ЕСПЧ заступился за российского чиновника -- бывшего первого замглавы Федерального фонда обязательного медицинского страхования Юрия Яковлева.

04/30/2010 - 10:11

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) заступился за российского чиновника -- бывшего первого замглавы Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФОМС) Юрия Яковлева. В июле прошлого года вместе со своим шефом и еще несколькими коллегами он был осужден Мосгорсудом за взятки и получил девять лет строгого режима и штраф в 1 млн руб. А вчера ЕСПЧ присудил г-ну Яковлеву 2 тыс. 400 евро в качестве компенсации за понесенные моральные страдания.

Суд признал, что в отношении чиновника была нарушена ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод -- право на свободу и личную неприкосновенность. Не потому, что бывшего чиновника неправильно осудили -- с этим ЕСПЧ спорить не стал, хотя г-н Яковлев настаивал на нарушении его права на справедливое судебное разбирательство в разумный срок. А потому, что, как постановил ЕСПЧ, мера пресечения в виде заключения под стражу избиралась ему не всегда правомерно и обоснованно, и в итоге его арест продлился дольше, чем того требуют европейские стандарты правозащиты.

Уголовное дело ФФОМС в свое время наделало много шума, ведь на скамье подсудимых оказалось практически все руководство фонда: его глава Андрей Таранов, первый заместитель Юрий Яковлев, еще трое заместителей -- Наталья Климова, Дмитрий Усенко и Дмитрий Шиляев, руководитель контрольно-ревизионного управления Татьяна Маркова, начальник финансово-экономического управления Нина Фролова, главбух Галина Быкова. Кроме того, по данному делу обвиняемыми также проходили вице-президент компании «Протек» Виталий Смердов и инспектор Счетной палаты Нина Холмина. Двух последних, а также г-жу Быкову коллегия присяжных Мосгорсуда в июле прошлого года оправдала. Остальные же получили различные сроки наказания -- от 1,5 до девяти лет лишения свободы.

Как следовало из приговора, два заместителя председателя ФФОМС с августа 2005-го по ноябрь 2006 года получали взятки от руководства территориальных фондов ОМС, а также от нескольких фармацевтических компаний, заинтересованных в выделении регионам субвенций на определенный срок под конкретные цели (в случае неиспользования они должны быть возвращены в бюджет). Эти деньги должны были пойти на заключение договоров поставки медицинских препаратов по программе дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО). Только вот решение о выделении средств тому или иному региону принималось только после отката чиновникам, составлявшего 3--5% от суммы субвенции.

Получив деньги, заместители г-на Таранова делили их со своими «единомышленниками». В итоге в ноябре 2006 года руководству фонда предъявили обвинения в «злоупотреблении должностными полномочиями» и «получении взятки». Следователи насчитали более 50 эпизодов получения взяток на общую сумму около 27,7 млн руб. Однако в ходе суда прокуратуре удалось доказать лишь 11 из них на сумму в 9 млн рублей.

Г-н Яковлев пожаловался в ЕСПЧ на обстоятельства своего ареста и продление его сроков, посчитав их неправомерными и несправедливыми. В частности, он рассказал в своей жалобе, что не был взят под стражу в ноябре 2006 года вместе с другими подозреваемыми во взяточничестве чиновниками, так как дал письменное обязательство являться по вызовам следователя. И в течение последующих восьми месяцев аккуратно исполнял свое обязательство -- активно участвовал в следственных действиях и помогал расследованию. Всего, по его подсчетам, за этот период он 15 раз побывал в здании Генпрокуратуры (именно это ведомство тогда занималось расследованием, СКП образовался позднее).

Однако в июле 2007 года руководитель следственной группы по его делу получил письмо от генерал-лейтенанта ФСБ (в постановлении ЕСПЧ он назван генерал-лейтенант Б.), в котором говорилось об имевшихся у спецслужб данных о том, что если бывший первый заместитель главы ФФОМС узнает о готовящемся аресте, то использует свои связи среди медиков, чтобы лечь в больницу. «Более того, согласно полученной информации, он (Яковлев. -- Ред.), будучи очень осторожным человеком, хотя и является по всем вызовам следователя, в то же время предпринимает меры, чтобы воспрепятствовать проведению расследования, подстрекая обладающих информацией о его преступной деятельности людей эту информацию искажать», -- приводится в постановлении ЕСПЧ текст справки ФСБ. На следующий день г-н Яковлев был арестован.

Как указал в своем решении об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Басманный райсуд столицы, «у суда нет оснований не доверять данной информации». Мосгорсуд придерживался того же мнения, и в июле 2007-го отказал адвокатам бывшего чиновника в удовлетворении жалобы на арест их подзащитного. Затем сроки содержания под стражей продлевались по одним и тем же основаниям: обвиняется в совершении тяжкого преступления, а оказавшись на свободе, может скрыться (так как обладает загранпаспортом), воспрепятствовать проведению расследования, оказать давление на свидетелей. Причем основания для этих решений не менялись даже после того, как расследование уже было окончено, обвиняемые и их адвокаты знакомились с материалами дела, и уж точно никто из них не мог как-то повлиять на ход следствия. Не изменилась ситуация и с началом слушания дела руководства ФФОМС по существу.

«Суд отмечает, что заявитель содержался в тюрьме с 3 июля 2007 года до его осуждения 12 августа 2009 года. Предварительное заключение под стражу сроком более двух лет -- это повод для беспокойства суда, -- говорится в постановлении ЕСПЧ. -- В течение этого периода местные суды продлевали арест множество раз. В своих решениях они постоянно указывали на тяжесть предъявленных обвинений как главное обоснование ареста, а также его потенциальную возможность скрыться от следствия, либо воспрепятствовать его проведению, либо оказать давление на свидетелей».

Европейский суд, как и по множеству аналогичных дел, находившихся в его производстве, указал, что тяжесть обвинения сама по себе не может быть основанием для ареста: «Это особенно свойственно для российской правовой системы, в которой законодательная характеристика фактов подтверждается судебным преследованием без исследования того, насколько выдвинутые обвинения в совершении преступления подкреплены доказательствами». Кроме того, ЕСПЧ решил, что российские власти (в данном случае прокуратура и суды) не были убедительными, когда, продлевая арест, утверждали, что г-н Яковлев может воспрепятствовать следствию. Для них достаточно было лишь единожды заручиться справкой от ФСБ, а для ЕСПЧ этого вовсе недостаточно -- по европейским меркам, новый срок ареста требует новых доказательств, а их как раз и не приводилось.

Судебно-прокурорский классический аргумент о наличии загранпаспорта как свидетельства возможного бегства обвиняемого, окажись он на свободе, также подвергся серьезной критике со стороны ЕСПЧ. «Наличие паспорта может служить риском для побега. Однако одного этого недостаточно, тут требуется целое стечение обстоятельств, которые подтверждали, что бегство стало бы меньшим злом для обвиняемого, нежели продление ареста, -- говорится в постановлении ЕСПЧ. -- Но в данном случае заявитель указывал на его тесные связи с Россией -- наличие постоянного места проживания, семьи, работы».

Кроме того, ЕСПЧ отметил, что первые восемь месяцев с момента возбуждения уголовного дела г-н Яковлев исправно являлся по всем вызовам следователей. «В общей сложности суд находит, что решения местных властей основаны на анализе всех существующих фактов. Они не обратили никакого внимания на аргументы, говорящие в пользу освобождения заявителя», -- заключил ЕСПЧ и постановил, что за нарушенное таким образом право г-на Яковлева на свободу и личную неприкосновенность ему надлежит выплатить компенсацию в размере 2 тыс. 400 евро.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: