Сергей Степашин - Рамзану Кадырову: «Небоскребы, фонтаны... А где у вас заводы?»

06/08/2011 - 10:23

О чем говорили за закрытыми дверями председатель Счетной палаты России и глава Чеченской Республики

Счетная палата РФ провела в Чечне очередную проверку. Сегодня мы рассказываем о том, что осталось за рамками официальных сообщений и нашего репортажа.

«Русские к нам возвращаются. Я сам их агитирую»

Аэропорт Грозного. Полдень. Степашин выходит из вертолета, на котором летал в Наурский район. Кадыров (он за рулем) подгоняет к вертолету автомобиль.

Кадыров: - А я летать не люблю. Мне неприятно. Укачивает.

Степашин: - Зато машину как лихо водите!

Кадыров: - И то, я если сзади сажусь - все! А когда за рулем, могу сутки не спать, получать удовольствие.

Степашин: - Значит, привык уже - за рулем-то!.. (Смеется) Мы посмотрели - в Наурский район, где традиционно жили русские, русскоязычные, люди возвращаются - со Ставрополья, из других регионов. К нам женщины подошли. И знаете, нет такой обреченности, злобы... Рамзана Кадырова там ценят.

Кадыров: - Или делают вид, что ценят. Может, делают вид, а?

Степашин: - А зачем им мне врать? Мне-то зачем? Хотя с жильем там есть проблемы.

Кадыров: - Из 53 тысяч населения в этом районе уже две с половиной тысячи русских. Но, по честному сказать, возвращаются пока меньше, чем нам хотелось бы. Но мы работаем. Это мой подшефный район - я сам там часто бываю, и русскоязычных, когда нахожусь в других российских регионах, лично агитирую приехать обратно.

Голос из радиоприемника: «Говорит Грозный! В село Новотерское Наурского района, где продолжаются восстановительные работы, завезли стройматериалы. Был организован субботник. Начался вывоз строительного мусора, проводится очистка улиц от сорняков и кустарников. Дорожники приступили к асфальтированию центральной улицы».

Кадыров: - Едем и слушаем.

Степашин: - Зашевелились там...

Кадыров облегченно вздыхает и давит на газ.

«Гадюшники» мы снесли. А Доку Умаров - труп»

Степашин: - Где мы едем? Что-то я Грозный не узнаю.

Кадыров: - Это раньше был шестой микрорайон. «Гадюшник» назывался в народе. И всегда во все времена там жили... Ну, отстой - знаете? Боевики прятались.

Степашин: - Помню - бараки, бараки... Боевики.

Кадыров: - Да... Мы их снесли, полностью все застроили здесь новыми домами и в полтора-два раза, если кто хочет купить, поднялись цены на жилье. А кто остро нуждается, даем квартиры бесплатно.

Кадыров притормаживает рядом с парковой зоной, в центре Грозного. Степашин выходит из машины.

Кадыров: - Арка красивая, меняем тротуар - уже этот старый. Должно быть красивее, поновее... И еще мост поставим - там фонтаны будут!

Степашин: - Х-м...

Кадыров: - Такого моста в России пока нет. И водопады тоже будут. И мороженое. И чтобы место было, где сходить в туалет.

Степашин (подозрительно): - Не на бюджетные ли деньги это все?

Кадыров: - Не, а! (Восторженно.) Зал построим концертный с хорошей акустикой - как в Англии, Италии. И дома, как в Дубаи бывают. Камнем облицуем. Турки работают. Чтобы - местный колорит. Как бывает - в арабском стиле.

Степашин: - Надо, чтобы и русский, российский стиль тоже сохранились.

Кадыров (хитро улыбается): - А как же! Грозный был и остается самым российским городом!

Степашин: - Землю не продаете?

Кадыров: - Не, никому, просто строим объект. Помните, дорога какая была? Расширили дорогу... Мы сейчас выделили участок, студенческий комплекс хотим строить - на 40 тысяч студентов. Там будут бассейны, гостиницы... Такой спортивно-образовательный городок. Немного денег уже выделили на проект. Они, кто выделяет, там думают: выделить - не выделить еще? А надо! Если это построить на Кавказе - здорово будет!

Снова садятся в машину. Кадыров, будто случайно, провозит Степашина мимо утопающего в зелени и цветах холма с гигантскими позолоченными буквами: «Спасибо, Рамзан, за Грозный!»

Кадыров: - А вон там у нас высотки появятся - 18, 30 и 45 этажей.

Степашин: - Небоскребы, значит...

Кадыров: - Да, строим много. «Роснефть» подвела нас только. Собирались в одном месте здесь тоже восстанавливать. Не дали и копейку! А так - наши строители почти везде...

Степашин: - А что с нефтепереработкой? С заводом? Помните, мы про это не раз говорили?

Кадыров (вздыхает, тяжело): - Ну, они якобы работают, но очень медленно. С такими темпами мы лет 20 будем восстанавливать завод.

Степашин что-то записывает в блокнот.

Кадыров: - Завод сначала хотели не у нас восстанавливать, а строить новый, в Кабардино-Балкарии. Я поехал в Москву, много добивался. Добился, но время ушло. Там какие-то новые разработки им нужны... Я говорю: чего вы всегда будете разрабатывать у нас? Уже надо развивать.

Степашин: - А потом - это же рабочие места. Помните, у вас нефтеперерабатывающий завод был один из лучших - и в Советском Союзе, а потом и в России?

Кадыров: - Пока помним. Но мы не ждем - кирпичные заводы строим, консервные... Национальная программа республики - создание рабочих мест.

Степашин: - Вот скоро госпрограмму по развитию Северного Кавказа примут. До 2013 года свыше 200 миллиардов рублей будет выделено только из федерального бюджета. Плюс инвестиции - там, по-моему, больше 170 миллиардов рублей предполагается... Но теперь не будет так: вот взяли деньги из госказны или у инвестора, и отдали региону непонятно для каких целей. Только под конкретные и нужные объекты. И под контролем.

Кадыров: - Программу ждем. Готовы выполнить и перевыполнить!
Притормаживает у красивого здания с колоннами и лепниной.

Кадыров: - Это государственный русский драматический театр имени Лермонтова. С нуля строим. В октябре будет открываться.

Степашин: - Вы вот никак одного актера не можете привезти.

Кадыров: - Откуда?

Степашин: - Из Лондона.

Кадыров: - Какого?

Степашин: - Знаете же - Ахмеда. (Похоже, Степашин имел ввиду сепаратиста Закаева. - А.Г.) Надо возвращать его. Пускай здесь играет, а не вредит оттуда, из Лондона.

Кадыров (уходит от ответа): - Все заборы, окна в старых районах мы поменяли бесплатно.
Корреспондент «КП»: - А Доку Умаров жив или убит?

Кадыров: - Он в любом случае труп. Такие шайтаны у нас уже давно не влияют... Мы и крыши тоже перекрыли. Все, от «гадюшников» избавились!

Степашин: - Грозный теперь просто не узнать. Он лучше, чем до войны. Я же на вертолете сейчас летал - сверху видел.

Кадыров: - Видели? Ну, вот... Давайте теперь на обед поедем.

«У нас традиция - бросать деньги. Но не крупные»

(за обедом)

Подают манты, суп-лапшу, плов, чай - черный и зеленый.

Степашин ест только суп. Кадыров вообще ничего не ест, просто сидит.

Степашин (удивленно): - Рамзан, вы не едите ничего совсем, что ли?

Кадыров: - Нет. Очень жесткий обед. Мне специально там из Москвы привезли статьи. Ну, про строгую диету. Сижу так.

Степашин: - Худеете, что ли?

Кадыров: - Да. И пью вот это...

Наливает себе в стакан минералки без газа.

Воспользовавшись паузой, корреспондент «КП» дарит главе Чеченской республики свою книгу «Непарадные портреты», где напечатан снимок: Рамзан Кадыров танцует с девушкой, а на них сверху сыплются денежные купюры.

Кадыров (обращаясь к корреспонденту «КП», который ест горячие манты): - Вот зачем надо было такую фотографию печатать, а? Чтобы Счетная палата проверила нас, да?

Степашин (заинтересованно): - Это традиция такая здесь, да - деньги разбрасывать?

Кадыров: - Да, у нас... традиция. Из пистолета стреляем - за здоровье. В воздух. И вот - деньги... Но там не крупные бросают.

Степашин (настороженно): - А крупными не разбрасываетесь?

Кадыров: - Не-е-т! Как бы мы тогда за четыре года в республике построили, значит, и восстановили почти 2 500 объектов на миллиарды рублей? (Выразительно смотрит на корреспондента «КП».) Это и в экономике, и в социальной сфере.

Степашин: - А что по социалке?

Кадыров: - Больше 230 жилых домов - почти 900 тысяч квадратных метров жилья, к миллиону приближаемся. Это только по федеральной целевой программе. Еще 55 больниц и поликлиник, 95 школ. Нет, уже больше.

Степашин: - Если подсчитать, вы осваиваете больше средств, чем получаете из госбюджета. Это как? За счет инвесторов?

Кадыров: - Вот принято так судить, Сергей Вадимович, что для Чечни, чтобы восстановить республику, выделяют большие деньги - под 100 миллиардов рублей уже дали. И притом говорят: мол, Чечня - это черная дыра, куда уходят деньги. Они зря никуда не уходят! Тем более, что это для нас - мизер! А когда мы реально строим - все правительства из регионов отправляют к нам сюда чиновников - смотреть.

Степашин: - Да ладно... А вот те высотки - это, как я понимаю, не на бюджетные деньги строится?

Кадыров: - На весь «Грозный-Сити-1» идут средства только внебюджетные.

Степашин: - А как инвесторов находите?

Кадыров: - Находятся... Ищем, привлекаем. А всего мы уже больше 2 миллиардов 800 тысяч рублей внебюджетных средств освоили.

Степашин: - Вы кончайте эти хитрости, когда начинаете объект, а потом деньги в Москве просите на стройку.

Кадыров (смущенно): - А мы так и не делаем...

...Кстати, спиртных напитков на обеденном столе не было. Совсем. Чеченская республика, пожалуй, единственный регион Северного Кавказа, где гостям «не наливают». Номера художественной самодеятельности с обязательным исполнение лезгинки в Грозном также не предусмотрены. Видно, поэтому обед продолжался всего 27 минут...

«Наши футболисты плачут. Их неправильно судят»

(на стадионе)

После обеда Кадыров везет Степашина на стадион.

Кадыров (по пути, голосом экскурсовода): - Перед вами - улица Льва Яшина!

Степашин (удивленно):- Да? Что же у нас в спортивных газетах даже не написали, что такая улица в Грозном есть? (Обращается к корреспонденту «КП») Это единственная в Советском Союзе бывшем улица Льва Яшина, Саня! Понял, нет?

Уже на стадионе.

Кадыров (оглядывая большую спортивную арену): - Кругом кафе... Я не знал, что на стадионе их так много - аж 19! Целые сутки надо, чтобы здесь все обойти. Вип-ложи... Вон там - моя.

Звучит бравурная музыка. По бортам - по всей окружности стадиона - бегущая строка: «Приветствуем Вас, уважаемый Сергей Вадимович!» Кадыров выжидательно смотрит на Степашина.

Степашин (в шутливом тоне): - Ну как после этого скажешь, что здесь неэффективно используют бюджетные средства?

Кадыров довольно хохочет.

Степашин (уже серьезно): - Уберите это, насчет Сергея Вадимовича! Не надо.

Кадыров делает страшные глаза. Бегущая строка гаснет, бравурная музыка затихает.
Включают запись спортивного репортажа: «Полузащитник "Спартака" Павел Яковлев набирает скорость, идет по левому флангу. И... забивает гол в ворота «Динамо»!»

Степашин (смеется): - Вообще-то я за «Динамо».

Кадыров делает страшные глаза. Запись прерывается.
Снова садятся в машину.

Степашин: - Я за «Терек» всегда переживаю. Осталось еще сделать сильную команду. Потому что, насколько я знаю, ребята в Чечне всегда хорошо играли. Потом нам нужно готовиться к первенству мира по футболу. А кто будет играть? Только молодежь наша нынешняя...

Кадыров (с обидой): - Сергей Вадимович, если мы так будем развиваться, так - спортом российским, как сейчас... Знаете, отношение к чеченской команде в любом месте - на ровном месте давят! Если судья один раз ни за что, несправедливо показал желтую карточку нашему футболисту - во второй раз он в атаку не идет никуда. Он останавливается. И все - салам алейкум!

Сейчас мне вот рассказывает один отец: сын плачет, сидит на поле. «Почему плачешь?» - спрашивает отец. «Судья против нас, - говорит, - нам забили два гола. Не могу терпеть, не могу все это...» В отношении нашей послевоенной республики можно было бы сделать, чтобы не душили нас никогда. Мы не говорили, чтобы нам помогать. Но не мешайте нам, пожалуйста!

Степашин: - Хорошо, я с Фурсенко (председатель федерации футбола России. - А.Г.) поговорю.

Кадыров: - С Фурсенко я тоже поговорил. Он говорит: «Меняем ситуацию».

Степашин: - Ну, они хотят поставить вообще иностранца на судейскую коллегию, нейтрального человека в ближайшее время.

Кадыров: - Это хорошо. Хоть в футболе, хоть не в футболе - а нас надо оценивать с нейтральных позиций.

Голос из радиоприемника: «Говорит Грозный! На стадионе имени Ахмата-хаджи Кадырова состоится футбольный матч с участием команд «Терек» и «Анжи». Вход свободный. Все расходы взял на себя благотворительный фонд имени Ахмата-хаджи Кадырова. Зрителей ждет также концерт с участием популярных артистов российской эстрады и красочный фейерверк».

КСТАТИ

Если Чечня станет крепкой и богатой, не уйдет ли она из России?

Корреспондент «КП»: - Рамзан Ахматович, у меня к вам неприятные вопросы.

Кадыров: - «Комсомолка», как всегда, с приколом...

Корреспондлент «КП»: - Мне в Москве говорили - спроси у Кадырова: если Чечня станет крепкой и богатой, не уйдет ли она из России?

Кадыров: - Бред какой-то... А кто говорит?

Корреспондент «КП»: - Ну, интересуются люди...

Кадыров: - А мы и так уже и крепче, и богаче. Но не уходим же. Странно... Что Чечня потом уйдет, говорит кто угодно и где угодно говорят, только не у нас. Когда правили здесь шайтаны, эти международные террористы - мы 12 лет жили без закона, без власти. И народ понял, как это плохо и тяжело. И трагедий много. У меня отец погиб, чтобы было все по другому. Я потерял многих моих родственников, одноклассников, товарищей близких... И не только я. А когда мы встали на правильную жизнь, как мы можем это все предать, забыть?
И мы стараемся сейчас и будем стараться, чтобы не отказали нам никогда быть в составе России. Только так можем улучшить нашу жизнь. И будем защищать только интересы России здесь, у себя: бороться с террористами, строить и жилье, и заводы, чтобы люди жили хорошо и работали, и растили детей, чтобы радовались...

«Почему бы Грозному не дать звание Города воинской славы?»

Обычно высоких гостей глава Чечни везет в музей первого президента республики Ахмата-хаджи Кадырова, где экскурсовод обязательно рассказывает, что этот мемориал - второй в России по величине и внушительности после Мамаева кургана в Волгограде. И непременно показывают кадры: Грозный в руинах после первой и второй чеченских войн. Степашина Кадыров в музей тоже возил. А потом, по дороге в аэропорт, у них состоялся еще один примечательный разговор...

Кадыров: - Сергей Вадимович, вот достойным городам дают звание Город Славы. Владикавказу и Моздоку уже дали.

Степашин: - Да, это правильно.

Кадыров: - Почему-то нам для Грозного... Это знаете как вот - придерживают и не отдают!

Степашин: - Воинской славы?

Кадыров: - Воинской.

В машине Кадырова, на заднем сиденье - пачка местных газет. В том числе и "Молодежная смена" со статьей Тамары Чагаевой «Грозный форпост России»:
«Летом и осенью 1942 года на слуху у всего мира были города Сталинград и нефтяной Грозный. Берлинское радио вещало: «Остались считанные часы, и даже не часы, а минуты, до захвата Грозного». «Мы у ворот в Алханчуртскую долину, которую называют «нефтяным дном», - писал военный корреспондент гитлеровской «Ангриф». В Майкопе ожидал переезда в Грозный немецкий нефтяной трест с полным штатом инженеров».

Кадыров: - Фашисты стояли в 100 километрах от Грозного, город все время бомбили - наши жители тушили пожары на нефтехранилищах. Но Грозный советские солдаты отстояли. А звание воинской славы не дают.

Степашин: - А вы представление делали?

Кадыров: - Да, делали.

Степашин: - Чего говорят?

Кадыров: - Не знаю, чего. Ответа, ничего нету, знаете... Если другим городам, которые вклад в победу в Великой Отечественной вносили, дают, почему бы и Грозному не дать? И за военные заслуги, и за теперешние...

Степашин: - Ну, речь надо вести только о заслугах во время Великой Отечественной войны. Согласен - Грозный тогда поставлял все для фронта - нефть, продукты...

Кадыров: - Все-все!

Степашин: - И мужественно защищался от фашистов.

Из статьи «Грозный форпост России»:
«...В тот период в Грозном находился корреспондент «Комсомольской правды» Анатолий Калинин. В статье «Искры над Грозным» он сообщил: «Если сейчас в Сталинграде самым прославленным воином считается артиллерист и бронебойщик, то в Грозном такими людьми считают пожарных и зенитчиков».

Кадыров: - Сергей Вадимович, когда будет у вас возможность...

Степашин: - Я проговорю с президентом Дмитрием Анатольевичем Медведевым.

Кадыров: - Просто все задают вопрос. Всем хочется, знаете...

http://www.kp.ru/print/article/25698/900510
Александр ГАМОВ
Фото: Александр ГАМОВ

Источник: 
автор: 
admin
Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: