Заключенная душа

12/23/2014 - 21:05

Как жить, если собственное тело объявило тебе войну?

Свет, звук - кажется, от всего боль. Когда ты не радуешься тому, что время течет медленно, и вряд ли хотел бы вернуться в свои 25... Когда ты ненавидишь покой, но развлечения тебе противопоказаны. Рассеянный склероз — это наказание, испытание, данное свыше, или просто сбой в организме? Жительница города Шахты, инвалид первой группы Татьяна Занькова рассказала корреспонденту «МК на Дону», чего стоит поиск лечения рассеянного склероза.

39 килограммов надежды
Маленькая, хрупкая, измученная пытками болезни женщина не встречает гостей. На внутренней стороне входной двери в ее квартире – указание: «Закрыть дверь на цепочку». В маленькой комнате, практически совсем обездвиженная, лежит Татьяна.
В 2000 году она заболела. Резко. Неожиданно. Ни с того ни с сего. Вмиг активная, излучающая энергию 25-летняя девушка была лишена возможности двигаться — во всех смыслах слова. А когда-то она окончила с красным дипломом институт, затем аспирантуру и работала в филиале ДГТУ в городе Шахты преподавателем экономики. «При счастье все дружатся с нами, при горе нету тех друзей», — такова горькая правда, выраженная словами известной песни, которую полной чашей довелось испить Татьяне. Вместе с несостоявшейся преподавательской карьерой рассеянный склероз отнял у нее возможность устроить личную жизнь, выполнить природное предназначение женщины — родить и вырастить детей. А для своих родителей она стала вечным ребенком.
Лечение у местных и областных врачей к положительному результату не привело. Скорее наоборот.
— «Добили» меня именно там, в Ростове — говорит Татьяна. — Я стала лежать.

Вся ее жизнь — борьба
2006 году в различных местных изданиях вышли статьи: «Еще можно успеть» и «Ей всего лишь тридцать…». На тот момент поиск освобождения от оков рассеянного склероза привел Татьяну к стволовым клеткам. Тогда ей необходимо было собрать почти 700 тысяч рублей для операции в Самарской больнице. В Министерстве здравоохранения, в которое она обращалась за субсидией, ей дали ответ, что пересадка стволовых клеток не входит в стандарты лечения больных, страдающих рассеянным склерозом. И в очередной раз порекомендовали обращаться за лечением в областную больницу.
7 лет Татьяна собирала деньги, но средств не хватило. На Украине, в Харькове, ей все-таки сделали операцию с использованием стволовых клеток, которая обошлась в несколько раз дешевле. Стоит сказать о том, что это ее решение было верным, на какое-то время ей действительно стало легче. Однако регресс не заставил себя ждать, и поиски решения начались заново.

Беспочвенная переписка
Татьяна долгие годы искала помощи через средства массовой информации, обращалась ко всем, кто должен был или имел возможность помочь ей. Опекун Татьяны Александр, который ухаживает за ней с февраля уходящего года, показал огромную папку переписки с представителями органов власти. Письма, как правило, были неутешительными. В ответе лидера партии ЛДПР Владимира Жириновского написано много штампованных фраз про «плачевность положения народа, доведенного до отчаяния нищетой», про то, что ему лично небезразлична судьба каждого жителя России: «Фракция ЛДПР и я лично не останемся равнодушными…».
К слову сказать, Татьяна собрала и отправила все необходимые документы для того, чтобы партия смогла оказать ей реальную помощь, однако на этом переписка действительно «доведенного до отчаяния» представителя «простого народа» с лидером партии оборвалась.
Реальную помощь, по словам Татьяны, ей периодически оказывает отец Иоанн, а также врач-гомеопат из Таганрога, который бесплатно привозит ей лекарства. Всей душой она благодарна шахтинскому другу Сергею Баланину, который подарил ей инвалидную коляску.
— Хорошо, что я маленькая, легко помещаюсь в коляску для подростков, — улыбается Татьяна.
«То, что мне полагается, меня убивает»
— Наши врачи меня уже давно похоронили. Они назначают только фармацевтику, которая, как известно, одно лечит, другое калечит. Я уверена, что в лечении моей болезни они идут не по верному пути. Сейчас у меня осталась надежда только на Восток. В Китае, к примеру, если смотреть на статистику, этой болезнью почти не болеют, — говорит Татьяна. — Однажды я лежала в сильном унынии и молилась. И вскоре в интернете наткнулась на тибетский препарат, который, по описанию, избавляет от проблем с миелиновой оболочкой нервных окончаний мозга. В препарат входит так называемая нервоновая кислота, которая и восстанавливает миелиновую оболочку. Естественно, врачами такие препараты не назначаются, но это действительно работает. Еще совсем недавно я вообще не могла говорить. Сейчас потихоньку говорю, — констатирует Татьяна.
Неожиданно во время нашего общения у нее случается приступ судорог - как выяснилось, явление регулярное.
— Не пугайся, это обычный приступ, пройдет, — успокаивает Татьяна, придя в себя.
Препарат, о котором говорит Татьяна, сейчас стоит 45 тысяч рублей, этого хватает на месяц. Еще недавно он стоил в три раза дешевле.
Надежда, конечно, умирает последней, но на Татьянину минимальную пенсию по инвалидности, которая составляет всего 11 тысяч рублей, не так часто можно экспериментировать с поиском средств от страшной болезни. И будет ли это препарат, о котором сейчас говорит Татьяна, или найдется какой-то иной, необходимы большие деньги. И постоянно.
— Меня часто спрашивают, как я думаю, за что мне такие испытания. А я говорю: «Не «за что», а “почему”». Но людскому пониманию это недоступно…

Если у вас есть возможность помочь, вы можете обратиться к матери Татьяны — Любови Николаевне Заньковой.
Почтовый индекс 346902, Ростовская область, город Новошахтинск, улица Севастопольская, дом 8.
Ее номер телефона для связи: 8 (908) 176 23 06.
Номер телефона Заньковой Татьяны: 8 (908) 502 45 09.
Номер карты Сбербанка: 4276852037779165,
номер лицевого счета 40817810552410018986
(Занькова Любовь Николаевна).
На фото: Кот Марик, который лечит душу Татьяны уже 8 лет.

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: