Правительство не место для дискуссий

09/28/2011 - 09:38

Кудрин пал первой жертвой тайных договоренностей тандема

Ветер с Потомака вскружил голову министру финансов РФ. Интрига, начавшаяся со свободолюбивых вашингтонских заявлений Алексея Кудрина о невозможности работать в правительстве Медведева и расхождениях с президентом по поводу чрезмерных расходных решений, закончилась публичной выволочкой и почти молниеносной отставкой.

Заявления Кудрина и его готовность низвергнуть самого себя из кандидатов в премьеры в политическое небытие — это рецидив мужского поведения (первый образец дал экс-лидер «Правого дела» Михаил Прохоров). Хотя, как ни странно, и президента можно понять: до мая 2012 года ему не хотелось бы выступать в роли уж очень «хромой утки». Правда, своим решением об отставке Кудрина он лишь усугубил такое впечатление.

Победителей в этой истории, как и в предыдущей, с Прохоровым, нет. Поражение терпят экономика и российская политическая система. Можно говорить только об одной «победе» — аппаратном успехе Владислава Суркова, который и миллиардера-политика «схарчил», и лишил должности ненавидимого им «бухгалтера» Кудрина.

Дуумвиры сильно навредили себе отставкой министра финансов — теперь никто не мешает им принимать саморазрушительные решения.

Власть – это не только неразлучные президент с премьером. Не все ключевые решения даже в самой власти эти двое могут контролировать. И среди неподконтрольных есть те, от которых будущее российской экономики, а значит и всей России, зависит больше, чем от пересадок на карусели верховной власти. Отказ Алексея Кудрина работать в правительстве Дмитрия Медведева – именно такое решение.

Пять потому что
Бессменный вот уже более десятилетия министр финансов, вице-премьер Алексей Кудрин заявил: «Я не вижу себя в новом правительстве. Дело не только в том, что мне никто и не предлагал, но, я думаю, что те разногласия, которые у меня есть, они не позволяют мне идти в это правительство».

Вот так. Оказывается, от перемены мест в тандеме сумма кое для кого меняется. Кудрин объяснился: «У меня есть ряд разногласий с Медведевым по экономической политике, они, прежде всего, касаются существенных расходов на военные цели». И привел расчеты: военные расходы, включая и денежное довольствие, и оборонзаказ, и другие расходы на новое вооружение, в 2012 году увеличат траты бюджета примерно на 1,3% ВВП, а с учетом роста этих расходов в ближайшие годы, в 2014 году, если сравнивать с 2011 годом, такой прирост составит 3% ВВП. «3% ВВП - это примерно 2,1 триллиона рублей в 2014 году. А это финансирование в 2011 году всей системы образования, включая все вузы, все средние школы, все специальные учебные заведения. То есть за три года мы сумму, равную объему всего образования, передаем дополнительно на военные расходы», - подсчитал Кудрин.

«Я сожалею, что эти вопросы недостаточно обсуждаются на съезде «Единой России». Вопросы о таких серьезных ресурсах, которые тратятся на военные цели, что является поворотным пунктом в бюджетной политике страны. Цифры известны», - сказал он. Не случайно, а следуя за привычным внутренним цензором, даже делая заявление о своей грядущей отставке, он не договаривает, что «таких ресурсов» у страны попросту нет, а переходит на более политкорректный язык: «Это создает дополнительные риски как для бюджета, так и для макроэкономики».

«Это не позволяет нам снижать дефицит при высоких ценах на нефть, это сохраняет нашу зависимость от высоких цен на нефть. И такая зависимость сохраняется, что для нашей экономики является рискованным. Мы обсуждали эти вопросы, тем не менее, эти решения приняты. И они сегодня заложены в трехлетний бюджет», - к этой фразе министра финансов мы еще вернемся.

Сейчас же стоит подытожить, почему же уходит Кудрин?
Во-первых, логика построения экономической политики, по Кудрину, а он, пожалуй, самый авторитетный практикующий экономист в России, такова: на первом плане – усмирение инфляции, без чего невозможна эффективная поддержка экономики. Лучший вариант решения проблемы инфляции – резкое ограничение роста госрасходов. В российских условиях при решении этой задачи принципиально важно состояние бюджета. И здесь альтернатива ограничению роста госрасходов – увеличение налогов, что, конечно, негативно скажется и на инфляции, и на не окрепшей после ударов кризиса экономике. Поэтому разгон госрасходов, тем более в анонсированных военно-промышленных масштабах, никак не подкрепленных бюджетными доходами, о чем министр финансов говорил неоднократно, для Кудрина неприемлем.

Во-вторых, потому что он не получает подкрепления с высшего этажа власти в борьбе с лоббистами растущих государственных расходов.

В-третьих, потому что нынешние президент с премьером сами слишком часто становятся на сторону лоббистов. Военные расходы – самый яркий, но далеко не единственный пример.

Понимаю, что следующую причину большинство поставит на первое место, но я руководствуюсь тем, что Кудрин – прежде всего экономист, а уже потом политик.

Итак, в-четвертых. Кудрин не ушел в отставку раньше, видя обостряющиеся бюджетные проблемы перед лицом отчетливо приближающегося рецидива так и неизжитого мировой экономикой кризиса, потому что рассчитывал занять пост премьер-министра, который позволил бы ему эффективнее проводить свою политику.

Последняя, пятая, причина ближе к личным. Кудрин далеко не романтик, и он никогда не стал бы выступать с заявлениями, которые к лицу будущему премьеру, если бы не имел к тому достаточных оснований.

Напомню, 25 сентября Кудрин говорил о «поворотном пункте в бюджетной политике». Медведев за, Кудрин – против. Но этот поворот фактически заложен в трехлетний бюджет. Его представил в правительство министр финансов. То есть до определенного момента Кудрин вписывался в поворот, а вот теперь не вписался.

Многое объясняет его интервью агентству Reuters 14 сентября. Тогда, по словам Кудрина, ему было бы «нескучно» заняться продолжением реформ, в том числе пенсионной, реформой ЖКХ и другими. Он подчеркнул тогда же, что у нового премьера будет соответствующий кредит доверия. Наблюдатели имели все основания сделать вывод, что Кудрин видит на месте следующего премьера себя, а в роли президента – Владимира Путина.

Однако Кудрин угадал лишь наполовину. Хотя слово «угадал» вряд ли уместно. Кудрин – старожил во власти, и в чем-чем, а в неосторожной торопливости его упрекнуть невозможно. Значит, 14 сентября он имел основания для одной оценки своих перспектив, а 10 дней спустя публично признал, что они перечеркнуты. Отсюда следует, что пересадка тандема происходила не так гладко, как подавалось на съезде «Единой России». Медведев уступил первый пост, только настояв на получении второго, хотя первоначально обсуждались и другие варианты. И авансы Кудрину были принесены в жертву комфорту пересадки.

Если бы пострадал один Кудрин, беспокоиться не стоило бы. Но пострадать с большой вероятностью может вся экономика, а значит и каждый из нас.

Рубль после Кудрина
Объяснять события постфактум – любимое занятие комментаторов. Но и заглянуть в экономическую политику после Кудрина, увы, не так трудно.

Сколько раз в России говорили о «технических», то есть отстраненных от принятия важнейших решений премьерах, не сосчитать. Кое-кто даже Путина в первую пору его президентства был склонен именовать «техническим президентом», той же нелестной оценки удостаивался и Медведев. А вот быть «техническим министром финансов» невозможно. У него в руках та «техника», которая во многом и делает экономическую политику.

Опыт показывает: в России найти премьера легче, чем квалифицированного министра финансов.

Достаточно вспомнить появлявшихся ниоткуда Сергея Кириенко, Михаила Фрадкова, Виктора Зубкова и др.

Понятно, что пост министра финансов не только ответственен, но и подвержен чрезвычайному давлению. Можно только предполагать, какая острая борьба уже развернулась за этот пост. Причем ведут ее, скорее всего, те лоббисты, которые сами в это кресло не сядут никогда, их цель – изменить политику, а не отвечать за изменения.

Риск того, что изменения последуют, чрезвычайно велик. У Кудрина, «министра Нет», противников огромное множество. Это и предприниматели, и депутаты, и региональные лидеры, и Владислав Сурков, который в свое время бросил запомнившуюся фразу о том, что негоже против кризиса выставлять «рыхлое ополчение счетоводов». Все они под разными предлогами и в разных направлениях лоббируют одно и то же – расширение госрасходов, вплоть до использования для инвестиционной поддержки специально отобранных проектов золотовалютных резервов, что в свое время предлагал, например, Олег Дерипаска. Сегодня, конечно, лейтмотив – инновации и модернизация. Об инфляции предлагается забыть, ведь не оглядываются на нее в США!

Проблема, однако, в том, что именно инфляция не позволяет делать эффективные долгосрочные инвестиции, она же, как раз в силу этого, стимулирует воровство бюджетных средств и коррупцию. В США же ситуация другая не только из-за эффективной судебной системы, но и благодаря тому, что еще в 1980-е годы экономической политике удалось решить проблему инфляции. К тому же не стоит забывать о чудовищном бюджетном дефиците и огромном госдолге США, что является следствием неоправданных госрасходов и угрожает сегодня мировой, включая российскую, экономике.

Российская экономическая политика на перепутье. Медведев на съезде «Единой России» заявил, что эта партия в случае (сослагательное наклонение здесь не к месту) победы на думских выборах будет формировать правительство. «Единая Россия» давно и жестко оппонировала Кудрину. И хотя в ее рядах есть вполне вменяемые экономисты, такие например, как Владислав Резник или Валерий Горегляд, вероятность того, что в предкризисной ситуации Россия окажется со слабым министром финансов и с не соответствующей обстановке финансовой политикой достаточно велика.

Приведу лишь один пример. Рубль уже обесценивается. Происходит это на фоне отмечаемого ЦБ нарастания нехватки рублевой ликвидности. А это значит, что потенциал ускорения обвала рубля весьма велик. И отставка Кудрина этот потенциал точно нарастит.

Впрочем, Кудрин заявил, что «безусловно откажется» войти в правительство Медведева. Но от Путина он может получить предложение стать во главе ЦБ и, если он это предложение примет, а во главе Минфина окажется не единоросс, а соратник Кудрина (например, нынешний замминистра Алексей Саватюгин), то зияющую пробоину в будущем правительстве удастся закрыть.

Николай Вардуль
http://www.novayagazeta.ru/data/2011/107/51.html

Источник: 
автор: 
admin
Политика
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: