А. Хлопонин: «Кавказ не должен стоять с протянутой рукой»

11/12/2010 - 12:04

Первыми инвесторами в экономику Северного Кавказа должны стать кавказцы, проживающие в Москве. Об этом заявил полпред президента в СКФО Александр Хлопонин.

Сегодня газета «Коммерсант» опубликовала интервью с полпредом президента в СКФО Александром Хлопониным.
Хлопонин рассуждает о том, что на Северном Кавказе сделать нужно и чего делать не надо

Об итогах своей деятельности

Главное, что сделано на первом этапе, во всяком случае для меня — мы консолидировали элиты на Северном Кавказе как минимум руководства республик. Сегодня мы говорим с ними на одном языке и понимаем, какие задачи перед собой ставим. Все субъекты СКФО, это очевидно, уже сделали для себя определенный вывод, что иждивенческой политики по отношению к бюджету быть не должно. Кавказ — это не бедная территория, которая должна стоять с протянутой рукой, а бюджет Российской Федерации — это не то, что должно откупаться от проблем Северного Кавказа, выделяя огромные, гигантские суммы непонятно на что.

О региональных лидерах

У отдельных руководителей существовали такие настроения: мол, скажите спасибо, что мы такие спокойные, поэтому выделяйте деньги, это ваша прямая обязанность — создавать условия. Они складывались исторически, накапливались. Они были обусловлены непростой ситуацией на Кавказе в 90-е годы.

Сегодня очевидно, и это понятно всем территориям, что надо создавать условия у себя на месте — чтобы регионы развивались, чтобы Кавказ превращался из зоны напряжения в зону толерантности, спокойствия, прозрачных условий для ведения бизнеса. А что самое важное для меня, это переворот в общественном сознании, даже в ментальности самих жителей Северного Кавказа, в том, что власть — это не закрытая система с клеймом клановости, при которой всем понятно: клан образовался, вот туда не подходи, кто не в клане, тому там делать нечего. А что это на самом деле нормальная прозрачная система диалогов власти с населением. Причем и федеральной, и региональной власти.

О планах обустройства Кавказа

Нами разработана стратегия социально-экономического развития Северного Кавказа. Впервые стратегия делается не снизу вверх, а сверху вниз. В чем ее принципиальное отличие. Раньше собирались "хотелки" с республик, потом все это вымывалось, и вырисовывалась структура, которая мало в чем реализовывалась.

В нашей стратегии впервые обозначено, что мы хотим от Северного Кавказа. Есть четкие цифры, четкие параметры, а именно: к 2025 году создать 400 тыс. рабочих мест, снизить уровень безработицы с 16 до 5%, достичь ежегодных темпов роста валового регионального продукта в объеме 7,7%, повысить в четыре раза доходы региональных бюджетов.

Следующим документом, который будет готов к концу ноября — началу декабря, должен стать конкретный план реализации стратегии. Это перечень конкретных шагов и сроков по каждой республике с конкретными ответственными людьми на федеральном и региональном уровнях. Для реализации стратегии, с моей точки зрения, создаются беспрецедентные условия для возможности развития бизнеса и экономики на территории Северного Кавказа.

О развитии бизнеса на Северном Кавказе

Создается корпорация развития Северного Кавказа, иными словами, банк развития с уставным капиталом 500 млн руб. Он должен заработать до конца декабря, приняты все нормативные документы и необходимые решения, есть структура, прошел наблюдательный совет ВЭБа, в ближайшее время должно произойти назначение руководителя в этот банк, и он уже должен начать регистрацию и оформление документов на территории округа.

Дальше — модель частно-государственного партнерства, то, что мы называем инвестфондом. Цель этого фонда — инфраструктуры под крупные проекты, под нормальные интересные проекты. Все 6,5 млрд инвестиционного фонда России идут на Кавказ под инфраструктурные проекты. На 3,5 млрд проекты уже есть. Принято беспрецедентное решение по предоставлению в следующем году государственных гарантий правительства РФ в объеме 50 млрд руб. Эффективность и плюс этих гарантий в том, что они без обеспечения. Это фактически проектное финансирование. Мы не требуем залога под эти гарантии, залогом будет проект, который будет строиться. Построили завод — вот он и пойдет в обеспечение под эти гарантии. В чем была проблема получения гарантии — ты хочешь получить кредит, должен дать залог, а залоговой массы на территории Кавказа сегодня нет, это сложная история.

О туристических кластерах

В рамках развития туристического кластера создана система, особая экономическая зона, и создается структура, которая будет называться "Курорты Северного Кавказа". В особую экономическую зону в уставны капитал в этом году будет направлено 3 млрд руб., в следующем году — 10 млрд руб. и в 1912 году — 15 млрд руб. Все эти деньги пойдут под развитие инфраструктуры, под развитие туристического кластера, горнолыжных курортов на Северном Кавказе. Это позволит нам при общем объеме государственных инвестиций 60 млрд руб. именно в особые экономические зоны привлечь частных инвестиций на сумму свыше 360 млрд руб. Это реальные проекты, которые уже могут начать реализовываться, по ним надо работать.

О конфликтном Пригородном районе

Я бы тише к этой теме относился, по той причине, что это не первый год возникший конфликт. И с 1992 года было много сделано по Пригородному району. Практически этот конфликт был сведен на нет, оставалось 30 семей, очень маленькая часть людей, проблемы которых оставались нерешенными. И тут трагедия 2004 года, когда террористы захватили школу в Беслане… Мы эту тему потихоньку начинаем снимать, выстраивать отношения. Хорошо, кстати, стали взаимодействовать в последнее время два руководителя республик (Ингушетии и Северной Осетии.— “Ъ”). Но опять теракт на рынке во Владикавказе… Это провокации, которые этот конфликт всячески пытаются перевернуть в другую сторону. Значит, надо работать. Мы не закрываем глаза на проблему Пригородного района, но я бы не стал ее ставить в центре как проблему номер один.

О клановости

Что вы называете клановостью? Ты приезжаешь в какой-то отдаленный населенный пункт, к примеру, в этом пункте одни Магомедовы живут, ну все село Магомедовых. Это клан? Вы предлагаете, что теперь в этом селе на должности надо ставить не Магомедовых, а другую фамилию? Раздули тему клановости. Когда люди объединены родственными связями, национальными связями — это не всегда плохо.

Еще раз говорю, что есть национальная специфика. Вы прекрасно понимаете, что нельзя взять и, например в той же Карачаево-Черкесии, просто сказать, что мы исключительно по профессиональным качествам будем выстраивать систему отношений, да? Потому что есть национальный вопрос, потому что есть взаимоотношения между двумя коренными национальностями, есть русские, представители других национальностей, и надо учитывать все интересы и особенности. Хотя, в моем понимании, это атавизм. В моем понимании, мы должны в будущем от этого уходить. Просто это не делается вот так — взять росчерком пера и перечеркнуть.

Это историческое наследие, это не совковое. Не надо брать только Кавказ, у нас Татария еще есть, Башкирия, есть Хакасия, Тува, у нас много чего есть. У нас есть Якутия, есть Бурятия. Вообще, надо сказать, Советский союз развалился с национального вопроса. Нельзя его недооценивать, он есть. Клановость для меня — это объединение людей в корыстных целях разных национальностей вокруг какого-то лидера.

О взятках

Мы в России борзыми щенками все предпочитаем... Честно говоря, вкусно поесть и выпить рюмочку вкусного дагестанского коньяка я не откажусь. Все остальное в моем случае не даст эффекта.

Вы хотите из меня делать величайшего эксперта по Кавказу. Я сам учусь. Пока я не могу ответить на многие вопросы и боюсь всегда ошибиться. На Кавказе одно неверное слово может быть неправильно истолковано, поэтому надо очень аккуратно к этим вещам относиться. Горские народы и государственность — это очень сложная система взаимоотношений. К сожалению, есть факты коррупции, но они есть везде. Победить это зло можно, во всяком случае создав два ключевых фактора для решения этой задачи. С одной стороны, независимая судебная система, с чем пока что беда, в том числе на Кавказе, очень большая…

О боевиках

В конечном счете у этих боевиков корыстные цели. Откуда растут ноги, этой, скажем, идеологии. Те, которые взрывают,— всего лишь инструменты в руках игроков, которые пропагандируют идеи большого Кавказа или независимого Кавказа.

К сожалению, в руках этих людей находится молодежь, которая попала в очень непростую жизненную ситуацию. Почему? Два основных источника. Первый источник этой безысходности — низкое образование, когда человек не в состоянии отличить ислам от не ислама, потому что он даже иногда читать не умеет, а иногда и Коран в руки не брал. И второе — это депрессия, когда человек не в состоянии реализовать свои возможности.

Мужчина на Кавказе должен иметь свой дом. Когда у него нет такой возможности, когда у него нет работы, он ищет другой выход. У нас есть такие же проблемы, например, в Сибири, где сектантство по большому счету уже религия. На Кавказе это просто острее проявляется. Люди, которые работают с молодежью, очень образованны. Они очень эффективно используют этот ресурс — религию. Я читал ряд их заявлений, очень продуманные вещи. Необразованному человеку тяжело сориентироваться, это как зомбирование.

Об инвесторах

Первыми, кого мы приведем, будут свои. Давайте начнем с кавказцев, которые сейчас в Москве. Я в ближайшее время планирую провести очень серьезный разговор с ними, с каждым в отдельности. Я хочу перестать слушать разговоры о патриотизме, сидя в Москве, и все-таки верю, что эти люди наконец первыми покажут потенциальным инвесторам, что в Кавказ можно вкладывать деньги. Когда я общаюсь с крупными международными инвесторами, они вот-вот готовы, но спрашивают, а почему ваши не идут? Это очень серьезно отталкивает. Я и с Гуцериевым общался, и с Керимовым много раз, эти люди готовы. Просто у них есть определенные сомнения в том, что в их республике все пойдет нормально. Был и негативный опыт. У того же Керимова, когда он заплатил свои налоги в республике, а потом не увидел результатов этого. Но у него есть интересные идеи — и молодежные центры, и создание города-спутника в районе Каспийска, и огромные проекты по социальной инфраструктуре в Дербенте. Он создает завод по производству стеклотары в Каспийске. Все эти проекты реализуются. И хотелось бы быстрее.

О себе

У меня большая мечта с семьей на Кавказ приезжать отдыхать. Но это дело будущего. Сегодня на Кавказе надо работать. Когда я работаю, то мне очень бы хотелось, чтобы семья находилась рядом, но, наверное, до строительства дома еще рано.

О женщинах

На Кавказе от кровной мести только женщина спасет. И дай бог, чтобы те платки, которые женщины носят на Кавказе, как раз были для этого предназначены. Да, я очень не хочу видеть кавказскую красоту в хиджабах. Но я не верю в тотальную исламизацию Кавказа, я четкий сторонник того, что Кавказ толерантен и Кавказ признает любые религии, вероисповедания. Я за то, чтобы на Кавказе был ислам, я уважаю девочек, которые ходят в платках. Я считаю, что это правильно. Хочется, чтобы этот платок служил для того, чтобы бросить между мужчинами, прекратить драку.

О традициях Северного Кавказа

Я предлагаю поднимать как раз те культурные традиции, которые существуют на Кавказе. И они есть. Это ведь на самом деле уважение к старшему, такой глубочайшей традиции, такого реального уважения к старшим я не видел очень давно. Или такого отношения к детям. Я на Кавказе нигде не могу найти дома для беспризорных или дома престарелых. У нас вся Сибирь кишит этими ужасными учреждениями: мы целую госпрограмму принимаем по борьбе с беспризорностью и т. д. и т. п. Вот они те традиции, которые мы должны прославлять на Кавказе. Вот, чем мы должны гордиться, чему мы можем учиться. Поэтому об этом надо просто говорить, рассказывать, показывать. А кавказское гостеприимство? А кавказское застолье? А кавказская культура? Мы все это забыли. Где все?

О миграции с Кавказа

Хотите вы того или не хотите, процесс миграции с Кавказа в европейскую часть и за ее пределы существует. И люди будут двигаться туда, где есть рабочие места, туда, где могут максимально реализовать свои возможности. Если сделать так, чтобы сегодня демографически успешный и прирастающий молодежью Кавказ сохранился только для Кавказа, тогда вообще ради чего государство российское существует? Наше общество должно прирастать молодыми талантливыми людьми. Может быть, для этого существует такой уникальный регион, который должен на самом деле сегодня осваивать новые территории, заниматься новыми технологиями, новыми разработками. У нас столько великих кавказцев работали в Норильске, в Красноярском крае, я лично знаю многих людей, это герои соцтруда, заслуженные люди. И что в этом плохого?

Есть и другой процесс — нужно одновременно стимулировать приток русскоязычного населения на Кавказ. Когда это многонациональная республика, то русский язык является консолидирующим.

Сегодня есть дефицит кадров на Кавказе, тех же преподавателей русского языка и литературы. Почему нет? У нас сегодня недостаточное количество инженеров в той же Ингушетии, технологов. Пока молодежь будем учить, кем-то надо заполнять эти места. Работать надо. Разговаривать надо, общаться. А какое у нас количество, допустим, тех же инженеров, военных, которые сегодня остались не у дел, почему бы их не пригласить?

Но я считаю, когда вопросы миграции и мобильности населения находятся в ведении правоохранительной структуры, это очень опасная вещь. Я вообще сторонник идеологии создания министерства по миграционной политике. Я об этом думаю, буду формулировать в ближайшее время предложения Дмитрию Анатольевичу и Владимиру Владимировичу. Это очень важное направление.

Источник: 
автор: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: