Рейман впервые рассказал о своем бизнесе

11/08/2010 - 15:19

Бывший советник президента России и бывший министр связи Леонид Рейман впервые сообщил, что он является бизнесменом. Он стал соинвестором фонда NGI, который вкладывает средства в разработку открытого программного обеспечения (ПО), пишет газета "Ведомости". Кроме того, Рейман является учредителем компании "Роса", производящей открытое ПО.

Объем инвестиций Реймана в NGI и "Роса" неизвестен. Ранее управляющий директор NGI Артур Акопьян говорил, что общий объем фонда составляет 20 миллионов евро. Источники газеты сообщают, что Рейман является одним из крупнейших пайщиков NGI, и раньше консультировал фонд по вопросам свободного ПО.

Что касается компании "Роса", по данным "Ведомостей", она была создана для работы со "специальными потребителями" - государственными заказчиками. В частности, в 2011 году "Роса" может принять участие в конкурсе Минкомсвязи на разработку национальной программной платформы (операционной системы и работающего под ней ПО). На финансирование этой программы из бюджета предполагается выделить 490 миллионов рублей в ближайшие три года.

По оценкам компании "Финам", объем российского рынка открытого ПО может составить 300-350 миллионов долларов. В среднем указанный рынок ежегодно растет на 14-19 процентов.

Осенью текущего года сообщалось, что Рейман может стать кандидатом на пост гендиректора телекоммуникационного госхолдинга "Связьинвест", однако сам он опроверг эти слухи. В 2000-х годах ряд СМИ называл Реймана конечным владельцем фонда IPOC, зарегистрированного на Бермудских островах. Этот фонд был одним из акционеров "Мегафона". Однако чиновник отрицал указанную информацию.

С 2000-го до 2004 года Рейман занимал пост министра связи и информатизации, следующие четыре года - министра информационных технологий и связи. С 2008 года он был советником президента. Кроме того, с 2000-го до 2008 года, а также в 2009-2010 годах Рейман являлся председателем совета директоров "Связьинвеста".

По материалам .compromat.ru:

Леонид Рейман считается самым богатым из всей славной питерской когорты, которую Владимир Путин столь решительно разместил во власти. При этом говорят, что от основной путинской команды он вроде бы независим и вообще как будто дистанцирован.

А почему бы Леониду Дододжоновичу и не быть богатым? Чего стоит один "Телекоминвест", с которым Рейман впервые в своей жизни оказался втянут в громкий финансовый скандал! С "Коммерцбанком" договорились так, что под создание питерского холдинга удалось получить кредит и включить в число акционеров дочернюю компанию банка First National Holding SA. Несмотря на давление "Связьинвеста", тогдашнему руководству которого не нравились северные инициативы, иностранцы как ни в чем не бывало давали питерским связистам кредиты на развитие производства.

Группа специалистов ПТС, не объявляя тендер, уже вела переговоры о продаже контрольного пакета акций "Телекоминвеста" одному крупному иностранному оператору. Однако разразился громкий скандал, и готовившиеся инвестторги отменили -- для этого понадобился даже специальный указ президента Ельцина.

А вскоре Реймана, столь ретивого в привлечении западных партнеров, забрали в Москву. Не иначе там тоже партнеры понадобились... В июле 1999 года он был назначен статс-секретарем -- первым заместителем председателя Государственного комитета Российской Федерации по телекоммуникациям. В августе 1999 года, когда Путин сделался премьер-министром, Леонид Дододжонович возвысился до председателя Государственного комитета Российской Федерации по телекоммуникациям. Так что разговоры о его независимости от Путина, самостоятельности и пр. следует воспринимать с известной долей скепсиса.

Так бывший начальник Реймана, глава ПТС Валерий Яшин оказался его подчиненным. Он заметил, что назначение специалиста ПТС на высокий пост министра связи -- не что иное, как признание заслуг питерских связистов. Хорошая шутка -- особенно если учесть состояние городской связи, которой от создания "Телекоминвеста" отнюдь не стало лучше.

Как бы то ни было, истинный прагматик Путин усвоил, что первым делом в России надо брать телеграф. А как человек не шибко доверчивый, определил на стратегически значимый пост своего земляка.

Едва только в российском Интернете стали появляться досье и материалы на президента и его команду, Рейман тут же переговорил с министром печати Лесиным и стал активно радеть за контроль над российским Интернетом -- в просторечии Рунетом.

Не менее скандальной обещает сделаться история с продажей государственного пакета акций "Связьинвеста" ряду финских компаний. (Занимательно, что одной из этих компаний владеет все тот же "Коммерцбанк", замешанный в истории с "Телекоминвестом" и чуть не получивший в итоге контрольный пакет главного питерского холдинга).

Некоторые наблюдатели полагают, что за упомянутыми финскими компаниями стоят русские хозяева. И Путин таким извилистым путем намерен умаслить "новых русских олигархов", ибо со старыми для президента уже давно все ясно. Без своего "олигарха" сегодня ничего не сделаешь, крупный капитал по-прежнему необходим власти, на Потанина или Березовского надежды больше нет, одним Абрамовичем сыт не будешь... Новый же капитал, лояльный власти, не помешает никогда.

Правда, на этом пути Рейман столкнулся с неожиданным, хотя и быстро устраненным препятствием. Против продажи "Связьинвеста" начал открыто выступать его гендиректор Яшин: на одной из пресс-конференций он заявил, что сначала надо довести капитализацию холдинга до 40 млрд. рублей (сегодня она составляет 3,7 млрд.), а потом уже говорить о продаже. Однако Яшина, видимо, поставили на место, напомнив, по чьей милости он занимает нынешний пост.

Более того. Как сообщили информированные источники, сейчас в недрах Минсвязи разрабатывают хитроумный план -- продать "Связьинвест"... целиком. В потанинской компании "Интеррос", являющейся, как известно, крупным акционером холдинга (25% плюс 1 акция), пока никак не прокомментировали данный слух, заявив, что действовать надо, когда появится какой-нибудь документ. Оно и правда, да ведь когда он появится, может оказаться поздно!

Сто тридцать бочек арестантов

Но больше всего шуму наделал появившийся в конце лета приказ 130 о порядке прослушивания телефонов. И напрасно Рейман пытался уверить публику, что ничего страшного в этом документе нет, что предназначен он исключительно для того, чтобы оперативники наши могли теперь быть в курсе необходимых им переговоров, не прибегая к долгой и унизительной процедуре получения разрешений... Это верно, оперативникам требовались такие разрешения. Но известно, что обращались они за ними далеко не всегда, а практически любое охранное подразделение крупного холдинга (вспомним хотя бы "Медиа-мост") пользовалось себе результатами прослушки и вовсе без всяких разрешений. Что у нас слушают все и вся -- давно не тайна, но чтобы это делалось столь легально и в государственном масштабе...

Судите сами: этак оперативники могут подверстать под "оперативную необходимость" практически любое свое желание. Да и кто из нас с вами не нарушает закон по десять раз на дню -- ибо закон писан применительно к одной стране, а мы живем в совершенно другой? Словом, пресловутый сто тридцатый приказ каждого из нас превращает в потенциальный объект оперативной разработки. С одной стороны, это не слишком приятно. А с другой -- может, они послушают, что мы говорим, и начнут наконец что-то делать по-человечески?

Еще раз Рейман оказался в центре внимания общественности опять-таки в конце лета в связи с пожаром на телебашне. Здесь он показал, что как истинный прагматик PR-технологиями не владеет. То ли дело Лесин, сразу же сказавший, что для восстановления башни будет сделано все возможное. Рейман выразился довольно вяло и неопределенно: надо, мол, оценить ущерб, посмотреть, что там осталось...

Сегодня уже ясно, что осталось: железобетон предохранил самую тонкую и дорогостоящую аппаратуру. Выгорели в основном кабели, повреждена значительная часть тросов, на которых, собственно, и держится башня (вот почему рабочие ходят на службу с опаской).

Как бы то ни было, пожар довольно остро поставил вопрос о кабельном вещании, на которое давно перешла вся Европа. О том, что башня перегружена, знали все связисты.

Словом, перед Леонидом Рейманом стоят сегодня весьма масштабные задачи. И если он и впредь предпочтет организовывать прослушку и контроль за Интернетом вместо того, чтобы наконец избавить нас от необходимости надрывать связки хотя бы при разговоре с его любимым Петербургом, наша история не станет ни более оптимистичной, ни попросту более связной.

Источник: 
автор: 
admin
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: