Родители элитной столичной школы взбунтовались против поборов

05/29/2012 - 12:23

Они пожаловались в прокуратуру на «добровольные взносы» в сумме 1,5–2 млн рублей в месяц

Московская прокуратура проверит все сигналы от родителей на поборы в школах. Поводом для этого стало заявление большой группы родителей учеников элитной московской школы с углубленным изучением английского языка № 1371. Родители обратились в прокуратуру с просьбой разобраться, куда уходят их деньги и средства, выделяемые на школу из бюджета. За последний год это уже третий громкий скандал в школах Западного округа столицы.

— Мы сами покупаем мебель, доски, компьютеры, принтеры, делаем ремонт в кабинетах, — написали родители в своем заявлении в прокуратуру. — Остальное — 40% — отдается директору лично в руки на «развитие школы», и куда дальше эти деньги уходят, проследить невозможно.

С осени 2011 года в Москве на нужды каждого ученика выделяется из бюджета 120 тыс. рублей — это самая большая сумма в стране. Плюс, утверждают родители школьников, они ежемесячно «отстегивают» на школу 1,5–2 млн рублей. При таком финансировании, пишут родители, у их детей должно быть все самое лучшее. Однако, «хотя школа имеет статус общеобразовательного учреждения с углубленным изучением английского языка, в ней нет элементарных лингафонных классов, кабинеты английского находятся в плачевном состоянии, ремонт в них не делался со дня основания школы, парты и стулья сломанные».

— Когда мы спрашиваем, почему в нашей школе все так плохо, директор говорит, что денег ни на что нет, — утверждает Наталья Новакова, одна из мам, обратившихся в прокуратуру. — Каждый месяц мы якобы «добровольно» перечисляем по 2 тыс. рублей на оплату английского — все это идет на счет некоего благотворительного фонда «Просвещение». Только с одного класса получается 50–55 тыс. рублей, а на каждом потоке 5–7 классов.

Если не оплачивать квитанции, утверждают родители, у детей начнутся проблемы с успеваемостью. Лишних проблем никто не хочет, поэтому «добровольно» платят практически все. Впрочем, сами учителя от родительских пожертвований видят крохи.

— За дополнительные уроки английского нам доплачивали от 2 тыс. до 4 тыс. рублей в месяц, — на условиях анонимности рассказала одна из педагогов гимназии. — Потом и их перестали платить, мы в ответ объявили забастовку.

Первыми возмутились учителя, которым несколько месяцев не доплачивали за дополнительные уроки. Их поддержали родители, обратившиеся с жалобами в столичный департамент образования. Факты, изложенные ими, подтвердились в результате проверки, проведенной Службой финансового контроля департамента образования Москвы, однако никаких конкретных мер предпринято не было, поборы не прекратились. Родители снова получили квитанции на «добровольные» пожертвования для БФ «Просвещение».

Этот фонд возник в 1997 году для школ Западного округа. Сейчас его услугами пользуется около 500 школ со всей Москвы. Из отчета, опубликованного на сайте, следует, что баланс фонда на конец 2011 года составлял 106 млн рублей. По закону БФ может удерживать на свои нужды до 20% поступлений, в «Просвещении» утверждают, что тратят на себя не более 2–3%.

Судя по всему, фонд «семейный»: сначала его возглавляла Ирина Фролова, потом — Александр Фролов, сейчас от имени гендиректора комментарии дает Елена Фролова. На этих же учредителей, по данным «СПАРК-Интерфакс», зарегистрировано еще несколько фирм: фонд развития образования «Синергия», касса мелкого кредита, негосударственный пенсионный фонд «Просвещение-гарантия», «Просвещение-М», «Просвещение-Т» и ЧОП «Синергия безопасность-2».

Сколько денег из оплаченных родителями гимназии № 1371 вернулось назад в виде купленного для нужд детей, Елена Фролова пояснить не смогла, сказав, что «что-то для этой школы мы наверняка покупали». Впрочем, на сайте, где ежедневно вывешивается информация об акциях фонда и закупках для московских школ, за последние 1,5 года ни одного сообщения о гимназии № 1371 обнаружить не удалось.

— Да, мы знаем эту гимназию и давно с ней работаем, — говорит Елена Фролова. — Взносы родители платят добровольно, никто их не заставляет, хотя платят не все — 45% в лучшем случае.

Классы в гимназии № 1371 делятся на кембриджские и простые. В первых проводятся дополнительные уроки английского за счет родителей. Чтобы туда поступить, надо заплатить вступительный взнос — 30 тыс. рублей. 40% от собранной суммы отдается директору, которая, по словам родителей, «не отчитывается за полученные средства».

Директор школы № 1371 Инна Грицай считает, что за обращением родителей в прокуратуру стоят учителя, которые метят на ее место.

— Мне будет 69, я здесь уже 27 лет и ни разу больничный не брала, 50 лет в системе образования. Понятно, что подросли молодые кадры, которые хотели бы, чтобы я ушла на пенсию, — говорит Грицай. — У нас очереди в первые классы — английский у нас действительно преподают превосходно, дети побеждают на различных олимпиадах. Некоторые мамы-бизнесвумен сами деньги предлагают — не нравятся им обои в классе, хотят, чтобы золотые были. Я их сама останавливаю, ведь не у всех есть возможность жить богато. Прошу, чтобы в школе все было скромно и нарядно.

Поборы в школах — давняя ахиллесова пята бесплатного российского образования. Согласно Конституции, образование у нас бесплатное и общедоступное, а всякие принудительные сборы с родителей — прямое нарушение Административного и Уголовного кодексов, поясняет зампред комитета по образованию Госдумы Олег Смолин.

— Но на практике школа у нас финансируется лишь наполовину от минимальной потребности, директора жалуются, что часто закупается то, что не нужно, а то, что нужно, не закупается вообще, поэтому различные фонды и поборы существуют в очень многих школах, — говорит Смолин.

— Если в этой школе проводятся дополнительные уроки английского, то это называется оказанием платных услуг, которые должны регулироваться потребительским договором, где прописана ответственность сторон, — объясняет директор Института развития образования ВШЭ Ирина Абанкина. — Но школы не хотят брать на себя такую ответственность и «камуфлируют» ее совсем под другую ситуацию — под добровольные пожертвования — и тем самым нарушают границы и принципы добровольности.

Однако, несмотря на массовость явления, жалобы от родителей на поборы можно по пальцам пересчитать — родители боятся, что у детей начнутся проблемы с успеваемостью. Осенью 2010-го мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что с незаконными поборами в школах пора кончать, и призвал родителей чаще обращаться с заявлениями в соответствующие органы. После этого в 80% столичных школ появились советы школ, куда входят родители. Но, к сожалению, далеко не везде они стали самостоятельными органами управления, а не карманными службами при директорах, замечает детский омбудсмен Москвы Евгений Бунимович.

— Прозрачности с отчетностью по-прежнему очень мало, — говорит Бунимович. — Это хорошо, что родители начали требовать отчетов и им не все равно, что их дети делают в школе.

Андрей Демидов из межрегионального профсоюза «Учитель» говорит, что директорам московских школ уже давно дан ясный «сигнал» сворачивать все фонды, через которые качаются деньги из родительских кошельков под предлогом «недостаточности финансирования».

— Например, директора собирают деньги на суперремонты, а родители, не требуя отчетности, сами провоцируют их на злоупотребления, — считает Демидов. — Когда большинству родителей станет не все равно, куда идут их деньги, тогда и воровства в школах будет гораздо меньше.

Впрочем, в Западном округе Москвы это уже далеко не первая громкая история с вымогательствами и поборами. Первым «ударился в бега» директор школы № 1317 Константин Петров, которого обвиняли в поборах на сумму 208 млн рублей. Потом был директор школы № 1308 Андрей Кудояров, задержанный в школе при получении взятки в размере 300 тыс. рублей, 60 тыс. из которых нужно было перечислить на счет фонда школы, а остальное — отдать ему лично в руки. 48-летний Кудояров провел в СИЗО пять месяцев и умер от обширного инфаркта, не дождавшись судебного разбирательства.

Источник: 
автор: 
admin
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: