Якутский волк нам товарищ: по степени «озверения» Юг России составляет достойную конкуренцию Республике Саха

01/10/2013 - 17:07

Ростовская область стоит на первом месте в России по истреблению волков и на втором - по их численности

ПРИДЁТ БЕЛЕНЬКИЙ ВОЛЧОК И УХВАТИТ ЗА БОЧОК...

Рождественские праздники в России были омрачены далеко не радостной информацией, которая прокатилась по всем отечественным и по многим зарубежным СМИ. Дело в том, что глава Республики Саха-Якутия Егор Борисов накануне Рождества Христова созвал первое в этом году совещание – и, представьте себе, вовсе не для того, чтобы поздравить соратников с торжественной датой! Совсем напротив: он устроил коллегам разнос в связи с тем, что «алмазная республика» вскоре может быть переименована в «волчью окраину».

Как пояснил президент, в ходе своих последних поездок по районам республики он услышал от встревоженных якутов столько жутких истории о «беспределе» местных волков, что его волосы встали дыбом.

«Население как никогда обеспокоено так называемым массовым «травёжем» волками сельскохозяйственных животных по всем районам, включая центральные», - заявил Борисов. Количество затравленных оленей в 2012 году составило 16 111 голов (на 4,3% больше, чем в 2011 году), при этом в 2011 году количество уничтоженных крупными хищниками оленей (13 226 голов) возросло на 14,3% по сравнению с 2010 годом. Ущерб от потери одной головы оленя составляет в среднем около 10 тысяч рублей. То есть только в прошлом году оленеводы потеряли по вине серых разбойников более 150 млн рублей. Помимо того, в 2012 году по республике волки загрызли 314 голов лошадей, общая сумма ущерба – 7,5 млн рублей. Количество волков на территории Якутии в 2012 году достигла 3,5 тысяч особей, тогда как оптимальным является волчья популяция не более чем в 500 хищников.

Что касается борьбы с волками, в прошлом году на территории Якутии было истреблено всего 730 волков. Егор Борисов предложил ввести в республике режим чрезвычайной ситуации в связи с нашествием волков.

ПАПА, УБЕЙ ВОЛКА!

Казалось бы, нам-то, южанам, какое дело до северных страстей? Это пусть тревожит любителей баек Джека Лондона. Какой-нибудь «Белый Клык» или «Любовь к жизни»…

Только вот оказывается, что именно любовь к жизни и заставляет и наши волосы вставать на манер игл встревоженного дикобраза. И вот почему.

Дело в том, что российский Юг мало чем уступает далёкой Якутии (если уступает вообще) по количеству волков. Проблема необъявленной войны волка и человека на южных рубежах нашего Отечества в последнее время становится все более острой. Наиболее агрессивны и опасны эти хищники в Ростовской, Волгоградской областях, Калмыкии, ряде республик Северного Кавказа, прежде всего в Чечне и Дагестане.

Тревожная обстановка и в Астраханской области. Пресс-релиз региональной службы природопользования и охраны окружающей среды несколько лет назад отмечал: "Наблюдается повышенная концентрация волка в местах, закрытых для охоты. Это санитарно-защитная зона Астраханского газоперерабатывающего завода, пограничная зона, а также особо охраняемые природные территории федерального значения". Спокойнее с той поры не стало, хотя астраханская администрация постоянно борется с нашествием «серых оккупантов».

С началом нынешнего года обострилась обстановка в Северной Осетии. Холодная и снежная зима заставляет зверей искать пропитание в ближайших сёлах. Волки и шакалы нападают даже на подворья, что раньше было великой редкостью. В селе Тарском волки разорили уже несколько подворий - загрызли коров и овец. С наступлением темноты люди не выходят из дома, потому что боятся за свои жизни. Похожая ситуация и в соседних сёлах. По Осетии идут массовые охотничьи облавы. «Очень много сейчас хищника, очень много!» - поясняет охотник Сослан Хубецов.


В Алании волков загоняют и на снегоходах...

Да, южные «акелы» - это не забавная экзотика. Если говорить о статистике, то наиболее крупная популяция серых хищников - в Ростовской области. Она уступает якутской (где волков насчитывается более трёх с половиной тысяч), но тоже довольно внушительна – в среднем 1 500 особей. Если говорить совсем точно, волчья популяция в течение года значительно меняется. Своего верхнего предела она достигает в конце апреля – начале мая (пора появления волчат). Вот тогда после щенения количество волков и достигает полутора тысяч. Затем их весь год отстреливают. Почти столько же степных разбойников насчитывается в Калмыкии, более 500 - в Волгоградской области, на Кавказе их и вовсе не считают. Добавим, что статистика эта достаточно приблизительна и основывается во многом на информации районных специалистов. На самом деле речь идёт о более значительном количестве волков.

Правда, предполагаемый ущерб от серых хищников в Ростовской области, например, составляет сумму в пределе одного миллиона рублей. Однако, во-первых, в Якутии просто лучше поставлена работа по учёту подобного ущерба: оленьи стада под строгим государственным контролем. Во-вторых, на Дону страдают в основном фермерские хозяйства, и хозяину зачастую дороже оформить бумаги, чем пустить на мясо зарезанную волком овцу (зверь ведь грызёт всех подряд, а уносит одну).

При этом наглость серых разбойников переходит все границы. Так, несколько лет назад ранним утром в сальском посёлке Белозерном волки напали на отару овец, которая стояла в степи в огороженном загоне. Четыре хищника устроили настоящую бойню, зарезав 13 овец до того, как из вагончика выскочил чабан и открыл стрельбу. Следующей ночью они объявились снова и погубили ещё 6 овец. Потери составили около 100 тысяч рублей. Понадобились засады и облавы с участием областных охотоведов, чтобы хотя бы на время спугнуть зверей.

Так что мы на Дону толком и не ведаем, что на самом деле творят клыкастые бандиты. Будь строго налажен учёт и контроль, не исключено, что мы бы ужаснулись тому, с какой наглостью свирепствует в области волчья порода.

Кстати, есть и ещё один немаловажный фактор. Донские волчатники за год уничтожают почти вдвое больше волков, чем их якутские коллеги! Тысячу с лишним голов добывали уже лет пять назад. Сейчас это число значительно выше. К тому же с марта 2012 года в Ростовской области объявлена награда за отстрел волков. Согласно постановлению Правительства Ростовской области от 29.03.2012 № 226, за волчицу будут выплачивать 5 тысяч рублей, за волка – 3 тысячи рублей, за шакала - тысячу рублей. Имеется в виду «чистая» сумма вознаграждения. Потому что областному бюджету каждая убитая волчица, скажем, обходится в 7717 рублей 59 копеек (с учётом отчислений всевозможных налогов и взносов – на социальные нужды, почтовые расходы по перечислению денег, налог на доходы физических лиц…). На самом деле, конечно, волчатников надо поддерживать значительно более весомыми суммами и на уничтожение волков выделять куда более значительные средства.

Но это едва способно удержать популяцию донских волков на нынешнем уровне, поскольку они размножаются быстрее. Уже сейчас квота на их отстрел - 1600 голов в год. Для сравнения: в 70-е годы прошлого века этот показатель составлял от 70 до 90 голов.

КОГДА В ГОСУДАРСТВЕ ЦАРИТ БЕСПОРЯДОК,
ВСЕГДА ПОЯВЛЯЮТСЯ ХИЩНЫЕ ТВАРИ

Но почему «серые оккупанты» всё более наглеют? Причин много. Размножение волков - показатель нездоровой обстановки в стране. В своё время великий русский охотовед Леонид Павлович Сабанеев писал, что волк является грозным символом невежества и угнетения народной массы. Он размножается в период войн, запустения, неурожаев и проч. Отсюда - и возрождение популяции волков на Балканах после агрессии западных стран в отношении сербского Косова.

Такого засилья серых хищников в Ростовской области не наблюдалось со времён Великой Отечественной войны. В протоколах заседаний райисполкомов за 1943-1948 годы можно прочесть: «В каждом колхозе создать бригады волчатников, установить премию за убитого волка - 7 килограммов мяса или ягнёнок». На облавы руководство во главе с парторгом поднимало весь народ от мала до велика. Государство выделяло немалые средства на авиацию - вертолёты, «кукурузники» для охоты с воздуха. Выплата вознаграждений за добычу волка в СССР была внушительной: 50 рублей за волчонка, 100 - за матерого и 150 - за волчицу (при средней зарплате 120-150 рублей в месяц). Тогдашние советские сто рублей равняются минимум десяти тысячам нынешних. Целые династии профессиональных «волчатников» охотой обеспечивали себе безбедное существование.

А вот когда страна бросилась «перестраиваться», борьба с серыми хищниками отошла на десятый план. И сейчас мы пожинаем плоды такой беспечности. В России из-за развала сельского хозяйства созданы идеальные условия, пригодные для обитания волка.

Например, в Калмыкии, по свидетельству главного специалиста министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды республики Анатолия Дорджиева, на рост числа хищников влияет многочисленность заброшенных необрабатываемых полей.

На Дону положение несколько иное. Конечно, и здесь немало неудобий. В Ростовской области после начала перестройки появилось до 700 гектаров заброшенных полей, где хищник в безопасности интенсивно размножался и чувствовал себя полноправным хозяином, а люди постепенно переходили на роль чужаков, вторгающихся в "законные" волчьи владения. Так что главная задача - восстанавливать цивилизованные методы хозяйствования. Однако все же в последние годы положение менялось к лучшему: все-таки Черноземье – не Калмыкия. Дон - один из наиболее развитых южных регионов. Конечно, и до сих пор кое-где овцеводческие точки заросли бурьяном и кустарником, вплотную подходят к пастбищам, волк беспрепятственно может подкрадываться к стадам. Но это – скорее, проблема нерадивости хозяев.

Зато на Дону – другая головная боль: за последние годы в Ростовской области увеличилось поголовье диких кабанов - в 3 раза, косуль - в 1,8 раза. С одной стороны, хорошо. С другой… Волкам есть где разгуляться.. Вот и мигрируют на Юг России гости с Украины. В период социализма охотничье хозяйство там велось лучше, чем в Российской Федерации. Да и сельское хозяйство было на высоте. С приходом «самостийности», увы, количество копытных животных сократилось, рост волчьей популяции вообще не регулировался. Вот и хлынули «серые» толпами в Ростовскую область – в Куйбышевский, Матвеево-Курганский, Каменский, Тарасовский, Чертковский районы.

В Волгоградскую бегут «серые мигранты» из Казахстана. Внутри округа хищники тоже гуляют. Например, одно время бежали из Калмыкии в Ростовскую область. Причина проста: падение численности сайгаков. Когда-то их в калмыцких степях насчитывалось больше миллиона, потом - сотни тысяч, сейчас - в пределах 20 с лишним тысяч. Есть волку стало нечего, вот и ушел он на Дон – в Сальский, Ремонтненский, Заветинский районы. Теперь, когда в республике пытаются осуществить нацпроект по подъёму сельского хозяйства, приток сократился: калмыцкий волк решил, что сможет прокормиться и на родине.

"НАСТОЯЩИХ БУЙНЫХ МАЛО - ВОТ И НЕТУ ВОЖАКОВ!"

Увы, самый больной вопрос, по мнению специалистов, - то, что в стране напрочь утеряны тра¬диции русской волчьей охоты.

«Настоящих "волчатников" - тех, кто это искусство передаёт от отца к сыну, - в области по пальцам пересчитать: отец и сын Чернобаевы из Чертковского района, Цыганков Василий из Каменского, в Чертково - Осыкин Степан, ещё нескольких можно назвать», - с горечью поведал мне в беседе Владимир Иванченко – заместитель директора департамента охраны и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов Ростовской области.

И с охотниками ситуация ещё не самая критическая, сокрушается охотовед. Вот с собаками - совсем плохо. Матёрых волкодавов почти нет. А ведь была русская псовая борзая во времена царя-батюшки! Даже суки в одиночку матёрых волков брали!

А теперь... В фильме «Война и мир» снимали сцену травли волка. В Волгоградской области есть старый охотник, к нему выезжали. Его пять собак перед камерой брали одного зачуханного волка из зоопарка, некормленого - и того недодушили.


Выводка борзых перед съёмками сцены волчьей охоты в "Войне и мире".

В «Особенностях национальной охоты» и вовсе использовали съёмки Бондарчука - ничего другого не нашли. Все эти «кавказцы», спящие на диванах, ни на что путное не годятся - отяжелели, ожирели, разленились... Собирать племенной материал нужно в горах Дагестана, на калмыцких пастбищах, на якутских стойбищах... Надо восстанавливать породы, которые до нас выведены: кавказские, азиатские, южно¬русские овчарки, русские борзые, русские псовые... Селекцией охотничьих собак занимались поколения энтузиастов - князья Ширинские, Шахматовы и другие. Держали огромные псарни, тратили состояния. Это было предметом дворянской гордости. Теперь ни дворян, ни гордости, ни волкодавов.

В чём-то Иванченко сгущает краски. Собак натаскивают на волков и сегодня. Есть волчатники, которые держат своры английских борзых грейхаундов.

Но и эти собаки не в состоянии противостоять матёрым хищникам вроде 60-килограммовой волчицы, которую заядлому охотнику фермеру Виктору Бондареву из посёлка Хлебодарный (Семикаракорский район) уда¬ось уложить только с семнадцатого патрона! Нынче на хуторах предпочитают громадных алабаев - туркменских овчарок.

«Дело не в размерах, - говорит Иванченко. – Как-то во время охоты в Орловском районе мы окружили флажками стаю из 13 волков. Лес большой, густой, волки в окладе сидят, не выходят, и мы взять не можем. Решили использовать волкодавов. Заехали к одному даргинцу, у него лучшие собаки, бойцовские. Взяли трёх «кавказцев», одного «азиата». Хозяин зашёл в лес с псами, чтобы волка стронуть. Матёрый рыкнул – собаки дали дёру! До вечера искали».

ВСЯ НАДЕЖДА НА КАДЫРОВСКИХ ШЕРХАНОВ
Правда, в последние годы на Северном Кавказе стали уделять особое внимание совершенствованию пород волкодавов. Например, в Чечне проходят соревнования «стенка на стенку» среди кавказских овчарок. На одном из них победил 92-килограммовый пес по кличке Шерхан, хозяин которого - Рамзан Кадыров.

«Собачьи бои официально называются «тестированием бойцовских качеств». Если их не проводить, понятие «кавказские волкодавы» уйдёт в историю. А волков не будет природного соперника, - считает вице-президент кинологической федерации СНГ Рамазан Рабаданов. – Уже сегодня в дефиците истинные волкодавы, которые не «сделают ноги» при виде волков, а, наоборот, будут яростно защищать хозяина и отары овец. Чем это обернётся для животноводства республики в условиях, когда популяция волков увеличилась? Щенки титулованных собак стоят не менее 1000 долларов. И, тем не менее, они нарасхват».


Фото Саида Царнаева

В республике также испытывают прирученных гибридов собак и волков – этих уникальных животных вывели в Пермском военном институте внутренних войск МВД. Рамзан Кадыров высоко оценил способности хищников, их нюх во много раз лучше, чем традиционных собачьих пород. Правда, пока эти животные используются не для охоты. «Волкособам» приходится искать мины. В этом им нет равных: они работают куда лучше чистокровных служебных собак, справляясь с заданием за считанные секунды. Использовать таких экземпляры для охоты – пока слишком дорогое удовольствие: цена страховки каждого натренированного «волкособа» составляет 25 тысяч долларов.


Волкособ

Но что особо возмущает специалистов-охотоведов, так это оголтелая позиция некоторых так называемых «экологов», с пеной на губах требующих запретить истребление волков на территории России.

«Принято всячески преувеличивать ущерб, который волки наносят сельскому хозяйству и популяциям животных, на которых охотятся», - заявляет Борис Слунц из «Ростовского регионального общественного экологического движения». По мнению «борца за волчьи права», кровожданость серого хищника – «пресловутые охотничьи байки»! Далее следуют перлы, вообще имеющие мало отношения к реальности: «Волк стал символом непокорности и свободолюбия. Волк - знамя борьбы народов за свою свободу. Поэтому империалисты ненавидят волка, а отношение к нему переносится на борющийся народ». Пламенному полемисту плевать на факты и статистические данные, которые свидетельствуют: в России в целом, а на Юге в частности, в последние годы волки все чаще нападают не только на скотину, но и на человека. Слунц требует прекратить даже истребление бешеных волков: «Необходимо не истребление, а вакцинация диких хищников, особенно от бешенства».

Нетрудно заметить, что критика из экологической плоскости переходит в плоскость политики. Не случайно российскому «зверолюбу» вторит его украинский коллега Владимир Борейко из Киевского эколого-культурного центра: «Кровавое истребление волков широко проводилось в Советском Союзе и входило в общую систему террора как универсального сталинского инструмента решения любых политических, социальных или экономических задач… Варварское истребление волков в России стало аморальной национальной традицией. Следует подчеркнуть, что в последнее время рост террора в отношении волков в России тесно связан с ростом шовинистических настроений, ксенофобией в отношении "инородцев». Бред сумасшедшего…

Что касается охотоведов Ростовской области и Юга в целом, их мнение совершенно определенно: возможно, выражение "волк - санитар леса" верно для Сибири, где один человек приходится на сотни квадратных километров. Юг России в целом - область густонаселенная с развитым сельским хозяйством, и человек сам справляется с регулированием численности животного мира.

«Как известно, одно из направлений нацпроекта по развитию сельского хозяйства – это животноводство, - напомнил Владимир Иванченко. - Здесь прямо пересекаются интересы волка и человека. Волк – наш конкурент. В резком сокращении его популяции есть крайняя необходимость».

Прости, Акела, ничего личного…

Источник: 
автор: 
Александр Сидоров
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: