Подкарпатская Русь ждет помощи от России

12/09/2014 - 11:06

Лидер очередной непризнанной республики на территории Украины приехал в Ростов-на-Дону, чтобы рассказать о себе и попросить дипломатической поддержки у российских властей. Ставить под ружье он пока никого не собирается, но возможности такой не исключает. Цель — сделать Закарпатскую область автономией, которой до марта 2014 года был Крым.

Откуда они?
Подкарпатской Русью называли одну из четырех земель, входящих в состав Чехословацкого государства до 1945 года. Таким образом, Чехословакия тогда состояла из Богемии со столицей в Праге, Моравии со столицей в Брно, Словакии со столицей в Братиславе и Подкарпатской Руси со столицей в Ужгороде. Вот только после 1938 года Подкарпатскую Русь переименовали в автономную область Карпатская Украина, а после войны этот маленький кусочек земли в самом сердце Европы окончательно стал украинским, войдя в состав Советского Союза.
В 1991 году на волне вседозволенности Закарпатская область собиралась стать автономией, но ей, в отличие от Крыма, это не удалось. Президент Кравчук просто не пошел навстречу жителям региона. По всей видимости, на заре украинской независимости идея автономии строилась как на экономических, так и национальных предпосылках — все же кроме пестрого этнического состава Закарпатье отличает очень тесная связь с Европой. Но участники пресс-конференции, что прошла в Ростове-на-Дону 5 декабря, уверены, что проигнорированный Киевом закарпатский референдум 1991 года — пример длящегося уже не одно десятилетие угнетения проживающего там русинского народа.
— С присоединением этой территории к Украине после Второй мировой войны все русины проснулись украинцами благодаря одному росчерку пера. Но даже демократическая Украина придерживается по части русинского вопроса той же политики, что и тоталитарный Советский Союз, — пояснил специалист Российского института стратегических исследований, кандидат исторических наук Эдуард Попов. Сразу после этого он представил главного гостя — Петра Гецко. — Петр Иванович является руководителем сетевого русинского движения, где по сетевому принципу действуют 36 000 человек. Кроме того, в 2008-м на съезде русинского народа он был избран премьер-министром непризнанной республики Подкарпатская Русь.
Чуть позже о Петре Гецко стало известно еще и то, что живет он вовсе не в Закарпатье, интересы которого вызвался защищать, а... в Москве. Но недолго — всего лишь с февраля 2014 года.
— На родине на меня уже давно заведено уголовное дело. Мне сделано тысяча первое предупреждение, были даже драки с эсбэушниками, которые пытались меня задержать, — пояснил он причины своего переезда.

Сколько их?
Но так ли много русинов в Закарпатье, чтобы ради них менять устройство целого государства? Согласно официальной переписи, проведенной в Украине в 2001 году, — точно нет. Ведь 10 100 человек против 1 259 000 общего населения региона составляют меньше 1%. Даже армян в Ростовской области больше — 2,6%, но ведь они же не создают никаких автономных республик! Впрочем, у «премьер-министра Подкарпатской Руси» цифры совсем другие.
— Буквально за последние несколько месяцев русины собрали около 40 000 подписей под обращением к ЕС о своем признании и реализации итогов референдума 1991 года. Всего русины составляют 800 тыс. жителей Закарпатья. 150 тыс. — венгры, 40 тыс. — румыны, 31 тыс. — русские, 15 тыс. — цыгане. Ну а остальные — украинцы вперемешку со словаками, белорусами и немцами, — уверяет Петр Гецко.
Простите, но не слишком ли большой разброс цифр — 75% и всего лишь 0,8%, по официальным данным? Едва ли результаты переписи, при всем желании и коварстве СБУ, можно подделать так сильно. Однако существует еще и третье число, которое, на мой взгляд, ближе к реальности.
— На самом деле русинов в Закарпатье не более 5%, — сказал мне по телефону этнолог Вадим Арутюнов. — В 1998 году я был в этом регионе и оказался на региональной переписи населения, на которой и был получен такой скромный результат. При этом перепись была вполне официальная, ее проводила администрация Закарпатской области. Дело в том, что большинство русинов потеряли свою идентичность еще в течение советского периода, а в ходе Второй мировой войны многие из них навсегда перебрались в Венгрию. Те, что остались, живут преимущественно в селах достаточно закрытыми группами, примерно как российские старообрядцы. Ну а завышение реальной численности — совершенно обычное дело для народа, который возрождается после падения железного занавеса. Здесь каждый старается написать себе историю подлиннее и побогаче, чем у соседа.

Чем они недовольны?
В отношении происходящего со своим народом Петр Гецко использует громкий и пугающий термин «геноцид». Впрочем, при ближайшем рассмотрении оказывается, что никакого геноцида русинского народа, слава Богу, не было и нет.
— 25 ноября в парламенте Румынии прошли слушания про русинскому вопросу, — сказал «премьер-министр». — В результате румынский парламент передал в Европарламент и уполномоченному по правам человека резолюцию о геноциде румын, русинов и других народов Закарпатья. А 2 декабря в Европарламенте прошел круглый стол «Хрупкий треугольник: Россия, ЕС, Украина» в ходе которого также были представлены факты геноцида за последние 6 лет. До уровня Донецка еще не дошло, но уже начались обыски, пропажи людей. Пока запас терпения есть, однако когда он иссякнет, власть будет взята, но взята не для отделения. Мы за единую Украину, но в федеративном или конфедеративном виде.
Звучат такие заявления как минимум странно. Ведь в ситуации, где применим термин «геноцид», ни о каком «запасе терпения» не может быть и речи. Ну представьте себе «запас терпения» армян к туркам в 1915 году или евреев из Варшавского гетто — к войскам Вермахта. На что «премьер-министру» прямо и указали:
— Простите, но геноцид — достаточно конкретный термин. Какие именно факты геноцида вы можете назвать? — спросили его из зала.
— Основной факт геноцида — это 450 000 трудовых мигрантов, которых заставили покинуть регион, — ответил Петр Гецко. — Это миграция туда-сюда, по полгода, по году. Они едут не только в Россию, но также в Чехию, Венгрию, Италию, США. У них нет выбора! Местным предприятиям просто не дают работать: их мучают проверками из разных служб и в конце концов закрывают.
Что ж, по такой логике геноцидом можно назвать и ситуацию в Латвии, где значительная часть мужского населения ездит на заработки в западную Европу, но особенно — в Таджикистане, ведь там денежные переводы от гастарбайтеров составляют 60% ВВП. Интересно, почему латыши с таджиками об этом молчат?

Чего они хотят от нас?
— Если Донецк и Луганск пошли по пути силового противостояния, то русины с 2008-го идут мирным путем, — отметил Петр Гецко. — На сегодняшний день у нас есть все основания взять власть легальным путем и на уровне Украины, и на уровне сопредельных государств, и на уровне Европарламента. Даже если захват будет силовым.
Но как бы дико ни звучало последнее предложение на фоне сказанного ранее, это не первое и не последнее противоречие, вышедшее из уст «премьер-министра» на пресс-конференции.
Рассказывая об успехах в своей «борьбе», Петр Гецко перечислил целую плеяду европейских политиков, с которыми ему удалось наладить сотрудничество. Здесь и венгерские ультраправые из партии «Йоббик», и чешские коммунисты, и так и не одержавшие победу кандидаты на пост президента Румынии.
— Так зачем же вам Россия? — раздалось из зала.
— Россия — это оплот русской цивилизации. Не будет России — нас не будет через секунду. Без нее надежды русинов сохранить себя как народ обречены. Да, мы будем с венграми, но мы православные и будем тянуться к этому центру силы.
— Вы ждете военной поддержки? — уточнили журналисты.
— Нет. Нам нужна политическая, дипломатическая помощь. Информационную нам Россия и так оказывает, но ее уже мало. Именно об этом я и собираюсь просить российскую Госдуму.

Что они могут сделать?
В качестве рычага давления на киевские власти русинские активисты собираются использовать географическое расположение региона. Именно через него осуществляется транспортное сообщение Украины с Европой. Этот факт — щит и меч непризнанной «Подкарпатской Руси».
— Повторится ли в Закарпатье донбасский сценарий? Исключено! — заверил «премьер-министр» Петр Гецко. — Через нас идет 60% газа и большая часть транспортного потока. Если там упадет хоть одна бомба, немецкая авиация или хотя бы диверсионные группы пойдут на Киев. Даже не НАТО, а именно Германия.
Впрочем, по мнению Гецко, управу на Киев русины смогут найти и сами. Но делать этого пока, слава Богу, не собираются. Если я правильно все понял.
— Перекрыть автомобильные и железнодорожные перевалы, ведущие в Закарпатье, можно одним взводом, — поделился тактическим решением «премьер-министр». — По нашим подсчетам, на территории области находится около 700 бойцов «Правого Сектора». Наших же людей, готовых взять в руки оружие, — около 15 000. Среди них есть люди, кому за 50, но в основном это молодое боеспособное население.
— То есть вы готовы к военной операции? — уточнили на всякий случай журналисты.
— Абсолютно, — уверенно ответил Гецко. — Мы могли это сделать еще в 2008 году. Если мы возьмем власть явочным порядком, это будет незаметно с точки зрения военной операции, — так, как будто мирно все произошло. Хотя жертвы будут.
К сожалению, найти хоть какую-то логику и просто здравый смысл в последнем высказывании «премьер-министра» мне не удалось, поэтому я предоставлю такую возможность вам. Вдруг у вас получится?

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: