За что на Донбассе воюют гости из-за рубежа

08/19/2014 - 12:33

Поля боев на Донбассе все больше становятся похожими на место встречи давних противников. С одной стороны за «единую Украину» воюют хорваты и грузины, с другой за «русский мир» — сербы, абхазы и осетины. Уже и государства, из которых на разные линии фронта прибывают добровольцы, не считают необходимым скрывать этот факт. Конфликт, не выходя за территориальные рамки, все больше и больше приобретает черты международного.
«Я музейный сотрудник…»
Константин — один из ополченцев, оказавшихся в Ростовской области после ранения в Семеновке под Славянском. Около двух недель назад его группу вместе с гражданскими вывезли через КПП «Изварино», но в больнице ростовского Донецка должных условий бойцы не получили. Так с помощью друзей из гуманитарного батальона «Новороссиия» он оказался в Ростове.
— Мы пошли на помощь своим, а там тройное кольцо окружения, — вспоминает он. — Группа разбилась, нас осталось двое. Меня ранило, а товарищ ушел.
Уже сейчас гуманитарная ситуация в городах Донбасса, в том же Донецке, даже хуже, чем показывают в российских СМИ, если это можно представить, уверены в гуманитарном батальоне. Больше недели туда невозможно завезти помощь: город находится в кольце, продовольствие и средства первой необходимости наверняка будут отобраны неприятелем. «Кормить Национальную гвардию мы совершенно не намерены», — отвечает работник военкомата Новороссии Алексей Сталинский.
— Я бывший музейный работник, по образованию историк-археолог, — рассказывает Константин. В этот же момент он с гордостью демонстрирует фотографии оружия и боеприпасов, которые оказались в руках ополчения как раз благодаря его знаниям: в лесах Донецкой Республики сохранились сотни мин и снарядов, не говоря уж об автоматах и винтовках. Этими же минами, пролежавшими без дела десятки лет, минировались блокпосты.
— Тяжелая техника, конечно, в основном трофейная. Еще было много случаев, когда украинские военные продавали свое оружие. Получали денежку себе на билет и отправлялись домой.
— Сейчас многие задаются вопросом: что должно произойти, чтобы наступил конец войне? Чем она может прекратиться?
— Большими человеческими жертвами, гуманитарной или экологической катастрофой, — без политических гипотез отвечает Константин. — Вы же видите, сколько гибнет людей, в том числе и мирных. Обстреливаются химические предприятия, например «Стирол».
— С иностранцами на вашей стороне приходилось сталкиваться?
— Конечно. Есть россияне, а еще осетины, молдаване, латыши, сербы, поляки и даже испанцы. И на их стороне: американцы, хорваты и прочие.
Помощь оружием и молитвой
Россиянин с позывным «Француз» оказался одним из немногих, кто сам предложил сфотографироваться с открытым лицом. «Пусть знают, что я возвращаюсь», — сказал он. Тем не менее общение происходит без настоящего имени, только позывной.
В Новороссии он не с самых первых дней войны, но служит в разведке, и потому слишком много о себе и своей работе не рассказывает. Жертв и раненых среди мирного населения, разрушений гражданских объектов — огромное количество, подтверждает он. И, по его словам, именно это стало поводом для ухода на войну в соседнее государство.
Однако не только такая помощь идет из России. Например, к самым рубежам Новороссии по благословению владыки Никонона. прибыл монах по имени Владимир из Спассо-Преображенского монастыря города Енисейска.
— На Афоне есть монастырь. Эмблемой этого монастыря является знамя с православным крестом и надписью «Православие или смерть». По благословению мы защищаем канонические границы нашего государства. Есть территориальные границы нашего государства, а есть канонические. То есть те границы, где действуют институты Русской православной церкви Московского патриархата. Они шире государственных. Вот в этих границах на нашей земле сейчас опасность. Эти люди, которые развязали войну, — иноверцы. Одна из обязанностей русского монашества — защищать наши границы, — говорит отец Владимир.
— А, по вашему мнению, кто развязал войну?
— Войну развязали те силы, которые не хотят, чтобы Россия стала великой державой и чтобы мы жили по своим законам, правилам, обычаям. Их много, они различные, но цель у них одна.
— Вы уже были в Новороссии?
— Пока нет. Но, даст Бог, в скором времени буду.
За общую державу обидно
Но то, что исключительно россияне воюют на стороне народных республик, было и остается мифом и провокацией. Добровольцами вместе с ними готовы уехать латыши, сербы, молдаване — и это вполне реальные люди, самостоятельно принявшие такое решение.
— Я сам из Латвии, приехал из Германии, где работал последние полтора года, — рассказывает молодой человек по имени Володя. — Мотив у меня — защита русского мира. Новороссия как самостоятельное государство.
— Мне за державу обидно, — так объясняет свой приезд Сталкер, молдаванин. — За нашу державу, за СССР. Как и все остальные, о том, как приехать, узнал в интернете. Да, дома в Молдавии осталась семья.
На следующий день после нашего разговора сербы сами дали знать о своих достижениях на фронте. По информации ополчения, именно их добровольческий отряд «Йован Шевич» уничтожил колонну украинской бронетехники и отразил попытку военных прорваться на трассу Краснодон — Луганск.
К слову, само формирование названо в честь командира сербского гусарского полка Йована (Ивана) Шевича, принявшего в 1751 году русское подданство и ставшего основателем автономной области Славяносербия на части территории нынешних Донецкой и Луганской Республик. При Екатерине Великой область эта вошла в Новороссийскую губернию.

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: