Вопрос информационной безопасности: в Ростове-на-Дону стартовали "Курсы сознательной трезвости", организованные общественниками

10/21/2015 - 18:59

В Ростове-на-Дону накануне, 19 сетября, прошло вводное занятие "Курсов сознательной трезвости", организованных для всех желающих общественной организацией "Трезвый Дон". Лекции ведутся по особенной методике. Она не имеет ничего общего с медикаментозным лечением, а основывается на объяснении сути зависимости, выявлении источников и причин и, в конечном итоге, - формировании новой, "трезвой" программы поведения.

По словам организаторов курсов, их эффективность для тех, кто добросоветсно выполняет все задания - 100%. В интервью "ЮФ" ведущий лекций Виктор Пономарев рассказал о мероприятии.

- В своих сообщениях вы указываете, что занятия представляют собой курс информационной безопасности. Какое значение вы вкладываете в это понятие?
- Методик, по которым занимаются с зависимыми людьми, много. Если брать наркологов, то они видят проблему именно в химических свойствах вещества, которое вызывает зависимость. Но на самом деле вещь эта педагогическая, и решается педагогическим способом, вот так в классе. Любая зависимость, даже та, которую называют химической, образуется в процессе обучения. То есть, из внешней среды информационным способом навязана какая-то модель поведения.
Классические методики избавления от зависимости почему-то считают, что она образуется в процессе отравления каким-либо веществом. На самом деле нет. Наукой это уже давно доказано, но и практика довольно красноречива. У наркологов результативность – 4%, можно сказать, какая-то погрешность. 4% людей могут заставить себя самостоятельно. Наша же эффективность, если человек выполняет все задания – 100%.
Соответственно, люди хотят какого-то волшебства. Потому и кодировки в моде. Хотят прийти, и раз, за него все сделали. А здесь надо работать, хотя на самом деле мы сильно не нагружаем людей. Работать в каком плане? Сидеть, слушать, писать конспект, который я пишу на доске, выполнять домашнее задание, как в школе. Это какое-то время, хотя реабилитационные центры – это еще больше времени. Мы же не вырываем человека из среды. К нам он приходит после работы или учебы, занимается, перед сном делает домашнее задание.

- А что это за домашние задания?
- Это написание дневников. Методика Шичко состоит в том, что сначала на занятиях мы рассматриваем теорию, то есть, правдивую информацию: что вредно, как устроена зависимость, откуда она берется, кому выгодна, причины и следствия в разных аспектах. А закрепляет человек эту правдивую информацию уже дома при написании дневника. Это, можно сказать, расширенная анкета. Там есть ряд фиксированных вопросов, но ответы на них меняются в зависимости от дня. Одна часть – это его события за день, другая – это его выводы, которые он делает, анализ событий. Можно назвать это самоанализом, аутотренингом.

- Как много у вас участников по итогам вводного занятия?
- Не знаю, сколько сегодня придет, но вчера было человек 16-17. Что приятно, к нам приходят ребята, которые уже прошли курс. Ирина, например, прошла курс уже в общественной организации, но приходит, потому что мы здесь повторяем теорию. Ей интересно заново прослушать какие-то темы. Потом, когда человек берет всю эту информацию, он ее не может держать в себе. Это такая хорошая закономерность: в материальном мире, скажем, у вас есть ручка, вы мне ее отдадите, и у меня будет ручка, а у вас нет. В информационном мире по-другому: у меня есть информация, я вам ее отдал, и она есть и у меня, и у вас. Этим мы и пользуемся. Это та нормальная система, когда человек взял информацию, и затем понял, что она хорошая, и нужна не только ему. И он будет нести ее как минимум в свою семью. А может заняться и общественной деятельностью, тогда охват: школьники, студенты и так далее.

- Какой у вас контингент участников?
- Контингент – разный. У нас занятия универсальные, широкого плана. Самое узкое направление – освобождение от зависимости, будь то табачная зависимость, алкогольная или наркотическая. Мы между ними разницы никакой не делаем. Это одна вредная привычная, единый комплекс. Некоторые их делят, и это одна из причин неуспеха наркологов и вообще классического, медицинского подхода. Они лечат их по отдельности. Но проблема – одна. Все – и наркоманы, и алкоголики – это бывшие трезвенники. Все люди рождаются трезвенниками, это наше естественное состояние. Потом уже они начинают травить себя под действием рекламы и целого комплекса информационного воздействия. Если повезет, они осознают, что это неправильно, и бросают. Наша задача – вернуть людям сознательную трезвость.
Так вот, мы делим людей только на две категории: есть бывшие трезвенники и нынешние трезвенники. И неважно, чем он себя травит: табаком, алкоголем или наркотиками, устроено все это одинаково. И наркотиками люди травят себя только если до этого они уже были приобщены к алкоголю или табаку. Если человек не сталкивался и жил в свободе от алкоголя и табака, ни к каким наркотикам он не притронется. Чтобы прийти к тяжелым интоксикантам, ему нужно пройти путь от табака и алкоголя – поверить, что есть какие-то вещества, которые как-то изменят его сознания, помогут.
Для ребенка это алкоголь: он видит, как взрослые себя при нем ведут. Сейчас кричат – спайсы, спайсы. Но для того, чтобы курить спайс, человек сначала должен научиться курить табак. Поэтому это все – следствие проблемы. А проблема в мировоззрении. Человека лишают трезвости, лишают понимания, что это ценно, важно. Когда это все за десять занятий по полочкам раскладываем, человеку все становится ясно: зачем он травится, почему ему это не надо, кому выгодно…

- А кому это выгодно?
- В обществе всегда есть несколько корыстных интересов.

- Вы имеете в виду финансовый интерес?
- Самый простой – это да, финансовый интерес. Люди хотят заработать деньги, причем как можно более легким способом. Самый легкий – это когда стоимость производства копеечная. Тот же алкоголь и табак копейки стоит. Какие-то интоксиканты могут вообще ничего не стоить. Скажем, насвай – это куриный помет. А продают его за большие деньги, и подсаживают человека. Конечно, это выгодно.
Второй интерес, более высокого порядка – это политический. Если людей, массу, нужно вести к хорошим делам, нужны умные, культурные, творческие люди. А если вести на дно, чтоб их обворовывать, уничтожать, они сами не пойдут, им нужно «промыть мозги». Нужно, чтоб их мозг работал слабо, и тогда ими легко управлять. Пьяным народом легче манипулировать. Этими вещами пользуются уже много веков, те же шаманы, например.

- Как к вам люди попадают?
- Сарафанное радио. И немного – социальные сети. А так, чтобы человек пришел, надо, чтоб ему кто-то сказал. Я кому-то сказал, еще кто-то из наших. Или же предыдущие слушатели.

- Как часто проводятся курсы?
- Мы работаем с 2012 года, и это 11-й раз. В среднем стараемся раз в три месяца. Вообще метод Шичко здесь на юге с девяностых годов, но затем он утратился. Раньше сотни людей приходили, актовые залы снимали. Но тогда все шло еще на отголосках горбачевского антиалкогольного закона. Это было на слуху. Но потом организации исчезли, у них не стало последователей, потому что деятельность загнали в коммерческое русло. Получалось, что человек покупал свою трезвость. Мы же показываем, что мы общественники, мы здесь не зарабатываем. У нас цель – не просто освободить одного человека от зависимости, у нас цель – трезвая Россия. Программа работает по всей стране.

- Вас поддерживаю какие-то другие организации или властные структуры?
- Так-то нас все поддерживают, к кому бы мы ни обращались. У нас такая тема, что никем не воспринимается в штыки.
Но административная поддержка в чем могла бы заключаться? В направлении к нам людей, преподавателей? Ведь мы не то что справляемся со своими задачами, нам мало аудитории. Мы готовы обучать преподавателей, чтобы они дальше вели уроки. Мы ведь сами ведем уроки. Но сколько я могу провести уроков, плюс еще несколько участников? Это капля в море. А у нас есть в школах специалисты по профилактике, которые реально работают неэффективно, и они сами об этом говорят. А у нас есть эффективная программа. Она в напечатанном виде. Ее проверяют и говорят – да, действует. Мы готовы ее дать, обучить, но вот с этим пока как-то не срослось. Хороший контакт сложился только с библиотеками, туда нас зовут. В остальном: видимо, пока мы не нашли ходы…
Никакие субсидии, гранты мы тоже не получали. Бумажная работа – это все время. Нас несколько человек, если кто-то засядет за грант, 10% нашей работы исчезнет, он выпадет. У нас нет такой роскоши.
Поэтому все, к кому мы обращаемся, нас воспринимают хорошо. Но поддержки материальной мы не имеем. Справляемся за счет членских взносов, сами же снимаем и помещение.

- Какую еще работу ведете, помимо курсов?
- Проще всего это рассмотреть по программе, как общество нужно отрезвить. Первое – закон должен содержать правду. Есть заблуждение, ошибка, в 171-м федеральном законе, где алкоголь назван пищевым продуктом. На самом деле это – ядовитое вещество, и официальные документы это подтверждают. Но именно в этом законе, который говорит об обороте, ошибка. Соответственно, оборот у алкоголя как у пищевого продукта, он продается на прилавках вместе с пищевыми продуктами, потом ставится на стол. Здесь наше направление – объяснять, что это неправильно. По всей стране был сбор подписей на этот счет.
Далее – прекращение «информационного террора». Это остановка ложной информации о табаке и алкоголе. Правдивую информацию мы распространяем: листовки, соцсети.
Пункт третий – это то, о чем мы сейчас говорим, «уроки трезвости». На этом курсе мы готовим и преподавателей. Ведь кто-то к нам приходит освободиться от зависимости, а кто-то не имеет никаких зависимостей, а желает участвовать в общественной деятельности. Чтобы мы его приняли в члены организации, он должен отзаниматься на курсах, выполнить все задания, ознакомиться с литературой у него будет полугодовой испытательный срок. Просто так к нам не попадают. Нас немного, но мы берем качеством.
Затем, вынос алкоголя в спецмагазины. Это тоже всероссийский опрос. Постоянно подключаются новые города, но статистика в целом одинакова – люди хотят трезвости, хотят оградить себя от негативных факторов. И те, кто травится, готовы ехать за город, никакой проблемы нет. Бывает, в Интернете начинают «троллить», мол, кого не спрошу, все против… Мы сразу говорим: выйди с нами на опросы, или мы вам дадим анкеты, опросите людей сами. И увидите, хотят ли люди, чтобы магазины очистили от ядовитых веществ, или чтобы у них на первом этаже была пивная. Никто этого не хочет. Мы специально ходили по дворам в жилых массивах, где на каждом углу «Живое», «Пенное» и так далее. Опрашивали всех, даже «алкоголиков». И даже они спросили между собой. Один говорил: «да, запретить, только всем и сразу!». В общем, подавляюще большинство – за спецмагазины.
Программа должна выполняться в комплексе, в любом порядке. Первый этап – законодательство должно прийти в норму, реклама и пропаганда – прекратиться, уроки трезвости должны вестись, спецмагазины должны торговать алкоголем за городом. Нельзя запрещать сразу: люди не поймут, плюс есть зависимые, привыкшие.
И, опять же, должна быть правдивая информация о продукте. Что мы сейчас видим в «алкомаркетах»? Сплошную рекламу. А потребитель имеет право на правдивую информацию о продукте. Как в лекарстве – все расписано, все побочные эффекты. А на интоксикантах такого не пишут. Пишут: никотин и смола. А что такое смола? Это около 400 химических ядов, при сгорании – еще больше.
Таким образом, после всеобщей доступности правдивой информации естественным путем падает спрос на интоксиканты.

- Какими успехами можете похвастаться? В частности, как известно, идею по спецмагазинам администрация Ростова поддержала.
- У нас задача простая. Мы информируем людей. Мы не пишем писем, никуда ничего не шлем. Мы даже подписи не собираем, мы просто спрашиваем людей: вы готовы поставить подпись, если такой законопроект появится? Мы просто показываем, что есть такая мера, и она хорошая. Они потом рассказывают другим. Мы формируем общественное мнение, приучаем к трезвости. И по всем закономерностям распространения информации потом в обществе накапливается критическая масса людей, которая поддерживаем эту меру. И политики, руководители, управленцы, фиксируют это и озвучивают. Тот же Сергей Горбань что сказал? Он не сказал: я хочу того-то. Он сказал, что к нему поступают обращения от граждан: уберите алкоголь от наших домов и спальных районов. Он выразил требование народа, и сказал: я это поддерживаю. Это не его инициатива. И такие инициативы действительно должны исходить снизу.

Источник: 

Трезвый Дон

автор: 
Оксана Сазонова
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: