической сверхдержавы". Кто виноват в случившемся и как выйти из кризиса? Читайте мнения отечественных аналитиков.

Алексей Малашенко, член научного совета Московского Центра Карнеги, профессор Московского государственного института международных отношений:

Пока практически никто не делает конкретных прогнозов, хотя почти все эксперты сходятся в том, что все как-то уляжется, несмотря на то, что и с той и с другой стороны намерены стоять до конца. Тот театр, который устроил Путин с правительством, когда он призывал изыскать возможности и найти те сферы, те поля, где можно оказывать давление на Белоруссию, - это было обращение не к российской публике, а к тому же Лукашенко.
Существуют самые различные мнения о том, кто прав, а кто виноват, но я думаю, что виновата Россия. Россия попросту прозевала Лукашенко. Разве раньше не знали, что это за человек? Разве раньше не догадывались, что такие варианты возможны? Разве раньше независимые эксперты не предупреждали, что союз России и Белоруссии, союзное государство – это полная ахинея и Лукашенко будет вести себя как угодно ради сохранения своего поста?

И тут у меня возникает риторический вопрос, я думаю, что он будет всем любопытен, но ответа мы никогда не получим: а кто, собственно, принимал решения по Белоруссии? Кто несет ответственность за то, что сейчас происходит? Кто не сумел это предупредить? Кто не предугадал, как будет вести себя Лукашенко в той или иной ситуации? Почему то, что происходило 30 и 31 декабря, вообще похоже на какое-то карточное шулерство? Неужели не было людей, которые могли бы предугадать вот такую ситуацию? Или в Кремле нет вообще ни одного эксперта, одни только политтехнологи?

И наконец, почему мы не слышим в Минске ни одного голоса, который бы нам что-то сказал в плане понимания позиции России? Где белорусское российское лобби? Мы так любим диктаторов, а потом выясняется, что в случае конфликта за Россию просто некому заступиться. Поэтому мне кажется, что ситуация, которая возникла, во многом объясняется политическими просчетами России и бездарностью тех людей, которые разрабатывали курс в отношении Белоруссии, плоды которого мы сейчас пожинаем.

Сергей Михеев, руководитель департамента стран СНГ Центра политтехнологий:

Самое главное то, что эта история не пойдет на пользу ни России, ни Белоруссии. На мой взгляд, обе стороны не проявляют достаточной гибкости в решении вопросов. Что касается Лукашенко, то совершенно очевидно, что он уже многие годы морочит нам голову интеграцией, к которой он, может быть, когда-то и был склонен, но фактически он давно понял (к сожалению, не без участия Москвы), что интеграция ему особенно не нужна, ему и так неплохо без нее живется, но зато под это дело можно получать долгосрочные экономические льготы.
Что касается России, то, на мой взгляд, ее позиция также не является достаточно гибкой, потому что в нашей политике слишком много экономики. Все говорят, что, наоборот, слишком много политики в экономике, но я считаю, что когда в политике слишком много экономики – это тоже плохо, потому что стратегия не выстраивается только на подсчете прибыли. Политика – это не просто рыночные отношения. Стратегия иногда требует пожертвовать чем-то сейчас, чтобы получить дивиденды в будущем. Конечно, мы и так слишком долго спонсировали режим Лукашенко, но тем не менее кажется, что мы могли бы как минимум не выносить сор из избы. То есть могли бы быть споры и конфликты, но не обязательно было делать их публичными.
Совершенно очевидно, что сейчас мы сыграли на руку всем тем, кто заинтересован в ухудшении имиджа и России, и Белоруссии. Например, сейчас ликуют поляки, которые всей Европе говорят, что, мол, вот он какой, русский медведь - как мы вам говорили, такой он и есть, он непредсказуемый, опасный и так далее. Потому что, как ни крути, вентиль-то перекрыли мы, а не Лукашенко. А объяснять это тем, что мы это сделали, потому что этот диктатор отбирает у нас нефть, – этого уже никто не слушает. Все зафиксировались на том факте, что Россия перекрыла подачу нефти.

Если мы хотим какого-то сближения на постсоветском пространстве, то совершенно очевидно, что для всех примером этого сближения является российско-белорусский союз. И вот у всего мира на виду два близких союзника самозабвенно грызутся, и после этого наивно думать, что кто-то после этого соблазнится какой-то интеграцией.

Главная проблема в том, что ни белорусская, ни российская элита не должны выносить все это на публичное обсуждение. А они довели все до публичного скандала, то есть фактически показали себя неэффективными в данной ситуации. К сожалению, и с той и с другой стороны бизнес оказывает достаточно серьезное влияние на политику. Бизнес хочет получить свою прибыль и склоняет политиков к более жестким условиям, а в результате получается скандал, который никому пользы не принесет.

Что касается перспектив переговоров, то, я думаю, удастся договориться, но не на основе публичных ультиматумов. Ни Лукашенко Кремлю, ни Кремль Лукашенко выдвигать жестких ультиматумов не должен. Если вы считаете себя эффективными политиками, договоритесь. Если вы заинтересованы в сохранении в перспективе исторически уникального шанса на сближение, вы должны договориться, а не дубасить друг друга по голове. Еще раз подчеркну, что шанс объединить два государства исторически уникален. Такой шанс выпадает не всем, и если выпадает, то один раз в истории. Никто бы не помнил Богдана Хмельницкого, если бы он не участвовал в объединении России и Украины. А сейчас Россия и Белоруссия решают тактические проблемы в ущерб стратегическим задачам.

Александр Фадеев, заведующий отделом Белоруссии Института стран СНГ:

Сейчас все зависит от того, насколько быстро белорусская сторона начнет проявлять конструктивность и гибкость в урегулировании нефтяного кризиса. Поскольку Белоруссия в одностороннем порядке ввела незаконные санкции, незаконное изъятие нефти из транзитного нефтепровода, то Россия ожидает от Белоруссии шагов, которые могли бы послужить базой для открытия широких переговоров, которые могли бы быть конструктивными для обеих сторон.

Что касается предварительных переговоров, то они показывают, что белорусская сторона пока не готова здраво и конструктивно обсуждать эти проблему. Это результат того, что Лукашенко уверен, что Евросоюз надавит на Россию. Вопрос для Евросоюза не критический, но острый. Евросоюз и до этого демонстрировал желание всячески урезонить Россию по энергетическим проблемам. Естественно, белорусская сторона надеется, что Евросоюз будет активизировать эти усилия, будет требовать от России договориться с Белоруссией и так далее. Белоруссия, имея некоторые запасы сырой нефти, может некоторое время потянуть переговоры, надеясь на благоприятный для себя результат.

Чтобы привести переговоры к выгодному для России результату, нужно показывать Белоруссии готовность применять жесткие санкции по отношению к товарам, которые поступают в Россию. Применить эти санкции – это лучший побудитель, с моей точки зрения. С другой стороны, надо демонстрировать Белоруссии выгоды соглашения с предварительными условиями России. Если она отменит незаконный сбор, вернет нефть, полностью восстановит прокачку нефти по своей территории, нужно показывать, что может снижена вывозная пошлина, могут быть даны какие-то преференции в других областях.

Станислав Белковский, гендиректор Совета по национальной стратегии:

Мне кажется абсолютно неважным, договорился Путин с Лукашенко о транзите нефти через Белоруссию или нет. Важно то, что Россия потеряла последний союзнический режим на постсоветском пространстве. Последний режим, для которого Кремль был источником легитимности. Это значит, что то пространство, которое сложилось на месте Советского Союза в силу политической инерции, больше не существует. Москва абсолютно одинока, и ни одна страна СНГ не считает ее стратегическим союзником. Путин полностью изолировал Россию, превратив ее в медвежий угол. Очень большой и богатый ресурсами, но тем не менее медвежий угол, у которого нет никаких геополитических перспектив.

Именно в ходе конфликта с Белоруссией Россия лишилась статуса региональной сверхдержавы. Она теперь просто самый большой обломок Советского Союза, который по геополитическому весу не превосходит Белоруссию или Туркмению, что ставит вопрос о членстве России в Совете Безопасности ООН и о том, будут ли далее постоянные члены СБ терпеть ядерный статус России. Если страна ни за что не отвечает, если ею управляет банда газовых трейдеров, которые ради цен на газ готовы принести в жертву любые политические интересы и идеалы, то почему эта страна сохраняет оставшийся ей от Советского Союза, а вовсе не ей заработанный атрибут сверхдержавы?

Позиция России катастрофически подорвана. Пожинать плоды этого будет Владимир Путин, даже если ему кажется, что он сделал некий подарок Западу. Он укрепил свою репутацию бизнесмена с криминальным мышлением, а для Запада нет ничего хуже. Александр Лукашенко, напротив, сейчас имеет шанс улучшить отношение Запада к себе и получить дополнительную легитимацию собственного режима на Западе. О таком подарке он еще недавно не мог и мечтать.

Анна КАРПЮК

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: