Лидер российских мусульман отвечает на ваши вопросы

10/30/2006 - 16:46

Ислам исповедуется на территории России уже более тысячи лет. За это время был накоплен огромный опыт его сосуществования с христианством и другими религиями в рамках российской государственности.

В последнее время тема ислама возникает, главным образом, в связи с деятельностью радикалов и экстремистов. Однако ясно, что этим она не исчерпывается.

Достаточно ли хорошо россияне, да и жители других стран, информированы об исламе?

Чтобы восполнить пробелы в познаниях, председатель совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин любезно согласился вступить в диалог с читателями bbcrussian.com и ответил на их вопросы.

Петя Лидский: Что Вы думаете о модернизации ислама, актуален этот вопрос? Если да, какова может быть роль российских мусульман в модернизации ислама?

Равиль Гайнутдин: Ислам прогрессирует и бурно развивается в современном мире. Значит, вопрос ставится неправильно, и говорить о консерватизме не стоит. Сегодня в мире растет число мусульман. Ислам развивается, развивается мусульманская мысль.

Что касается России, то с конца XVIII, а также в XIX веке развивалось новое движение, которое называлось джадидизм - обновление исламского учения. В своих статьях и выступлениях я уделяю много внимания теме модернизации, обновления исламской мысли. Это не означает обновления постулатов и канонов ислама.

С учетом развития современности и глобализации необходимо, чтобы сам мусульманин соответствовал требованию времени и находил себя в современном мире, оставаясь при этом представителем ислама. Ислам - по существу модернизированная, самая молодая религия. Ислам дает право творческой мысли, развитию науки, культуры, философии. Этому много примеров. Мусульманский мир обогатил человечество знаниями, культурой.

Ислам развивается и сейчас. Можно модернизировать условия существования ислама в многонациональной и многокультурной среде, не модернизируя при этом его постулаты. Я - сторонник обновления исламского учения, тех его сторон, которые касаются социальной сферы, гуманистических сфер житья человека.

Основные постулаты, конечно, непоколебимы. Они касаются совершения намаза, соблюдения поста, закята, совершения паломничества, взаимоотношений мужа и жены, их имущественных отношений, родственных отношений. Все это не подлежит изменению. Ислам требует соблюдения и сохранения основных канонических вопросов.

Вопросы отношения человека к представителям другого вероисповедания, другой культуры заложены в основы ислама. А взаимоотношения человека с меняющимся обществом, его жизнь в бизнесе - все это можно изменять и корректировать с учетом современности.

Если раньше вопросы инвестиций и кредитования решались между двумя людьми по принципу "взял деньги в долг - вернул", без процентов, то теперь другие отношения. Если человек занимается бизнесом, он платит налоги, входит в совершенно иные экономические отношения. Эти отношения закрепляются определенным договором. Действуют новые нормы отношений на основе взаимного согласия сторон, и это соответствует исламу.
Отношения человека с государством, с армией, с обществом, с представителем другого вероисповедания - все это может обновляться с учетом новых требований.

Евгений, Россия: Пророк отрезал часть своего халата, чтобы не разбудить спящего котенка, а теперь именем Аллаха прикрываются тяжкие преступления. Алгебра, геометрия, медицина, литература, мореплавание - все это сохранил для человечества исламский мир, когда в Европе сжигали людей за подобные вещи. Сейчас существуют запрет телевидения в Афганистане, беззаконие в Чечне и т.п. Что не так в исламском мире?

Равиль Гайнутдин: К сожалению, мы наблюдаем и такое - и запрет телевидения в Афганистане, и беззаконие в Чечне. Но здесь нельзя обвинять ислам и религию. Всевышний Аллах установил, что человеческая жизнь священна. Дает жизнь всевышний, и только он имеет право отбирать жизнь. Если кто-то идет против этого закона, значит этот человек является нарушителем закона Аллаха, является преступником и будет наказан и судом на земле, и судом всевышнего Аллаха.

Говоря о запретах телевидения или кино, не нужно обвинять исламский мир. Если люди безграмотны, они могут совершить множество ошибок... Православное духовенство тоже выступает против определенных телепрограмм. То есть, речь идет о запрете показа пороков. И это в какой-то степени - ограждение паствы в моральном и нравственном отношении... Запреты на просмотр телепрограмм в Афганистане в понятии, возможно, малограмотных людей были направлены на защиту морали и нравов общества.

В целом скажу, что ислам является прогрессивной религией, и если бы наш пророк жил в наши дни, он был бы самым передовым - пользовался бы компьютером, интернетом, мобильными и сотовыми телефонами, летал бы на самолетах, принимал бы все прогрессивное и требовал бы от своей уммы, чтобы люди были просвещенными и шли в ногу со временем.

Ислам запрещает только безнравственное, пороки. А то, что помогает душе - очиститься, разуму - думать, анализировать, получать информацию и использовать это в жизни, ислам не запрещает. Ислам поощряет киноискусство, которое способствует развитию духовности, толерантности, веротерпимости.

Би-би-си: А как обстоит дело с вопросом о запрете изображения человека и животных?

Равиль Гайнутдин: Это было во времена, когда люди поклонялись своим идолам, созданным человеческим творением. Когда многобожники, язычники поклонялись красивому, своим творениям, нужно было устанавливать в том обществе монорелигиозность. В те времена богословы запретили поклонения людей своим творениям.

Сегодня ислам является мировой религией, и образованного человека нельзя заставить поклоняться портретам и фотографиям. Если в душе человека есть вера в Единого Бога, то человек этот никогда уже не будет поклоняться фотографии или изображениям.

Сергей, Russia, Siberia: Каково Ваше отношение к ваххабизму? Что это конкретно за жупел, которым сейчас всех пугают?

Равиль Гайнутдин: Ваххабизм, безусловно, существует. Это государственная идеология в Саудовской Аравии и некоторых странах Персидского залива. Эта идеология являлась для этих стран идеей собирания народов и обретения независимости. Поэтому саудовцам дорога эта идеология. Однако то, что мы видим и слышим под названием "ваххабизм", отличается от того ваххабизма, который является идеологией некоторых государств.
Ваххабизм в лице терроризма - это вредная идеология, которая распространяется на Северном Кавказе. Идеология остается лишь идеологией, если она не проповедует насилия и кровопролития. Если же идеология направлена на убийство, совершение террористических актов, речь идет уже об определенных политических целях, нерелигиозных...

В так называемом ваххабизме, который пытаются внедрить на Северном Кавказе, есть одна опасность. Она заключается в том, что если человек не является представителем твоей общины и с твоими же взглядами, то необходимо бороться с этим. Эта агрессивность является очень опасным явлением. Если таким образом представитель ваххабизма борется даже со своим же единоверцем, вплоть до его уничтожения, то эта идеология является опасной, и с этой идеологией нужно вести серьезную и жесткую борьбу. Но подчеркиваю: идеологией нужно бороться против идеологии. Значит, этих людей нужно убеждать. Если же они не идут на убеждение, а идут на преступление, на путь агрессии, то это преступление нужно пресекать. Пресекать адекватно и даже жестко.

Би-би-си: Почему в настоящее время так много радикальных течений имеют распространение в России?

Равиль Гайнутдин: Радикализм был всегда. Он развивается, в основном, среди молодежи. Молодые люди всегда хотят быстро все изменить и устроить жизнь по своему хотению и убеждению. Почему эти люди встают на путь радикализма? Причины надо искать в социальной сфере. Если люди сталкиваются с социальной необустроенностью, несправедливостью, то тогда и возникает почва для обострения отношений между членами общества и образованию радикализма.

Отсюда следует, что нужно решать социальные проблемы людей. А развитие радикализма в мире опять же связано с несправедливостью между государствами и народами, ущемлением прав определенных категорий лиц. Радикализм появляется тогда, когда народ нищенствует, бедствует. Более радикальные настроения - на северном Кавказе; более умеренная, спокойная ситуация - в Поволжье, на Урале, в Сибири, в европейской части России.

Ведь ситуация лучше, радикальных настроений меньше там, где наблюдается более стабильная политическая и социально-экономическая обстановка. В таких регионах и государственная власть более демократична, чем, например, на северном Кавказе. Как правило, в более благополучных регионах нет такой клановости, мафиозной поруки, традиции решать вопросы силовым давлением, а значит есть более спокойный приход к власти.

Клановость и тейповость создают несправедливую обстановку и побуждают людей к радикализму, к экстремизму. Замечу, что ислам не является радикальной религией. Ислам называется религией середины и не любит крайностей. Ислам требует идти по середине, шаг за шагом добиваясь успеха.

Сегодня мы, например, на Ближнем Востоке видим социальную несправедливость, когда ущемляются права целых народов, кто-то диктует свой вариант развития общества, установление культурных норм для народов отличительной культуры и бытия. Все это и создает конфликт цивилизаций, конфликт идей и политических интересов.

Би-би-си: В последнее время политики используют клише "исламский радикализм", "исламский экстремизм". Ваше отношение к таким формулировкам?

Равиль Гайнутдин: Часто можно слышать и "исламский фундаментализм", как будто подобных проявлений нет в других религиях. Экстремизм есть в Ольстере, радикализм в Израиле. Однако мы не используем выражение "христианский экстремизм" или "христианский радикализм". Или "иудейский экстремизм".

На самом деле речь идет о политическом экстремизме, который не является религиозным экстремизмом. Представители религий таким образом решают свои политические и социальные проблемы.

Би-би-си: Россия еще во времена Золотой Орды показала миру пример толерантности, мирного сосуществования двух конфессий. Православные храмы были освобождены от налогов. Существовал запрет властей причинять вред представителям духовенства, монашества...

Равиль Гайнутдин: Совершенно верно. У России есть уникальный опыт мирного сосуществования своих религий и народов. И сегодня, когда к нам приезжают западные эксперты, мы предлагаем им изучать российский опыт. Мусульмане, христиане, иудеи, буддисты, представители других конфессий христианства мирно живут на территории европейской части России.

Посмотрите на опыт мирного проживания людей в Республике Татарстан, в Башкирии, других регионах. Ислам и христианство, ислам и буддизм, ислам и иудаизм дружат, созидают и сотрудничают. Конфликта между религиями нет. Следовательно, в учениях этих религий нет норм, которые требуют конфликтовать с другими религиями и культурами. Люди искусственно создают конфликты.

Isam, Tajikistan: Считаете ли вы, что на земле чеченской идет (или шла) священная война Джихад?

Равиль Гайнутдин: В исламе нет термина "священная война". Джихад не называется войной. Джихад означает усердие. Ни в Коране, ни в сунне Пророка нет словосочетания "священная война". И нет никакого повода объявлять войну священной.

Джихад - это усердие. Мы должны вести борьбу со своими внутренними недостатками, пороками, должны воспитывать душу, свое нутро - это и есть джихад. Поэтому соблюдение поста в период Рамадана для мусульманина является джихадом, священным делом, борьбой с пороками, но не войной.

Alavdi, UK: Равноправие Ислама и Православия - есть ли оно в России?

Равиль Гайнутдин: Сегодня ислам получил в России невиданные права. Ни во времена царской России, ни в период коммунистического режима мусульмане не имели таких возможностей, какие имеем в настоящее время.

Сегодня законодательно мы являемся традиционной религией российского государства. И мусульмане являются коренными народами, которые исповедуют ислам и внесли свой вклад в создание государственности и духовную и нравственную жизнь российского общества. Это признано законом.

На основе Конституции православие и ислам являются равноправными. Однако на деле, к сожалению, равноправия нет.Православные считают, что их большинство, и Россия - православная страна. А мы говорим: нет, Россия - и православная, и мусульманская. Если бы мы, мусульмане, не помогли организоваться русским князьям, не было бы российского государства.

Мусульманские народы способствовали созданию российского государства. Без мусульман не было бы Руси, не было бы самой России. В России 20 миллионов мусульман. Они имеют право называться представителями российского государства, коренными жителями и требовать равноправного отношения к себе.

Галина, Россия: Хотелось бы узнать более точную формулировку того, кто такие по исламу неверные?

Равиль Гайнутдин: Неверные - те, кто поступает неверно по отношению к другому человеку. То есть, имеется в виду ущемление прав человека, лишение его принадлежащей ему собственности, проявление агрессии, убийство близких.

В религии еще есть понятие неверия. Неверия в единственного бога и причисления к единому богу множества божеств. Это означает, что язычники, идолопоклонники неверны в своих убеждениях. Мусульмане не считают неверными ни христиан, ни иудеев. Они считают их людьми Писания, братьями по единобожию.

Би-би-си: Должны ли мусульмане подчиняться президенту, который не является мусульманином - такой вопрос задают наши читатели.

Равиль Гайнутдин: Есть государство, и есть демократический механизм прихода к власти. Мусульманин тоже может стать руководителем государства. Руководители некоторых субъектов РФ являются мусульманами. И у мусульман есть возможность занять и высшую должность президента.

По поводу того, подчиняться или не подчиняться всенародно избранному президенту - в Коране сказано, что нужно повиноваться Аллаху, его посланнику и тем, кто вершит вашими делами. Значит, мы должны повиноваться, подчиняться указам президента страны. В повседневных делах, в быту, в семье мы должны жить по своим религиозным законам. Но живя в обществе, в государстве, мы должны жить по закону этого государства.

Би-би-си: Судя по официальной информации, иногда представители органов правопорядка при задержании верующих людей изымают у них, как утверждается, литературу экстремистского толка. Так ли это? А если на самом деле изымают Коран или Хадисы? Как говорится, а судьи кто?

Равиль Гайнутдин: Подобные сообщения мы моментально изучаем. Если есть несправедливость - реагируем на это и защищаем наших верующих в суде. Однако террористические акты нередко дают повод для проверок отдельных граждан. Не даем ли мы, мусульмане, повод для того, чтобы нас унижали, оскорбляли и проверяли? Конечно, иногда мусульмане сами виноваты.

Да, есть ущемление прав граждан со стороны правоохранительных органов, превышение полномочий, нарушение закона. И у органов правопорядка нет экспертов, которые могли бы подтвердить или опровергнуть утверждения о том, что изымаемая литература является экстремистской.

Если в литературе говорится о том, что нужно взрывать и убивать и как это делать - да, это книги экстремистского характера. А если книга является чисто религиозной, тогда речь идет о голословном обвинении. Каждый случай изъятия литературы требует отдельного разбирательства. И мы этим занимаемся.

Musul'manin: Исламофобия со стороны властных структур набирает обороты, и страдают далеко не только так называемые "радикалы", но и вовсе аполитичные мусульмане...

Равиль Гайнутдин: Касаясь вопроса об исламофобии на уровне политиков, скажу, что, наверное, в каждом обществе есть невежды. Есть они и в России - и депутаты, и политики, и чиновники. Нужно просвещать людей. Об исламе и его доброй стороне очень мало информации в СМИ. Нужно знакомить людей, сближать религии, культуры.

Если будет больше информации об истинном учении ислама вместо показа тех, кто бегает по горам с повязкой на лбу, показа убийства людей и создания нового образа врага, тогда в стране и будет нормальное общество. Нужно показывать представителей науки и культуры, трудящихся, которые созидают, и на их примере воспитывать других. Надо знакомить людей с прекрасными представителями ислама. Тогда и появится доверие и уважение и будет меньше невежд.

Би-би-си: И все же есть боевики, которые убивают людей, делая это под знаменем ислама...

Равиль Гайнутдин: Если те, кто бегают по горам и убивают людей, думают, что попадут в рай, они абсолютно далеки от ислама и безграмотны. Убийство одного человека перед Аллахом равняется убийству всего человечества. А убийство невинных людей - тягчайший грех перед Аллахом.

Очень легко надеть повязку, а в душе ничего не иметь. А потом идти по велению того, кому хорошо заплатили, и кто платит тебе. Плата за убийство и пропаганда насилия ничего общего с исламом, с духовностью не имеет. Ты взрываешь себя за деньги, которые получит твоя семья от заказчиков теракта. Это политика и корысть.

Ирина, Россия: Многие замужние женщины принимают ислам, будучи в браке за православными. Почему же все имамы говорят в один голос - развод и точка! Неужели для таких, как мы, нет выхода?

Равиль Гайнутдин: Мусульманские богословы исламского мира действительно требуют развода, если муж не приходит в ислам. Ведь речь идет о будущем семьи и детей. Мусульманка не имеет права выходить замуж за христианина или представителя другого вероисповедания. Ислам требует, чтобы мусульманка оставалась в своей вере и воспитывала детей в своей религии.

По исламу, мужчина дает пропитание, обеспечивает семью. Мужчина должен заботиться о жене и детях. И если глава семейства не является мусульманином, дети тоже будут представителями другого вероисповедания или неверующими. Только по этой причине мусульманские богословы говорят о необходимости уговорить супруга обратиться в ислам, чтобы семья была в одной вере, чтобы дети воспитывались в одной религии.

Timur, Russia: Если я встречаюсь с девушкой-мусульманкой, и у меня искренние намерения на ней жениться, то что мы имеем право делать и имеем ли мы право вообще встречаться? Здороваться за руку? Обниматься, целоваться?

Равиль Гайнутдин: Ислам разрешает видеться девушке и парню, ходить в кино, на концерт, беседовать, чтобы узнать жизненные взгляды друг друга, отношение к религии, к семье. Но оставаться наедине, целоваться и вступать в интимные связи ислам не разрешает.

Владимир, Россия: Является ли ношение хиджаба фундаментальным правилом ислама?

Равиль Гайнутдин: Само понятие хиджаба неоднозначно. В исламе определены части тела как мужчины, так и женщины, которые должны быть прикрыты от постороннего взгляда. У мужчин тело должно быть прикрыто от пупка до колен. Женщины прикрывают голову, тело от шеи до кистей рук и щиколоток. Требования закрывать лицо в исламе нет.

В современном мире, на фоне борьбы с терроризмом, когда женщины-террористки взрывают себя на улицах, полицейские в разных городах мира и российские милиционеры обращают внимание на тех, кто полностью закрывает тело одеждой. И в целях безопасности других граждан таких женщин могут останавливать и проверять.

Поэтому теперь некоторые мусульманские богословы говорят, что живя в странах запада, мусульманки могут не покрывать голову платком и идти в школу или институт. В Турции женщины совершают все религиозные обряды, но не покрывают голову. В этом случае они не нарушают законов ислама и подчиняются законам страны, в которой они живут. То есть, речь идет об изменениях, которые делаются в условиях современного мира.

Би-би-си: В последнее время много сообщений о росте числа новообращенных мусульман. Чем ислам привлекает тех, кто сегодня обращается в мусульманскую веру?

Равиль Гайнутдин: Раздувание исламофобии в мире, видимо, подталкивает людей к тому, что они начинают интересоваться исламом, изучать его. То есть, речь идет о протестном обращении людей в ислам. Люди осознают, что это очень простая, доступная и понятная религия. Думаю, простота и логичность ислама привлекает людей. И мусульман становится все больше и больше и в Америке, и в Европе.

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: