«Английской королевы» из российского президента не вышло

10/29/2013 - 09:22

Выступая в Петербурге на слушаниях, посвященных российской Конституции, Сергей Шахрай заявил, что пост российского президента учреждался как «российская модель английской королевы». Учитывая, что президент России по факту обладает неограниченной властью, любопытно сравнить эти модели. И только ли в характере Бориса Ельцина, как заявил Шахрай, или в самой конструкции российской Конституции кроются причины того, что глава российского государства не стал этой самой «королевой»?

Базовые черты британской («вестминстерской») политической системы следующие: 1) королева является главой государства и правительства, имеет ранг суверена; 2) министры назначаются королевой и правят пока ей «угодно»; 3) королева является органической частью парламента и судебной системы (иначе говоря, возглавляет все три ветви власти); 4) при этом разделение властей в классическом смысле отсутствует, так как решения парламента, состоящего из трех частей – палаты общин, палаты лордов и суверена, – принципиально не могут быть оспорены ни в каком суде; 5) королева действует в соответствии с «советами» премьер-министра, при этом премьер-министром всегда назначается лидер партии или коалиции большинства в палате общин; отклонение «совета» влечет отставку правительства; 6) королева обладает рядом «резервных полномочий» вроде права наложить вето на принятый парламентом законопроект или отправить правительство в отставку, но не пользуется ими или же пользуется крайне редко.

Если упростить все вышесказанное, то британская политическая система стоит на двух китах. Первый кит – королева не может действовать без согласия своих министров. Ее указы в совете для вступления в силу нуждаются в подписях как минимум трех членов Тайного совета (обычно министров). Второй кит – правительство всегда формируется на базе большинства во всенародно избранной палате общин (права голосовать на выборах не имеют только члены палаты лордов).

Аналогичная система действует и в большинстве других государств, где царствует британская королева. Разница только в том, что в таких странах, как Канада, Австралия и Новая Зеландия, ее представляет генерал-губернатор, который и «работает» вместо королевы, осуществляя те же функции, которые мы перечислили выше.

Для сравнения с Россией проще взять Индию. Почему именно Индию? Потому что политическая система этой страны сделана по британскому образцу, но при этом Индия – республика. Иначе говоря, во главе государства стоит президент, а не король.

Разница между российским и индийским политическим строем очевидна. Российский президент избирается всенародно, индийский – специальной коллегией выборщиков, куда входят члены парламента. Индийский президент обязан следовать советам кабинета министров, так как об этом сказано в Конституции. Российский президент ничьим советам следовать не обязан. Огромная власть президента Индии (роспуск парламента, введение президентского правления, назначение губернаторов, смещение региональных правительств и роспуск региональных законодательных собраний) может быть осуществлена только с согласия правительства. При этом премьер-министром всегда назначается представитель партии, победившей на выборах.

В России всё по-другому. Президент РФ не обязан следовать советам министров. Он не связан контрассигнацией с их стороны, а значит, его решения вступают в силу вне зависимости от мнения премьера или профильного министра. Последние могут ничего о них не знать. Правительство формируется президентом лично. Оно не обязано иметь большинство в Государственной Думе.

Иначе говоря, российский президент и близко не английская королева. Та похожа на пожизненного председателя совета директоров в крупной корпорации: «царствует, но не правит». При этом к ее мнению прислушиваются, она является влиятельным «министром» в рамках правительства. Для того, чтобы провести то или иное решение, премьер-министру часто нужно доказать его эффективность монарху. То есть королева – это еще и государственный ОТК, осуществляющий контроль за качеством принимаемых решений. При этом тактические решения принимают премьер-министр и правительство, и именно они несут за их ответственность. Король же «не может поступить плохо», что значит – не отвечает за решения министров.

У нас обратная ситуация. Президент правит реально, при этом зачастую прячется за спину безвластного (технического) председателя правительства. Последний может быть в любой момент отправлен в отставку. Новое правительство формируется только на основании решения президента. Формально, правда, Дума имеет право отклонить выдвинутую им кандидатуру премьера, но после троекратного ее отклонения президент имеет право распустить Думу и все равно назначить угодного себе кандидата. Естественно, ни один состав Думы не захотел испытывать судьбу.

Так что российский президент по своим полномочиям совсем не похож на английскую королеву. И тот, кто думает обратное, наивен.

Шахрай, правда, вскользь наговорил и много других интересностей. Например, он сказал, что нынешняя Конституция позволяет восстановить союзное государство, ссылаясь на 79-ю статью. И заметил, что право голоса может быть даровано только налогоплательщикам, то есть косвенно призвал к ограничению избирательного права и возвращению к уровню ХIХ века, когда в классовых демократиях Запада голосовать имели право те, кто обладал определенным имуществом.

Но вывод из всего изложенного может быть только один. Похоже, отцы-основатели российской Конституции (а к ним относятся и Шахрай, и Алексеев, на которого Шахрай ссылался) не очень хорошо представляли себе международный опыт и попросту не знали, как реально устроены западные демократии. Незнание это до сих пор довлеет и над ними, и над российским обществом.

Источник: http://www.apn.ru/publications/article30417.htm

Фото: qip.ru

Источник: 
автор: 
Наталья АБРАМЕНКО
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: