ВОЕННАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ КАВКАЗА - 2. Признав независимость Абхазии, Россия создала предпосылки для новой турецкой геополитической игры на Кавказе

10/03/2008 - 13:13

После завершения Российской армией операции по «принуждению к миру» Грузии и признания Москвой независимости Южной Осетии и Абхазии кавказская интрига стала приобретать всё новые и новые подтексты и измерения. «Большая игра» на Кавказе становится всё изощреннее, и за воинственной и самоуверенной риторикой ее основных участников остаются незамеченными потенциальные последствия территориального передела, спровоцированного Тбилиси в начале августа 2008 года.

Распад Грузии еще не завершен

С признанием Россией Южной Осетии и Абхазии распад грузинского государства, похоже, рано считать закончившимся. По имеющейся информации, как минимум еще в двух регионах Грузии официальный Тбилиси сегодня ждут неприятные сюрпризы.
Регион первый – Аджария. Пока администрация Михаила Саакашвили безнадежно бьется (впрочем, скорее по привычке, чем рассчитывая на реальный результат) за уже отрезанные у нее абхазско-осетинские «ломти», в Аджарии зреют предпосылки для повторения «абхазского» и «югоосетинского» политического «подвига». Судя по информации в прессе, катализатором настроений аджарской независимости выступает мэр Москвы Юрий Лужков, который даже побывал в Батуми. Вполне возможно, что аджарский «бунт» Россия прибережет как один из своих козырей на позднюю осень 2008 года, когда в преддверии декабрьского саммита НАТО в Берлине будет решаться вопрос о предоставлении Тбилиси плана действий по членству в НАТО (ПДЧ).

«Аджарская революция» вполне способна сорвать надежды обкусанной по краям Грузии на принятие в Североатлантический альянс, тем более что в этом случае и вовсе становится неясно, а какая, собственно, кавказская страна хочет все-таки вступить в НАТО? Ведь Грузия без Абхазии, Южной Осетии, Аджарии и, возможно, некоторых других территории – это уже совсем другая Грузия, непохожая на ту, которой в апреле 2008 года на саммите НАТО в Бухаресте был обещан ПДЧ.
Регион второй – Панкиси. По имеющейся информации, несколько дней назад в Панкисском ущелье Грузии произошли массовые беспорядки, организованные беженцами из Чечни (которых там проживает немало со времен первой и второй чеченских войн). Информированные источники сообщают, что в ходе беспорядков в Панкиси чеченцы требовали провозглашения независимой «Панкисской Республики», апеллируя к примеру Косово. В ходе беспорядков якобы были даже повешены двое грузинских полицейских.

Очевидно, что на силовое умиротворение «панкисского инцидента» Тбилиси сейчас вряд ли решится, поскольку авторы проекта независимой «Панкисской Республики», скорее всего, уже уведомили о своих планах Грозный и Москву и для защиты чеченских беженцев (кстати, остающихся гражданами РФ) будут предприняты все возможные меры: чеченские формирования в Южной Осетии уже показали себя как эффективные боевые части и, очевидно, будут готовы подтвердить полученную репутацию в Панкисском ущелье. У Михаила Саакашвили же сейчас вряд ли найдутся силы, способные конкурировать с чеченскими бойцами.

Таким образом, угроза дальнейшего распада Грузии сохраняется. Самое печальное для Тбилиси в этой ситуации – это то, что грузинские власти практически бессильны парализовать действия российских политических операторов, фактически, управляющих распадом грузинского государства. Вряд ли поможет Михаилу Саакашвили в этом отношении натовская военно-морская эскадра, находящаяся в Черном море, – классическая «дипломатия канонерок» не будет эффективна против московской «стратегии непрямых действий». Впрочем, если морская пехота США успеет высадиться в Аджарии до того, как Батуми озвучит пожелание Москве о признании аджарской независимости, то тогда аджарское отделение Саакашвили еще сумеет остановить. В случае же с Панкисским ущельем морская пехота США, пожалуй, окажется бессильной.

Абхазская игра

Провозглашение (и признание РФ) независимости Абхазского государства запускает в регионе новую политическую игру, которая, на наш взгляд, может иметь непредсказуемые последствия как для Грузии, так и для России.

Рискнем предположить, что главными целями как грузинской, так и российской военных операций на Южном Кавказе в августе 2008 года была не Южная Осетия (где и прошли самые кровопролитные бои), а Абхазия, где боевых действий практически не было. При всем уважении к истории и страданиям югоосетинского народа придется признать, что Южная Осетия, с ее 60-тысячным населением и отсутствием какой-либо экономической инфраструктуры, выхода к морю и «ликвидных» полезных ископаемых, в кавказской игре рассматривается скорее как «попутная цель» и «социальный довесок». «Призом» же, главной, стратегической целью российско-грузинской (а также российско-американской) игры являлась на самом деле Абхазия.

Если бы Грузии удалось вернуть под свой контроль Абхазию, судьба российского Черноморского флота была бы предрешена. Очевидно, что угроза одновременного вступления Грузии и Украины в НАТО (а процесс интеграции в Североатлантический альянс, напомню, должен был начаться в Берлине в декабре 2008 года) привела бы к фактическому параличу российского Черноморского флота. Новая военно-морская база для ЧФ в Новороссийске не сможет играть той роли, что играет до сих пор Севастополь. Перед Москвой, таким образом, возникала проблема экстренного поиска нового места дислокации ЧФ РФ. Наиболее оптимальными точками базирования боевых кораблей выглядят порты Сухуми и Батуми – столицы Абхазии и Аджарии.

В такой ситуации для России становилось крайне важным актуализировать абхазский национализм, спровоцировать Тбилиси на неадекватные действия и создать предпосылки для провозглашения абхазской независимости – с последующим подписанием с Сухуми договора о военном сотрудничестве (который бы гарантировал размещение боевых кораблей ЧФ в Абхазии). Впрочем, особенно стараться с поиском повода Москве не пришлось: недальновидное грузинское руководство само подыграло российским политикам, развязав войну в Южной Осетии и «подставив» через нее Абхазию. Возможно, Саакашвили и его команда, понимая заинтересованность РФ в абхазских портах, рассчитывали, напав первыми, загнать Кремль в ловушку, одновременно показав НАТО свою готовность ударить в тыл черноморским планам Москвы (авось, зачлось бы в декабре в Берлине…). Однако получилось всё с точностью до наоборот.

Впрочем, признание независимости Абхазии Россией отнюдь не означает прекращения «битвы за Сухуми». На наш взгляд, у западных держав, и прежде всего у США, остаются еще серьезные козыри для «большой игры» на Южном Кавказе. Причем чем неожиданнее, нестандартнее будет политический ответ Кремлю со стороны Белого дома, тем более успешным он может оказаться. Во всяком случае, шансы России на «удержание» Абхазии под своим контролем представляются небесспорными.

Пока ситуация развивается в формате предсказуемых «осудительных» заявлений России с позиций Евросоюза и газовых мини-санкций со стороны Москвы («ремонтные работы» на ямальском газопроводе). Однако она может развиваться и иным образом. Например, таким.

Сценарий «Украденная победа»

После воинственной риторики и осуждения России, нагнетания фонового шума, насыщенного образами и тезисами времен «холодной войны», Соединенные Штаты могут провести челночные переговоры между грузинским и абхазским руководством и по их итогам объявить о том, что Вашингтон, вслед за Москвой, признает независимость Абхазии. Этого от американцев сегодня не ждет никто и, как ни парадоксально, именно такой ход может изменить ситуацию на Южном Кавказе в пользу США. Ведь вслед за вашингтонским признанием в Сухуми хлынут американские инвестиции, крупные западные компании, неправительственные организации, которые получат возможность не только активно втягивать невинную абхазскую бюрократию в различного рода экономические проекты («давать людям зарабатывать деньги»), но и создавать в абхазском политическом классе свое лобби, заинтересованное не только в дружбе с Россией, но и в дружбе с США. Эффектные экскурсии по Америке представителей правящего абхазского класса неизбежно добавят американцам искренних союзников из числа ныне непримиримых борцов за абхазскую независимость.

Готова ли Россия к такому ходу со стороны США? Думаю, вряд ли. В конкуренции денег и, самое главное, проектов социального будущего российские игроки (как показывает опыт восточноевропейских стран), как правило, проигрывают. Тем более что к американскому признанию совершенно не готова высшая абхазская бюрократия. Сегодня, например, Сергей Багапш искренне благодарит Россию за признание независимости и пьет трехлитровую чашу вина за Великую Россию. Несомненно, он делает это от всего сердца. Во-первых, Россия на самом деле помогла Абхазии обрести независимость. А, во-вторых, просто больше не за кого пить и некого благодарить.
А если завтра будет кого? Как тогда поведет себя президент Багапш? Проигнорирует приглашение посетить Белый дом? Не пустит в республику американские компании и инвестиции? Откажется от череды путешествий по западному миру, где его, после американского признания, будут ждать внимательные и доброжелательные журналисты, толпы восторженных «сочувствующих простых» американцев и европейцев, выступления в парламентах и на торжественных обедах? Наверное, Сергей Багапш уверен, что устоит перед блистательными соблазнами и реальной мощью западного мира. Однако серьезные политики в Москве не могут быть такими же оптимистами. Кроме того, и помимо Багапша в Абхазии есть политики, чиновники, мелкие бизнесмены, стремящиеся стать крупными и «отбить» личную выгоду от наконец-то достигнутой «независимости». Почему кремлевские аналитики думают, что абхазские политики, бюрократы и силовики будут жить только на российские деньги? Независимость – на то и независимость, чтобы не зависеть ото всех. Или – брать у всех…
Другими словами, на мой взгляд, провозглашение независимости Абхазии и признание ее Россией создает предпосылки для аналогичного признания со стороны США и атлантического сообщества. Кто-то скажет, что Грузия не согласится с таким демаршем Вашингтона? А кого интересует мнение рассыпающейся Грузии, во-первых, и почему, во-вторых, Грузия должна быть против? Американцы («добрый полицейский») просто сделают за администрацию Саакашвили («злой полицейский») ту работу, с которой он не справился.

В случае успешного американского вхождения в Абхазию Сухуми вполне может быть предложен вариант, который США и НАТО уже предложили Сербии и Косово: зачем спорить и воевать из-за границ? И Сербия, и Косово будут приняты в Европейский союз, в котором нет никаких внутренних границ, а потом и в НАТО. И, таким образом, будет найдена формула сербско-косовского общежития. Зачем Грузии и Абхазии воевать и спорить между собой? Они обе могут быть приняты (через какое-то время, после соответствующей политической и финансовой реконструкции, разумеется) и в Евросоюз, и в НАТО. И тогда проблема границ и независимости исчезнет сама собой… Скажете, фантастический сценарий? Не более фантастический, чем распад СССР, распад Сербии или признание независимости Косово, Абхазии и Южной Осетии.

Ловушка для России

В случае реализации такого сценария Россия оказывается едва ли не разгромленной. Ее политические успехи на Кавказе почти мгновенно превращаются в политическое поражение.
Во-первых, признав Абхазию (и Южную Осетию), Москва лишилась навсегда права морализировать на счет незыблемости территориальной целостности государств. Это неизбежно ослабило позиции РФ в Европе, в европейских политических проектах. Теперь, например, возражения Кремля относительно отделения Косово от Сербии не стоят и гроша, и Белград, в результате признания независимости Абхазии и Южной Осетии Россией, практически лишился помощи и авторитета последнего своего союзника в безнадежной «битве за Косово». Потому что русские сами поступили по-косоварски, и у них нет больше морального права выступать в роли адвокатов сербов.
Во-вторых, Россия становится уязвима для сепаратистских ситуаций внутри самой себя. Сегодня в РФ сильная полуавторитарная власть, и угрозы сепаратизма не существует. Но никто не знает, что будет через три, пять, десять лет, какая власть в Кремле будет тогда. Если допустить, что в одном из регионов РФ повторится в том или ином виде «чеченская проблема» образца 90-х годов, то Кремль уже не будет иметь перед международным сообществом морального и политического права силовым путем решать этносепаратистский вопрос на своей территории. Более того, абхазский и югоосетинский прецедент 2008 года создает условия для политико-правовой ревизии российской политики в Чечне в 1994–2005 годах. Но и это еще не всё.

Проект «Великая Черкесия»

В-третьих, выбитая Россией из грузин для Абхазии независимость может обернуться новым геополитическим проектом, который вряд ли устроит Москву. Напомню, что абхазы, черкесы, кабардинцы, адыги, а также их соплеменники, живущие в Турции, Сирии, Иордании, составляют один суперэтнос – «адыгэ». В Российской империи и странах Ближнего Востока представители этого народа более известны как «черкесы». С образованием независимой Абхазии (а в состав России абхазское государство в обозримом будущем принято быть не может во избежание обвинений в аннексии) возникают предпосылки для формирования нового геополитического проекта – «Великой Адыгеи» или «Великой Черкесии».

Очевидно, что доминирующими факторами в этом проекте станут не кремлевские операторы, а исламское духовенство, представители влиятельных и богатейших черкесских родов из стран Ближнего Востока, а также центры политического влияния в Турции. Кстати, многие наблюдатели уже обратили внимание на то, что Анкара, в отличие от некоторых других стран НАТО, отказалась осудить действия России в августе 2008 года на Южном Кавказе, которые объективно привели к появлению независимого «черкесского» государства – Республики Абхазия…
На наш взгляд, нельзя исключать, что Анкара также может признать независимость Абхазии (не признав Южную Осетию), и в этом случае описанный выше сценарий «Украденная победа» вполне может реализовываться на практике не самими американцами, а их турецкими партнерами по НАТО.
Таким образом, последние события в Грузии (разрушение грузинского государства и признание РФ независимости Абхазии) открывают новые возможности для масштабной турецкой геополитической игры на Кавказе с использованием «адыго-черкесского» фактора. Причем в орбиту этой игры будут неизбежно включены как минимум три северокавказские республики, входящие в состав России.

Источник: 
автор: 
Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: