Рублевые проблемы: риски советов директоров в России

11/09/2006 - 12:10

Персоны с громкими именами могут счесть предложения заманчивыми, но они ступают на корпоративное минное поле, где приказы отдает Кремль

Еще одна неделя, еще одна атака Кремля на Shell и ТНК, российскую нефтяную компанию, наполовину принадлежащую BP. Британские компании все регулярнее обвиняют в неэффективном управлении привлекательными нефтегазовыми холдингами в России. Частично эта критика, возможно, справедлива, но многие наблюдатели полагают, что подлинная цель Москвы – напомнить иностранцам, кто здесь главный.

При рекордно высоких ценах на сырье Владимир Путин знает, чего стоят российские энергетические ресурсы, и не боится влияния, которое они дают ему на мировой арене. Государство усиливает свой контроль над российскими энергетическими активами, и западные инвесторы мало что могут предпринять на этом поле.

Все это может слегка раздражать Джорджа Робертсона, бывшего члена лейбористского правительства. На посту генерального секретаря НАТО во время конфликта в Косово в 1999 году он привык осаживать разгневанный Кремль. Теперь он член совета директоров ТНК, чья позиция неизбежно ближе к кроткому повиновению.

Бессилие перед лицом подавляющей власти Кремля – это лишь одна из проблем, присущих жизни совета директоров в России. Добавьте к этому опасения по поводу корпоративного управления и хитроумные правовые конфликты, и вы поймете, почему некоторые потенциальные директора из Западной Европы и Америки не жаждут рисковать репутацией ради пригоршни рублей.

"Если бы я консультировал российские компании по поводу создания совета директоров, я рекомендовал бы им найти самые известные, уважаемые фигуры на Западе, – говорит Уильям Браудер, генеральный директор московского акционерного фонда Hermitage Capital Management. – Если бы я консультировал эти фигуры на Западе, я бы рекомендовал им потребовать кучу денег в качестве компенсации за то, что они принимают на себя наследие компании. Многие российские компании были созданы при весьма неоднозначных обстоятельствах".

Браудер советует всем, кто рассматривает возможность занять место в совете директоров российской компании, "проявить должное усердие и обстоятельность, а не основывать решение на приятных вещах, которые говорятся на совещаниях".

На прошлой неделе сэр Ричард Сайкс, бывший босс компании GlaxoSmithKline, отверг предложение стать не исполнительным президентом российской стальной компании "Северсталь", которая в ближайшее время выходит на Лондонскую биржу с ценой размещения в 6 млрд фунтов. Справедливости ради скажем, что нет никаких свидетельств того, что на решение Сайкса повлияли вопросы корпоративного управления, наоборот, Сайкс сказал, что просто очень занят, чтобы согласиться на эту работу. Но он не первый, кто отверг высокий пост в России.

Дональд Эванс, бывший министр торговли США, отверг пост президента недавно разместившей свои акции "Роснефти", нефтяной компании, большинство в которой принадлежит российскому правительству. Такое решение он принял, несмотря на личное приглашение Путина и согласие бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера занять хорошо оплачиваемый пост в трубопроводном филиале российской газовой монополии "Газпром". Аналитики полагают, что многие другие гранды финансов и политики в частом порядке отвергли предложения работы, сделанные Россией и другими странами бывшего Восточного блока.

С другой стороны, много таких, кто согласился. Самая известная фигура из Сити – это Брайан Гилбертсон, бывший босс BHP Billiton и Vedanta, два года назад переехавший в Москву, чтобы взять в свои руки бразды правления алюминиевой компанией "Суал" за зарплату и бонусы, по сообщениям, достигающие 100 млн фунтов. Лорд Дейрсбери, изначально из гостиничной компании De Vere Group, является президентом зарегистрированной на альтернативном инвестиционном рынке компании KazakhGold, после того как ранее он занимал посты в советах директоров российских компаний Highland Gold и стального бизнеса Evraz.

Лорд Ренвик Клифтонский, вице-президент инвестиционного банка JP Morgan, одновременно заседает в совете директоров медной компании Kazakhmys, входившей в прошлом году в индекс FTSE 100. А Норман Ламонт, бывший канцлер в правительстве консерваторов, является советником российского банка Unistream.

Поскольку советники вроде Ламонта не входят в совет директоров, они защищены от юридических обязательств, которые обременяют директоров в случае непредвиденных катастроф, хотя нет никаких указаний на то, что так будет и в случае Unistream. Однако Крис Уифер, аналитик московского "Альфа Банка", предупреждает, что директора в некоторых компаниях рискуют, что "их обвинят во многом, хотя у них нет реального влияния".

Многие российские компании, подчеркивает он, не имеют вызывающего опасения багажа, особенно те, кто работает в новых секторах бизнеса, и крупные промышленные компании, которые ввели у себя международные стандарты отчетности (количество таковых неуклонно растет). Но другие могут оказаться объектами неожиданных судебных исков, берущих начало, например, в неоднозначных приватизационных сделках середины 1990-х годов, в ходе которых создавались многие из них.

В других местах членам совета директоров бывает трудно добиться реального влияния и вступиться за мелких инвесторов в компаниях с господством мажоритарных акционеров. "Северсталь", например, будет на 75% принадлежать олигарху Алексею Мордашову и после ее регистрации на бирже. После отказа Сайкса от места президента стальная компания продолжает поиски в Сити людей, которые займут места не исполнительных директоров.

Еще один аналитик предупреждает, что в отраслях, которые Кремль считает "стратегическими" – это, прежде всего, энергоносители и металлы – компании фактически пляшут под дудку правительства. Желание Путина использовать свое влияние на компании в политических и дипломатических целях было очевидным в случае "Газпрома", который в прошлом году внезапно прекратил поставки ориентированной на Запад Украине, а позже отказал западным компаниям в возможности инвестировать в гигантское газовое месторождение "Штокман".

В эти выходные он в одностороннем порядке значительно повысил цены на газ для Белоруссии. Ни один из этих шагов, похоже, не отвечает коммерческим интересам "Газпрома", который в настоящее время на 49 % принадлежит практически бессильным частным инвесторам.

Президент KazakhGold лорд Дейрсбери признает, что работа в "стратегически важных" российских отраслях может быть "осложнена", но добавил, что многие сектора, включая и его, не привлекают особого внимания Кремля. Значение доминирующего владения, считает он, тоже преувеличено. "Мы видим, как ликвидность акций наращивается в этих компаниях, когда основатели продают свои авуары, что, по-видимому, делает их интереснее для Сити и облегчает создание куда более демократичного положения в совете директоров".

Он добавляет, что Россия и страны СНГ предоставляют огромные возможности западным директорам. "На меня, например, произвел огромное впечатление калибр людей, руководящих этими предприятиями, и захватывающий потенциал роста. Ты либо заражаешься этим, либо нет".

Конал УОЛШ

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: