— Земля в итоге будет принадлежать бандитам? — Наверное, по-вашему это бандиты

03/11/2011 - 16:51

Глава администрации Ленинского района Московской области Василий Голубев разъяснил свою позицию нашему обозревателю Юлии Латыниной.

— Деревня Мамыри меня потрясла. Я увидела плачущих стариков, сгоревшие сады, сгоревшие дома. Все эти дома и сады находятся возле строительной ярмарки, и людей принуждают продать их за копейки. Как глава администрации, как вы думаете, кто сжигает дома?

— Вопрос не ко мне. Решение продать свой участок принимает сам человек. И понятие «вынуждают» — это лишь предположение. Раз. И второе. Я неоднократно с этими людьми общался, чаще, чем вы. Я всегда им говорю только одно. Позиция администрации — на стороне людей. Если вы не хотите продавать дома — не продавайте. Если человек продал дом — скажите, кто принимал решение? И что такое вынуждают? Я хотел бы понять, что такое вынуждают?

— Людям угрожают…

— Что, есть факт зафиксированный? Пусть обращаются в соответствующие структуры, и мы им будем помогать. Позиция администрации, высказанная владельцам ярмарки, — что ни один человек не должен пострадать. И на встречах с людьми, в том числе и в Мосрентгене, они никогда не слышали другой позиции власти.

— Людям угрожают..

— Я не знаю такого факта.

— …У них сжигают дома…

— Вы занимаете красивую позицию…

— Василий Юрьевич, дайте задать вопрос. Когда эти люди жалуются в милицию, что у них сожгли дома, милиция отвечает, что это земля не ваша и что это собственники жилья уничтожают бесхозное имущество. Вы говорите, что вы на стороне народа. Вы что, не контролируете район?

— Я контролирую район ровно на сто процентов. Не стоит о районе судить тем, кто не знает, что происходит в районе. Милиция, если существуют факты отношения по обращению людей, там должно быть правильно оформленное обращение. И тогда будет возможность ответных действий.

— Вернемся к моей старой статье. Жили-были ветераны. У них были участки в Суханове-Соснах. Вашим постановлением эта земля была отобрана. Теперь она в собственности коммерческой структуры ENM group и продается за 18 млн долл. В результате вашего постановления земля стоимостью 18 млн долл. отнята у бедняков и бесплатно отдана богачам. Как вы это объясните?

— Моим распоряжением все приведено в соответствие с законом. Надо смотреть две стороны медали. Моим распоряжением земля была предоставлена людям. Затем мое распоряжение было опротестовано прокуратурой. И мне ничего не оставалось, как выполнить требования закона.

— С жителями поселка Мосрентген произошло то же самое. Вашим постановлением собственность была отнята у бедняков и отдана богачам. Как получилось, что ваши постановления отбирают у нищих и бесплатно отдают богатым?

— У меня есть к вам одна просьба. Вы пробуйте стоять на земле реально. Вы же берете только одну часть вопроса и раскручиваете. Тем, что вы написали эту статью, вы сделали людям, на мой взгляд, только хуже. Потому что по-прежнему позиция администрации — это позиция оставить землю у людей, в том числе и по «Екатерининской пустыни». Другого вопроса здесь не существует и быть не может.

— Одну секунду. Я не о «Екатерининской пустыни». Я о поселке Суханово-Сосны, который уже отобран у ветеранов и отдан коммерсантам. Вы собираетесь отобрать землю у ENM Group и вернуть ее пенсионерам?

— Нет. Я собираюсь действовать, только как требует от меня закон. Если я нарушил, пожалуйста, есть возможность со мной поспорить. Возможность со мной, если хотите, судиться. Это тоже такая позиция существует. И в этом случае если я что-то нарушил, пожалуйста, давайте попробуем разобраться в этом.

— Вы говорите, что вы отдали людям землю, но прокуратура ее забрала. Но это не так. Собственники «Екатерининской пустыни» и садов «Мосрентгена» получили землю в собственность на основании решений Ельцина и Верховного совета. Вы подтвердили это в 92-м году, а потом передумали. Вам не приходило в голову подтвердить своим постановлением Конституцию РФ, а потом издать другое — о том, что первое было ошибочно?

— Не приходило.

— Это радует. Так если землю отбирают на основании ваших постановлений, а вы за людей — почему вы не отмените свое постановление?

— Если закон мне это не позволяет, как я это могу сделать, к чему вы меня призываете?

— Какой закон? Это ваше постановление!

— Еще раз повторяю. Если я подписал постановление и земля не оформлена, я не могу ее дать под цели, под которые хотят. Я не могу своим распоряжением изменить законодательство по земле.

— Негодяи, которые отбирали землю у бедняков в Суханове, прикрывались именем Медведева. Когда Медведев узнал об этом, он написал запрос. По результатам запроса прокуратура завела уголовное дело…

— Дела нет.

— Удалось ли видненской прокуратуре выяснить по запросу действующего вице-премьера, кто тот негодяй, который его именем грабил бедняков?

— Я не видел запроса Медведева. Я не очень понимаю, почему вы в статье написали эту фамилию. Это у вас надо спросить, почему эта фамилия появилась, потому что я не в курсе этой темы. Я просто не знаю этой темы.

— Василий Юрьич, но если прокуратура не нашла, кто грабит людей, то может быть всего три варианта. Либо это действительно Медведев, либо вы, либо вы ничего не контролируете в районе? Какой правильный?

— Ни один из этих вариантов не правильный. Администрация района ситуацией управляет и ситуацию знает. И если есть проблемы, которые возникают, вы либо живете в коммунизме, где проблем нет, либо берете один конец проблемы, не обращая внимания на ситуацию вообще. Преследуя совершенно конкретные цели, мне не очень понятные. И, откровенно говоря, та оскорбительная статья, которая появилась, она реально является элементарным оскорблением. Вы как журналист не показываете реальную действительность. Вы показываете то, что вы хотите
показать. Другого ответа у меня нет.

— Василий Юрьич, в Мамырях то же самое. Тоже людям угрожают, там жгут их собственность и тоже объясняют им, что ярмарку — цитирую — крышует «Примаков, к которому Путин ходит на поклон». Почему каждый раз, когда ваше постановление отбирает землю у бедняков, среди бедняков распускают слухи, что это делают Медведев, Примаков и т.д? Вам не кажется, что в обоих случаях именами Медведева и Примакова прикрывался один и тот же негодяй?

— Юля, я не знаю, честно говоря, откуда берутся эти фамилии. Я знаю, что есть с этой ярмаркой проблемы, которые периодически приходится решать, любое строительство, в том числе и ярмарка, которая сейчас по своему содержанию нас не полностью устраивает, так как уже пора уходить от такого уровня торговли, строить цивилизованные…

— Не-не. Я про Примакова. Не про ярмарку.

— Я не готов обсуждать эту проблему. Потому что я ее не знаю.

— Собственники из «Екатерининской пустыни» встречаются с угрозами. Наталья Мамошкина принесла на суд свидетельство о собственности. Прокурор заявил ей, «что свидетельство не документ». Андрею Гусаку на суде судья заявила, «что не намерена с ним обсуждать содержание иска». После того как Анатолию Цыганкову удалось доказать в суде право собственности на один из его участков, глава видненской Регистрационной палаты Репрынцева отказалась регистрировать его со словами: «Жалуйся хоть Путину, а решать буду я». После этого пригрозила вызвать милицию и избить Цыганкова. Вы контролируете чиновников в своем районе?

— Юля, вы ж не знаете, что Регистрационная палата не является подразделением администрации района. Это федеральная служба.

— И прокуратура..

— Конечно. Контро­лировать прокуратуру я права не имею. Как и суд. И Репрынцева уже не работает. В том числе и потому, что к ней были серьезные претензии по организации работы палаты в районе. Поэтому что она заявила и кого она хотела избить, — как это можно обсуждать, когда ни вы, ни я не были свидетелями этого общения?

— Александр Марчук из Мамырей заявил мне, что ему в присутствии представителя власти угрожали вышибить зубы. Марина Гаврилова заявила, что ей угрожали по телефону. Одна из женщин, у которых сгорел дом, хотела подать в суд на хозяев ярмарки. Ей пригрозили, что если она подаст иск, то она лишится всего, вплоть до квартиры. В моем распоряжении — угрозы о «последнем предупреждении», которые подкидывали садоводам. Почему власти района не делают ничего, чтобы защитить людей в Мамырях?

— Ваше утверждение абсолютно неверное! Для этого можно поднять мое распоряжение о создании специальной комиссии по Мамырям, где дано поручение одному из заместителей, Сергею Горбаню. Есть полный перечень того, что делается для этой деревни, есть вещи, которые реально реализованы. Проблемы, действительно, возникли у ярмарки с деревней. Как ни парадоксально, у нас есть необходимость сегодня наводить порядок, занимаясь кадастрированием земли. Так вот — деревня Мамыри реально даже не существует в так называемых кадастрах как населенный пункт. И я дал поручение привести в порядок так называемые границы этой деревни. Она должна работать как полноправный населенный пункт. Сказать, что ничего не делают, согласиться не могу. Сделано немало, но вопросы существуют.

— Василий Юрьевич, вот деревня. Люди двести лет в ней жили. И проснулись, когда бульдозер сносил их огород. Вы мне ответьте просто: люди лишились огородов и полей. Это их огород или ярмарки?

— Вы знаете, что идет земельная реформа. Если у человека есть документ, то вообще этот вопрос не нужно обсуждать. Это огород человека. Это огород конкретной семьи. Если у него есть свидетельство на эту землю оформленное, все в порядке. Если документ не оформлен — это не их огороды.

— Документ оформлен.

— Тогда это их огороды.

— То есть они могут сносить ярмарку?

— Они могут не пускать ярмарку. Они могут делать так, чтобы никто из этой ярмарки не оказался там ни на тракторе, ни пешком. Это частный дом. Ну а как по-другому?

— Вот я и удивляюсь, как может быть по-другому.

— Вы правы, этому можно удивляться. Но вы помните, что творилось лет двадцать назад? Как землю давали? Приходил директор хозяйства. И говорит — вот твой участок. И человек занимался. А потом оказывалось, что это не его земля. Почему? Потому что человек не оформил документы. Так не бывает. Нельзя показать на землю — это твоя. У меня был один человек, который пришел, говорит — хочу у вас земляной участок. Имею право по закону. Хорошо. Пишите заявление. Он пришел в конкретный населенный пункт, в лес, показал — вот здесь будет мой участок — и начал забор возводить. Я что, должен признать это его землей?

— Вот передо мной Марина Гаврилова стоит из Мамырей и показывает свое конкретное свидетельство, и стоит она на асфальте, в который закопали ее огород. И что с этим сделала администрация района? Как она помогла людям?

— На сегодняший день они должны обратиться в органы власти. И тогда мы будем разбираться с каждым конкретным участком. Каждым конкретным человеком.

— Почему после моей статьи Геннадий Ильченко был вызван в прокуратуру?

— Вопрос к прокуратуре. Я первый раз от вас это слышу. Кто такой Геннадий Ильченко?

— Когда в вашем районе потеряли документы на поселок писателей Переделкино, к главе Литфонда Переверзину стали приходить люди с предложением от имени главы администрации…

— Какого?

— Главы администрации Ленинского района.

— Они могут говорить все, что хотят. Глава никаких указаний по этому поводу никому не давал, кроме указания навести порядок с землей и выдать ее по закону, если ситуация этого требует. Других поручений не было. Это выдумки очередные кого-то. Что касается Переверзина, он неоднократно по собственной инициативе обращался сюда, был у меня, продолжал работу по оформлению участка. Но оформить его можно не так, как хочет кто-то из нас, а как требует законодательство.

— Вот эти люди, они требовали 15 га земли…

— Я не знаю, что они требовали. Вы знаете, что они требовали.

— И после этого Переверзину в МУРе подтвердили факт угрозы его жизни, сказали, что у бандитов есть план сжечь его машину, потом похитить дочь… В связи с тем, что в садах Мосрентгена сгорело столько домов, как вы думаете, кто угрожал главе Литфонда?

— Не знаю. Я не могу этого знать.

— Вы говорите — оформить землю по закону. Земли Переделкина выделены Литфонду Сталиным. Что вы подразумеваете под «оформить по закону»? Отобрать земли, которые выделены Сталиным?

— Нет, это я не подразумеваю. Это вы подразумеваете. Нужно оформить документы в Регистрационной палате, как требует нынешнее законодательство и Земельный кодекс.

— В той Регистрационной палате, которая говорит — идите вон?

— Сегодня обязательно необходимо иметь документы, в Регистрационной палате оформленные. Сегодня это закон РФ, который выше распоряжения Сталина. Его не выполнять никто не может. Поэтому Литфонд и пытается оформить. Вы же смотрите одну сторону медали. Там же существует масса течений и обращений по разным поводам, и все доказывают, что на их стороне законодательство! А Регистрационная палата, управление по регулированию земельных отношений, они должны выдать документ единственный, одному владельцу.

— Как глава района вы считаете, что земли городка писателей Переделкино принадлежат Литфонду, который получил их от Сталина, или бандитам, которые пришли от вашего имени требовать ее?

— Эти земли принадлежат тому, кто будет иметь документ, регистрирующий право собственности на землю. Вот и все.

— То есть бандитам, если они его получат?

— Наверное, по-вашему это бандиты.

Под текст

Однажды на острове (потом скажем, каком) некий доктор унаследовал сад. Предыдущий владелец умер от инфаркта после угрожающих писем. Доктор узнал, что письма посылал управляющий садом. Этот управляющий ходил по саду, как по своему участку, и воровал половину урожая, чтобы купить сад по дешевке.

Доктор выгнал управляющего и нанял нового. Нового управляющего застрелили. Доктор обратился в полицию, но полиция сказала, что ничего не знает. Доктор нанял третьего управляющего. К доктору стали приходить угрожающие письма. Доктор отнес письма в полицию. Полиция потеряла письма.

Третий управляющий был тяжело ранен. Он узнал своих убийц и дал в больнице показания. Доктор ухаживал за управляющим день и ночь. Он надеялся, что теперь он накажет тех, кто довел его родичей до смерти. Когда третий управляющий выздоровел, он отправился на обед к человеку, который заказал все убийства, и переменил показания. Доктор Галати продал все, взял семью и сбежал с острова.

Год был 1874-й. Остров назывался Сицилия. Человека, который убивал людей и купил по дешевке сад, звали Дон Антонино Джиаммона. Все было строго по закону, как и сказал Дон Василий.

Юлия Латынина
обозреватель «Новой».

Источник: 
автор: 
Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: