ФЕВРАЛЬСКИЕ ТЕЗИСЫ ВЛАДИСЛАВА СУРКОВА

05/17/2006 - 21:29

ИЛИ РАЗМЫШЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ ВЫСТУПЛЕНИЯ ВЛАДИСЛАВА СУРКОВА «СУВЕРЕНИТЕТ – ЭТО ПОЛИТИЧЕСКИЙ СИНОНИМ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ».

Россия — страна идеи. Чем лучезарнее идея и убедительнее идеолог, тем большие массы людей воспламеняются идеей и, обретя новый смысл существования, выходят из унылой бинарности «дом-работа», и с энтузиазмом начинают что-нибудь ломать или строить.
Такие титаны мысли, как, скажем, Петр Первый или Владимир Ильич Ленин, создавая идею новой российской государственности и осветив ею необъятные просторы России, давали возможность миллионам людей, презрев материальное благополучие и инстинкт самосохранения, красиво прожить и красиво умереть за это светлое будущее.
Всеобъемлющая энергетика идеи взламывает все ресурсные хранилища человеческого сознания и создает вокруг Главного Идеолога апостольский круг великих толкователей и организаторов. Так, программная монументальность и целостность идеологии марксизма-ленинизма создали плеяду политических титанов и великих организаторов советской эпохи.

Увы, как и всякая совершенная программа, марксизм-ленинизм оказался не способен к саморазвитию, а перепрограммирование глобальных политических идей такого масштаба требует интеллектуального напряжения куда большего, чем их создание.
Довольно трудно представить Никиту Сергеевича Хрущева или Леонида Ильича Брежнева интеллектуалами, превосходящими по интеллекту Владимира Ильича Ленина. Стагнация программной идеи государства приводит к смутному времени и массовому забегу в борьбе за место Главного Идеолога идейных шарлатанов и пророков пигмейского уровня типа Гайдара и Кашпировского.
А народ ждет. При этом здравый смысл массового сознания «отстреливает» любого претендента, пытающегося подменить идею государственности, частными проектами модернизации. Так было с Горбачевым, пытавшимся назревшие системные изменения решить локальным проектом перестройки через гласность. Так будет с Путиным и его фрагментарными национальными проектами.
На этом фоне февральские тезисы В.Ю. Суркова1 выглядят не менее монументально и значимо, чем апрельские тезисы В.И. Ленина.
При первом прочтении системность и целостность подхода февральских тезисов поднимают в душе теплую волну надежды, а в правой руке появляется зуд написать заявление о вступлении в «Единую Россию».
Однако партийная выучка штудировать тексты до самоидентификации заставила вникать в смысл сказанного. Под завораживающей изысканностью административно-политического стиля идеолога В.Ю. Суркова вдруг стали появляться некоторые смысловые проблемы, которые требуют если не ответов, то пояснений.
Проблемы со смыслом возникли в первом же абзаце. Цитирую:
«Думаю, что наиболее удобная форма донести основные идеологические тезисы — это описать новейшую историю в оценках и под тем углом зрения, который в целом соответствует курсу Президента, и через это сформулировать наши основные подходы к тому, что было раньше, и к тому, что будет с нами в будущем».
Если я правильно понимаю смысл сказанного, то, став членом «Единой России», я должен видеть и понимать историю не в ее целостности и многообразии, а «в оценках и под углом зрения, который в целом соответствует курсу Президента». Если через два года Президент будет другой, то у меня, у моей страны, у всего человечества будет уже другая история и другие «основные подходы к тому, что было раньше, и к тому, что будет с нами в будущем».
Есть, конечно, в этом сермяжная правда жизни и экономическая целесообразность по борьбе с безработицей в России, если при каждом новом Президенте необходимо заново писать учебники истории, взрывать или восстанавливать памятники и переименовывать названия городов и улиц.
Убрав не только идеологические, но и исторические критерии объективности, В.Ю. Сурков, как истинный патриот «Единой России» и верный соратник В.В. Путина, вызвал весь огонь на себя и свою субъективность. Соответственно, февральские тезисы — это его личное мнение, которое «в целом соответствует курсу Президента». Знать бы еще, в чем состоит этот «курс», которому следует идеолог В.Ю. Сурков.
Следующая цитата:
«Начиная издалека, хочу сказать, что развитие европейской цивилизации, частью которой является цивилизация российская, показывает, что люди на протяжении всех наблюдаемых эпох стремились прежде всего к материальному благополучию, а кроме того, пытались добиться такого устройства общественной жизни, в котором они могли бы быть свободными и чтобы мир по отношению к ним был справедлив. Именно материальный успех, свобода и справедливость составляют основные ценности, которые мы с вами разделяем».
На каком основании В.Ю. Сурков решил, что одна цивилизация может быть частью другой цивилизации — это вопрос к его методологической компетентности. Даже средненький системщик должен понимать, что один системный социальный объект типа государства, цивилизации или примитивной партии никак не может быть частью другого аналогичного системного объекта. Они могут взаимодействовать, конкурировать, в конце концов, поглощать друг друга, но один никак не может быть частью другого.
 Тем не менее, однозначно радует, что наконец нашелся идеолог, который во главу угла ставит человеческие ценности, а не какой-то фантом типа ВВП, который зачем-то надо удвоить. Однако с ценностями получилось еще сложнее, чем с цивилизациями.
Действительно, именно ценности определяют базовые принципы жизни и деятельности человека, являются отправной точкой постановки целей и фундаментом для решения жизненных задач. Определяющей в формировании жизненных установок является последовательность ценностей. Это самая тонкая материя человеческого сознания, поскольку ценности выстраиваются иерархически, то есть первая ценность определяет вторую, первые две определяют третью и т.д.
Идеологическая программа государственного развития только тогда действует, если выстраивается по принципу ценностей, а не, скажем, целей и задач. Совпадение или близость шкалы индивидуальных ценностей и шкалы государственных ценностей — это ситуация максимальной самоорганизации общества с минимальным управленческим воздействием. Чем больше расхождения, тем больше нужно законов и правил, тем больший репрессивный аппарат необходим для исполнения решений власти.
«Братья и сестры» — сказал в начале Великой Отечественной войны Иосиф Сталин, поставив на первое место в реестре государственных ценностей СССР вместо мифической цели строительства коммунизма и сплоченности коммунистов родственные отношения. Понимал «отец народов», что на идеалах коммунизма войны не выиграть.
Глубоко религиозная основа европейской цивилизации, в которой базовые ценности сформированы библейскими постулатами, никак не предполагает в качестве основополагающей цивилизационной ценности стремление «к материальному благополучию».
Есть предположение, что В.Ю. Сурков может получить от Евросоюза, представляющего сегодня европейскую цивилизацию, судебный иск на очень круглую сумму за оскорбление цивилизационного достоинства европейцев.
Российская цивилизация иск предъявить пока не может, поскольку нет ее институционально оформленного субъекта. Но очень сложно представить российских солдат, идущих в атаку не «за Веру, Царя и Отчество», или «за Родину, за Сталина», а приговаривающих сурковское: «за Материальный Успех, Свободу и Справедливость».
Следование идеологическим установкам – обязательное условие для членов партии. Способы реализации основной партийной установки каждый выбирает в соответствии с условиями жизни и работы. Методов борьбы «за материальных успех» не так много, и все они хорошо известны. При наличии первичных идейных ограничений, например «не убий» или «не укради», – методы делятся на хорошие и плохие, правильные и неправильные.
Если первичной ценностью ставится сама борьба за материальный успех, то, видимо, для членов партии «Единая Россия» все без исключения методы хороши. Соответственно, все дальнейшие пассажи автора про олигархов и борьбу с коррупцией имеют отношение только к не членам партии.
Впрочем, есть исторический прецедент того, как развиваются события и внутри идеологического сообщества, или, говоря современным языком, партии, когда ценности материальные ставятся выше других ценностей — это история Христа и Иуды. Правда, в окружении Христа носитель идеологии материального успеха был всего один. А в партии «Единая Россия», если следовать заявленной идеологической установке, такими должны стать все без исключения.
Может, оно и правильно, создается реальная внутрипартийная конкуренция кто кого быстрей продаст, да вот вступать в такую партию почему-то расхотелось.
Понятно, для чего «нужно создавать целый класс агитаторов». Не так просто перевербовать многомиллионный народ в идеологию тотальной борьбы «за материальный успех» любым способом. Правда, В.Ю. Сурков предусмотрительно ввел метод отделения зерна от плевел, разделив общество на «ведущий слой общества», к которому он, видимо, относит себя, и всех остальных, которым высокие материи борьбы за материальный успех недоступны.
Пытаюсь представить будущее страны, построенное на идеологических принципах В.Ю. Суркова — фантазии не хватает. Всплывают только сюрреалистические картинки беспредела — как здоровяк сынок отнимает последний кусок хлеба у старушки матери; государственные чиновники с помощью спецназа потрошат олигархов, а предприниматели «мочат» друг друга в борьбе «за материальный успех».
При этом, цитирую:
«В ключевых регионах надо создавать постоянные группы по пропагандистскому обеспечению борьбы с политическими противниками. И в каждом регионе должны быть люди, которые получают за это заплату, которые с утра до вечера думают о том, как насолить конкурентам, как им возразить, как их поставить в глупое положение. И только так можно одержать победу в идеологической борьбе».
И это все про российских граждан, которые посмеют не вступить в «Единую Россию»… Как говорится, без комментариев.

Пассаж про политическую конкуренцию имеет прямое отношение к вынесенному в заголовок не очень понятному, но красивому названию — «Суверенитет — это политический синоним конкурентоспособности».
Знал бы уважаемый идеолог, что идея конкуренции как инструмента развития умерла еще в конце прошлого века, когда умные ребята из американского госдепа сообразили, что идеологическая конкуренция с Советами, то есть с нами, при всех технологиях «насолить» и «поставить в глупое положение» бесперспективна и только мобилизует и усиливает противника.
Они придумали нехитрый, но очень эффективный проект. Суть его в том, чтобы выйти из поля политической конкуренции и решить вопрос другим способом. Они переформатировали глобальный клин идеологического противостояния в тысячи локальных гуманитарных, образовательных, культурных, исследовательских и т.д. и т.п. проектов и сбросили эту кассетную идеологическую бомбу на СССР. Железная стена, прошитая сотнями тысяч мелких грантов и грантиков, проектов и проектиков, просто рухнула под собственной тяжестью.
Ставя во главу угла идею конкурентоспособности, В.Ю. Сурков априори исключает идею развития. Поскольку развитие в современном мире — и в политике, и в экономике, и в науке, и в культуре — осуществляется совсем другим способом, а именно: в проектируемый продукт, товар или социально-политический объект еще на стадии его проектирования закладываются параметры, выводящие готовое изделие из ситуации конкуренции в поле, где конкуренции еще нет, и он захватывает весь мировой рынок - неважно политический или экономический.
Соответственно, надо бы обсуждать проект развития России не в логике «конкурентоспособности», а в логике «что надо сделать, чтобы Россия стала над конкуренцией». Только в этом случае возможен политический успех.
Идею же суверенитета как политического синонима конкурентоспособности давно использовал Б.Н. Ельцин. Что получилось из парада суверенитетов — известно.
Нет необходимости возражать В.Ю. Суркову в том, что В.В. Путин стабилизировал политическую ситуацию в стране и решает проблему технологической эффективности государственной власти. Это радует и обнадеживает. Вопрос в другом, стабилизация деструктивных процессов — это еще и не дело, и не политика, это работа «чистильщика» по исправлению ошибок предыдущих правителей.
Очень хотелось в докладе, или лекции, как назвал свой доклад сам автор, увидеть концептуальные идеологические основы постстабилизационного периода, то есть стратегию и пути развития России.
В полной мере разделяя озабоченность В.Ю. Суркова необходимостью создания в России или хотя бы в партии «Единая Россия» убедительной идеологии, приходится констатировать, что выбранный для этих целей интеллектуальный инструментарий поиска смысла российской государственности и набор методологических средств проектирования новой идеологии, — устарели, и приведут автора если не к прямо противоположным результатам, то, по крайней мере, уведут далеко в сторону от результатов, которых ждет от него вся страна.

Выступление заместителя руководителя Администрации Президента — помощника Президента РФ Владислава Суркова перед слушателями Центра партийной учебы и подготовки кадров ВПП «Единая Россия» 7 февраля 2006 года

Мальцев Виктор

Источник: 
автор: 
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: