Пора менять атамана войска Донского, а то будет поздно

03/09/2014 - 12:17

Что происходит в донском казачестве? Еще до «ухода» со своего поста войскового атамана генерала В.П. Водолацкого в войске Донском начался передел власти, при котором действующая региональная власть, воспользовавшись разногласиями, поставила во главе ВКО «ВВД» «своего» атамана – чиновника Виктора Гончарова, далекого от устоев и обычаев донских казаков. Казаки считают, что руководить ими должен заслуженный потомственный казак, а не номенклатурщик без казачьих корней.

То ,что Гончаров, кроме как проявлять неуважение к народу, во главе которого его избрали, ничего не может, стало ясно ещё на празднике Покрова Пресвятой Богородицы, проводившегося в городе Новочеркасске в 2013 году у стен главного казачьего собора. Как говорят потомственные казаки, православные верующие всегда, подойдя к входу в храм Божий, осеняют себя троекратно крестом, кланяются при этом и лишь потом заходят в храм. Новоиспеченный «атаманишка» пренебрег всем этим. Подойдя непосредственно к самому собору, он не снял фуражку, не перекрестился, как истинный православный воин, и вошел в храм. Он даже не поздоровался, как положено, с казаками, атаманами и со стариками. Тем самым он выказал неуважение к собравшимся казакам. Это сразу заметили все казаки, рядом стоящие граждане, и гости Новочеркасска. Удивили и московские телевизионщики, освещавшие праздник. Во время молебна болтались по храму в головных уборах, а у одного из них на открытой шее со спины красовалась татуировка фашистского орла со свастикой в когтях, в точности повторяющая элементы формы солдат вермахта времен войны. Как такое возможно – возмущались казаки? Обидело и то, что перед вступительным словом войскового атамана, при регистрации самого большого хора, все услышали из репродуктора команду: «Для встречи атамана шапки долой!». Видно, не слишком умный организатор и дикторша не знали, что по обычаю казак снимает фуражку (папаху), входя в храм и на круге по команде есаульца круга: «Шапки долой!». Чего ещё можно ожидать от людей, которым казачество – как кость в горле. Его, вроде, и нужно держать под контролем с якобы уважением, но исполнять его традиции необязательно, дескать, всё равно проглотят, ибо на данный момент все денежки на развитие войска Донского проходят через государство. С самого начала возрождения казачества на донской земле начались проблемы. Федеральная и региональная власть, после передела собственности и знаменитой ваучеризации, встав потихоньку на ноги, приняла решение менять союзников и лозунги. Раз есть частная собственность, то обрели ее те, «кому положено». Никому не нужные поначалу, казаки вдруг понадобились. Уже стали забываться кавказские кошмары, на самом верху вспомнили о казаках, которые когда-то успешно, за счет своих храбрости и геройства, менее чем за три года закончили длившуюся почти столетие кавказскую войну. Государство решило вернуться к опыту поколений, начались реанимации с реформациями. Вспомните, сколько высоких гостей побывало на Дону в это время, какие появились надежды… Через несколько лет результат дал о себе знать, он превзошел ожидания. Все, на Кавказе и севернее, поняли, что казачий дух на Дону и Кубани за 70 лет проветривания – не выветрился! Быстро стал обрастать новыми, молодыми, казаками. В Москве поняли, заслон на юге есть, заслон крепкий и многочисленный. Стали использовать казачество в большой политической игре с «заклятыми друзьями», порой просто в качестве разменной монеты, посчитав, что лучше хотя и «худой», но мир.

Кнут показали те, кому нужно было, а с пряником планировали погодить, но потом, опомнившись, решили все-таки дать, но маленький! Тут и вспомнили о том, что в России казак от рождения до смерти состоял в Государственном реестре и получал за это определенные льготы (земельные паи, денежное довольствие и т.д.). Решили узаконить этот самый реестр. Вожди и атаманы преподнесли эту новость казакам как великую радость и милость. На базе казачьих войск, входящих в Государственный реестр, будут создаваться воинские части, национальная гвардия. Сказано – сделано, регистрация началась, но тут оказалось, что старшее поколение просто не нужно, оно остается не у дел, ему промывать мозги дерьмократическими лозунгами поздно, следовательно, зачем тратить время и деньги? Закон о казачестве, статус казака, права, обязанности, его место в жизни общества, законодательством РФ скорее декларирован, чем определен, но он есть. Власть прежняя и сейчас, зная о способности казаков к самоорганизации, боится усиления казачества, укрепления его позиций в обществе. Это хорошо понимает и действующая власть. Поэтому никто не собирается предоставлять казачеству возможность исполнять свои права и обязанности, кроме службы в российской армии. Как и всегда, слышны только обещания, – а это обещал еще Н.И. Козицин, – что уже совсем скоро казаки будут нести службу по охране именно общественного порядка, а не быть понятыми у полиции, охранять рыбные запасы, которые уже иссякают, охранять природу, которую хотят угробить разработкой никелевых руд на Хопре, осуществлять экологическую деятельность, которую за..али несанкционированными свалками. Поэтому создание Государственного реестра натолкнулось на непонимание самими казаками вопроса необходимости государственной регистрации, так как казак был, есть и будет казаком всегда! А власть делит казаков на общественных и реестровых. И началось! Из казачества стало уходить очень много честных, умных и порядочных людей, а главное – энергичных, которые, поняв, что власть становится олигархическо-дерьмократической. И стоит ли бодаться перед стеной равнодушия, процветающего воровства в невиданных доселе масштабах или все же заняться делом? Естественно, выбрали дело. Что, на мой взгляд, и произошло в казачьем обществе Сальский юрт Сальского округа ВКО «ВВД». Я неоднократно говорил о том, что сила казачества – в его единстве, но почему-то верх берет другая позиция: не хотите под нас – не надо, мы будем ближе прибиваться к «кормушке» возле действующей власти и без вас. Всё это говорят казаки, стоявшие (и те и другие) у истоков возрождения казачества.
Отслеживая сложившуюся ситуацию, заметил, что те, которых «отсеяли», пытаются работать и в своих рядах, и с населением. Это передача большой партии книг в центральную библиотеку, установление памятной доски по погибшим в Афганистане на фасаде школы в селе Ивановка, атаманами Н.Д. Мешковым, В.П. Вакула, С. Н. Ковалевым. То есть, на первый взгляд, казаки – сила, но сила расколотая. Получается, казачьих движений несколько, и собираются в них казаки как в клубе по интересам. Одни говорят: «Мы – казаки, мы служим власти, которая нас обещает финансировать и дает работать». Другие говорят: «Наша цель – служить народу, защищать его честь и достоинство в сложившейся сегодня ситуации на Северном Кавказе, способствовать развитию казачьей культуры, добиваться установления на казачьих территориях казачьего самоуправления, то есть делаем и делать будем и хотим». В принципе, одно и то же, но врозь! И признавать друг друга не будем, потому что нас не хотят признавать – нонсенс, и только! А ведь это трактует сам атаман войска Донского В.Г. Гончаров. Ему, видать, хорошие казаки не нужны, обуза, да и только. Ему нужны только те, которые вовремя «подлижут». Дабы ухватить пожирнее кусок. По моему мнению, казакам нужно просто дать свободу самоуправления, льготы на пользование землёй и ресурсами на своей исконной территории, и они сами поднимутся и объединятся и без финансовой помощи государства, со всеми его дотациями. И будут служить верой и правдой Отечеству.
Государство занимает еще одну, не менее интересную и непонятную позицию. Как заявлял представитель президента в Государственной Думе А. Котенков, «…казачество интересует нас, государство, прежде всего как особая форма государственной службы. Из понятия «казак» должна быть исключена даже возможность намека, что это народ, этнос». (То есть традиции, историю, культуру – всё побоку, служи и делай, что тебе скажут!)

На мой взгляд, создание Государственного реестра – это возможность наведения порядка в самом казачестве, отсечение от него всякой «пены». А вышло, что попытка закончить с топтанием на месте в казачьем обществе снова забуксовала. Власть в угоду политическим доктринам не особо хочет признавать себя наследницей истории российской, это проявляется в торможении действенной военной реформы, отрицании необходимости принятия закона о реституции, возврате исторических названий хуторам, улицам, станицам, городам, возрождения в исторических казачьих областях казачьего самоуправления.

Власть призывает казаков к толерантности. Почему именно их? Казаки, славяне, хозяева этой земли, на протяжении нескольких веков и именно казаками здесь была создана уникальная система сосуществования разных народов. Переселенцы, приходя на хутор (в станицу), просили у атамана разрешения на поселение, работу, обязуясь соблюдать законы местного самоуправления, и впоследствии, через некоторое время, большинство из них сами становились казакам. А сейчас всякого рода и толка исламисты приходя к нам, начинают пытаться устанавливать свои порядки, сеют вражду и лезут, как говорится, со своим уставом в чужой монастырь. И если коренное население начинает заставлять их соблюдать общепринятые нормы на данной территории, то нас же и обвиняют в отсутствии пресловутой толерантности, не зная или не понимая медицинского значения данного слова, ибо толерантность – это неспособность живого организма отторгать чужое (инородное), что впоследствии приводит к депрессии, апатии и гибели самого организма. Отсюда получается, что дисциплина, порядок, православие на исконно казачьих территориях не нужны? Нет, нет и еще раз нет! Только там, где в хуторах и станицах хотя бы четверть населения будет считать себя казаками и их потомками, – там будет порядок!

Непонятна большинству казаков и позиция, смысл идеи организации ГАУ «Казаки Дона» – его расплывчатые задачи развития казачьей экономики. По мнению многих казаков, недовольных тем, что без обсуждения с ними на казачьих кругах принимаются такие решения, данная организация сделана только для отмыва денег в чей-то карман, но только не для помощи самому казачеству. Если вопрос, как решать эту задачу, еще можно с поправками рассматривать, то вопрос, кто из каких средств будет решать поставленные задачи, вызывает уже сейчас среди казаков протестные настроения. Опять верхушка и областные чиновники в целях собственного обогащения будут «пилить» государственные средства. Кстати, и на отчетно-выборном круге по выборам нового атамана внятного отчета ревизионной комиссии не прозвучало. На какие цели, когда и сколько расходовались деньги, выделенные казачеству по линии бюджета области и федерации? Казаки до сих пор не знают, выделяются ли деньги в округи, юрты (районы) на восстановление казачества, работу с населением, школьниками казачьих учебных заведений области, проведение казачьих праздников (к примеру, во многих казачьих округах войска Донского атаманы сами бегают по спонсорам, создавая наградной «призовой фонд»). Кто ответит, сколько денег на эти цели выделяется в округи и юрты (без учета денег на содержание казачьих дружин и казачьего лицея) и когда?

Вообще, ситуация непонятная. Что будет дальше с донскими казаками? Раскалывание реестрового войска на две части, а также убирание ненужных и неугодных казаков – продолжаются. Новому атаману и его штабным приспешникам нужны только деньги, а не порядок в войске. А, может, им вообще не нужны казаки? Может, пора заменить войскового атамана, поставив своего, по духу казака, который все-таки воссоединит все разрозненные казачьи общества и услышит чаяния самих казаков? И у которого слова не будут расходиться с его делами?

Источник: «Московский комсомолец на Дону»
Фото: nweek.ru

Источник: 
автор: 
Наталья АБРАМЕНКО
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: