БЕСЛАНСКАЯ ТРАГЕДИЯ: ТОЛЬКО ИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ…

05/17/2006 - 21:29

Состоявшееся на прошлой неделе во Владикавказе оглашение выводов парламентской комиссии Северной Осетии – Алании по расследованию теракта в Беслане, которые в течение часа изложил председатель комиссии по расследованию теракта – заместитель руководителя республиканского парламента Станислав Кесаев, не стало прорывом в деле расследования причин бесланской трагедии.
В частности, комиссия пришла к выводу, что о готовившемся нападении боевиков не было известно заранее. Из чего последовал вывод, что «захват школы террористами стал следствием недоработки правоохранительных органов».
– Из сведений документов, предоставленных нашей комиссии республиканским министерством внутренних дел, следует, что упреждающей информации о том, что готовится нападение, не было, – сказал С. Кесаев.
–Без сомнения, захват школы в Беслане – это прежде всего недоработка правоохранительных органов, – акцентировал далее вице-спикер.
Восьми членам комиссии так и не удалось выяснить, почему «большое количество вооруженных людей незаметно достигло крупного железнодорожного и авиацентра, которым является город Беслан».
Не стал сенсацией и другой вывод комиссии – о том, что в период штурма здания школы 3 сентября 2004 года были применены гранатометы, огнеметы и танковый огонь.
Однако С. Кесаев выразил недоумение, почему по прошествии многих месяцев после штурма по данному факту назначены новые экспертизы.
В докладе также упоминалось о несогласованности в деятельности штаба по освобождению заложников. В частности, вице-спикер отметил, что «дозирование информации о количестве заложников в школе повлияло на характер предпринимаемых действий».
По мнению членов комиссии, если бы в день захвата бесланской школы №1 первого сентября прошлого года официальные лица из штаба операции не утверждали, что количество заложников 354 человека (на самом деле в качестве заложников находились более 1 тысячи человек – «ЮФ») характер предпринимаемых мер, в том числе и на федеральном уровне, был бы иным.
– Непонятные действия штаба, привели к тому, что родители и родственники заложников не верили в любой вариант решения проблемы, и уже 2 сентября ими была выдвинута идея создания «живого кольца» вокруг школы для того, чтобы не допустить ее штурма силовыми структурами, – сказал С. Кесаев.
Он также опроверг устойчивое мнение членов общественной организации «Матери Беслана» о том, что штурм школы был спровоцирован выстрелом со стороны окружавших ее федеральных сил.
– У комиссии нет оснований считать, что штурм школы в Беслане начался после выстрела со стороны федеральных сил, – вначале категорично заявил докладчик.
Но минуту спустя он допустил, что «идея предположительного выстрела извне, послужившего якобы началом штурма, возможно, имеет право на существование».
Отвечая на вопрос, почему бывшему лидеру чеченских сепаратистов Аслану Масхадову позвонили только спустя 28 часов после захвата школы, С. Кесаев, сказал, что «Масхадов и Закаев скорее всего причастны к трагедии в Беслане, и обращаться к ним как к освободителям было бы кощунственно».
Немудрено, что после оглашения доклада присутствующие на сессии десять женщин из общественной организации «Матери Беслана» были, мягко говоря, возмущены. Так, одна из лидеров этой организации Элла Кесаева от лица десятерых активисток движения, присутствовавших на парламентской сессии, заявила журналистам:
– Доклад не дал ответа на главный вопрос: кто конкретно виноват в гибели наших детей.
Менее категоричен в своих выводах был глава республики Таймураз Мамсуров:
– Считаю, что комиссия добросовестно поработала. У нее нет ни к кому никаких резких претензий. Учитывая, что комиссия эта парламентская, думаю, что совершенно правильно не было смысла тратить еще больше времени, чтобы заниматься парламентским расследованием. Члены комиссии свою функцию выполнили, доложили парламенту, и комиссия прекратила свою деятельность.
Вместе с тем он отметил, что вопросы у парламентской комиссии Северной Осетии к правоохранительным органам остались.
– Авторы доклада тоже не претендуют на объективность, потому что следствие не закончилось. Вопросы к правоохранительным органам остались. Они больше риторические, но, конечно, было бы хорошо, если бы следствие нашло возможность на них ответить, – косвенно поддержал бесланских матерей глава республики, у которого в дни трагедии в заложниках в школе находились двое детей.
Однако один «плюсик», на мой взгляд, доклад дал. По крайней мере, он подтолкнул Александра Торшина точно обозначить конкретные сроки оглашения расследования по Беслану федеральной парламентской комиссии.
– В третьей декаде декабря этого года мы отчитаемся о работе – очень бы хотелось закончить в этом году, – сказал в тот же день в одной из телепрограмм возглавляющий московскую комиссию вице-спикер Совета Федерации.
А. Торшин также положительно отозвался о работе своих североосетинских коллег:
– Они проделали большой объем работы. И то, что они сделали, – много для продвижения к истине. Часть материалов доклада комиссии парламента Северной Осетии будет использована в выводах федеральной парламентской комиссии по расследованию теракта в Беслане.

Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: