КАК ГОСУДАРСТВО ЗАПАСНИКОВ ОБИРАЕТ

05/17/2006 - 21:29

Уполномоченный по правам человека в Волгоградской области Михаил ТАРАНЦОВ подготовил специальный доклад о нарушении прав военнослужащих и приравненных к ним в пенсионном обеспечении лиц (далее – военнослужащие) по вопросам назначения и выплаты пенсий.
Анализируя обращения военнослужащих, поступающих в адрес уполномоченного по правам человека в Волгоградской области, М. Таранцов пришел к выводу, что причины возникновения конфликтных ситуаций, снижающих гарантии права на пенсионное обеспечение, – это несовершенство законодательства страны, ошибки правоприменительной практики, а также субъективные факторы.
Ныне система пенсионного обеспечения военнослужащих, говорится в спецдокладе, построена на принципах, отличных от принципов социального страхования. Вместе с тем в Пенсионный фонд России работодателями производятся страховые отчисления за периоды работы граждан до их поступления на военную и иную приравненную к ней службу, работодатели осуществляют страховые отчисления за военнослужащих при выполнении ими работ по совместительству в период военной службы.
Как следует из правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 23 декабря 1999 года №18-П по делу о проверке конституционности отдельных положений федеральных законов о тарифах страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды, равные обязанности граждан в несении бремени по формированию бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации предполагают и равные права на получение соответствующего страхового обеспечения. Но согласно Федеральному закону «О государственном пенсионном обеспечении в РФ» лицам, имеющим одновременно право на различные пенсии, устанавливается одна пенсия по их выбору. Военнослужащие и военные пенсионеры, как правило, заведомо не претендуют на получение трудовых пенсий, за исключением ее накопительной части, возможность выплаты которой наряду с военной пенсией предусмотрена законом. Действующее законодательство, однако, не содержит норм, которые допускали бы выплату военным пенсионерам, если те достигли общеустановленного пенсионного возраста и имеют необходимый страховой стаж, помимо военной пенсии еще и страховой части трудовой пенсии.
Незаинтересованность в формировании пенсионного страхового капитала приводит к тому, что военные пенсионеры соглашаются на работу без оформления трудовых контрактов, на условия оплаты труда, существенно снижающие уровень их социальной защищенности, в том числе на получение заработной платы «в конвертах», их трудовая деятельность уходит в «тень».
В период кризисной демографической ситуации в России возникает необходимость в привлечении трудовых ресурсов и, в первую очередь, за счет внутренних резервов. Один из таких резервов, по мнению М. Таранцова, – это военные пенсионеры, которые выходят в отставку в подавляющем большинстве случаев еще в трудоспособном возрасте. Законодательство должно стимулировать вовлечение такого трудового резерва в общественное производство, выведение из «тени» трудовой занятости военных пенсионеров. Очевидно, что решением данной проблемы может стать отмена запрета на получение военными пенсионерами одновременно двух пенсий (военной и трудовой).
Одна из проблем пенсионного обеспечения – инфляция. В российском пенсионном законодательстве разработаны механизмы, позволяющие противостоять этому экономическому явлению и поддерживать покупательскую способность пенсий. Предусмотрена система индексаций, а также возможность непосредственного увеличения размера пенсий, в том числе актами Президента РФ. Для сохранения военных пенсий выработан другой механизм? они исчисляются в процентном отношении к отдельным видам денежного довольствия действующих военнослужащих, проходящих службу на тех же должностях, с которых ушли в отставку пенсионеры. Но эффективность данного механизма, говорится в спецдокладе, вызывает сомнения. Ведь за последнее время произошли существенные изменения, которые привели к тому, что денежное довольствие военнослужащих повышается, как правило, за счет систематических и разовых выплат и компенсаций, не входящих в оклад денежного содержания, из которого исчисляется пенсия и, таким образом, блокируется повышение ее размера. В результате размер военной пенсии составляет не более 25-35 процентов от реальных доходов действующих военнослужащих.
В 2005 году участились обращения пенсионеров по поводу несоответствия реальной стоимости продовольственного пайка и выплачиваемой суммы его компенсации, которые разнятся уже в несколько раз. А эта компенсация включается в оклад денежного содержания, из которого исчисляется военная пенсия. Вопрос стал поводом для обращения в Конституционный Суд Российской Федерации, который пришел к выводу, что нормы бюджетного законодательства, касающиеся одной из форм продовольственного обеспечения военнослужащих (денежной компенсации взамен продовольственного пайка) не могут рассматриваться как допускающие отказ от реализации действующих законодательных предписаний о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу по контракту, и как блокирующие право этих лиц на пересмотр пенсий при увеличении стоимости соответствующего продовольственного пайка, выдаваемого военнослужащим.
Но, учитывая количество обращений военных пенсионеров по этому вопросу, М. Таранцов уверен: на эту проблему необходимо еще раз обратить внимание Президента РФ, Правительства РФ и Федерального Собрания РФ и рассматривать ее в комплексе и в контексте изменений порядка формирования денежного довольствия военнослужащих.
В средствах массовой информации порой звучит мнение, что военная пенсия является лишь прибавкой к доходам военного пенсионера при его дальнейшей трудовой деятельности, поэтому ее размер может быть невелик. Но пенсия за выслугу лет, как это следует из статьи 2 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», предоставляется в целях компенсации гражданам заработка (дохода), утраченного в связи с прекращением ими службы при достижении установленной законом выслуги.
Не случайно Постановление Конституционного Суда РФ от 18 марта 2004 года констатировало, что «применительно к лицам, проходившим военную и правоохранительную службу, назначение пенсии за выслугу лет независимо от достижения общеустановленного пенсионного возраста призвано, кроме того, создавать условия для их адаптации к гражданской жизни, способствовать переходу в другие сферы занятости, не допуская при этом существенного снижения уровня жизни в связи с изменением рода деятельности и профессии», но это лишь дополнительная функция военной пенсии. В том же постановлении далее однозначно указано, что «…пенсия за выслугу лет – в системе действующего нормативного правового регулирования пенсионного обеспечения – является государственной гарантией материального обеспечения лиц, проходивших военную и (или) правоохранительную службу, поддержания соответствующего материального достатка, их социального статуса при оставлении службы по желанию самого гражданина либо в силу объективных обстоятельств, препятствующих ее продолжению, в том числе в случаях, когда гражданин уже не отвечает тем повышенным требованиям, которые предъявляются к лицам, проходящим соответствующую службу».
То есть можно сделать вывод, что блокирование со стороны Правительства РФ тех видов денежного довольствия, которые определяют размер военных пенсий, действия Правительства РФ, направленные на снижение размера военной пенсии относительно реальных денежных доходов действующих военнослужащих, связанных с прохождением ими военной службы, в совокупности с законодательной отменой льгот военным пенсионерам и членам семей без справедливой их компенсации, влекут фактическое снижение уровня пенсионного обеспечения военнослужащих, на который они рассчитывали при поступлении на военную службу.
И еще. Согласно обновленному законодательству, говорится в спецдокладе, с начала 2005 го
да утратила силу статья 23 Закона РФ «О ветеранах», в которой говорилось, что ветераны военной службы по достижении возраста, дающего право на пенсию по старости в соответствии с Законом Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации», приобретают также право на льготы, установленные для ветеранов труда. Поэтому те ветераны военной службы, которые до 1 января 2005 года достигли возраста, дающего право на пенсию по старости, сохраняют возможность пользоваться льготами и преимуществами, предусмотренными для ветеранов труда, а их молодые коллеги такого права лишены и для них не предусмотрено никаких компенсаций за период более чем 20-летней службы!
Такая законодательная практика, считает М. Таранцов, недопустима и идет вразрез с принципами равноправия и представлениями о справедливости, провозглашенными Конституцией РФ.

Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: