Медведев и Обама подписали договор по СНВ

04/09/2010 - 16:06

Подписанный вчера в Праге президентами России и США договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений сразу после церемонии был выложен обеими сторонами в Интернет. Российские пользователи могут познакомиться с ним на сайте kremlin.ru. Впрочем, трудно предположить, что все пользователи Сети тут же ринутся туда, чтобы погрузиться в изучение более чем 160 страниц основного документа (сроком действия десять лет), протокола к нему и многочисленных приложений, часть из которых, кстати говоря, еще находится в работе.

Вчерашнее торжество, происходившее в знаменитом, построенном в начале XVII века, Испанском зале Пражского града, можно смело сказать, не для того было устроено, чтобы дать старт публикации этого документа -- пусть и чрезвычайно важного. Вчерашнее торжество -- это двусторонний месседж, посланный миру Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым. Оба президента, выступая на пресс-конференции сразу после подписания договора, сформулировали это разными словами, но близко по смыслу.

Г-н Обама сказал, что «он вступил в должность президента, чтобы добиться перезагрузки в наших (российско-американских. -- Ред.) отношениях, и если президент Медведев как-то сказал, что эти отношения начали дрейфовать (в сторону. -- Ред.), то сегодня мы остановили этот дрейф». Российский президент заявил, что «мы сегодня перешли на новый, более безопасный уровень отношений с США», и «это только начало пути». Другими словами, Москва и Вашингтон, как заметил в самом конце пресс-конференции Обама, опять демонстрируют «движение вперед, оставляя «холодную войну» позади».

Еще одним важнейшим сигналом было выражение жестких подходов -- а со стороны российского президента подчеркнуто жесткого -- по отношению к Ирану.

«Распространение ядерного оружия неприемлемо, -- заявил г-н Обама. -- Те, кто присоединится к тому процессу, который мы начали (с Россией. -- Ред.), получат новые возможности для использования мирной атомной энергии. А те, кто откажется, будут изолированы». Напомнив, что Совбез ООН продолжает обсуждать иранскую проблему, Обама предупредил: «Я полагаю, что мы сможем добиться сильных и решительных санкций против Ирана весной этого года». Он обратил внимание и на то, что работа с Россией над новым договором по СНВ способствовала большему взаимопониманию Москвы и Вашингтона в отношении Ирана, а это в свою очередь дало Тегерану «шанс понять необходимость дистанцироваться от ядерного оружия».

Дмитрий Медведев говорил о потенциальных санкциях в иных выражениях, но звучало это не менее «сильно и решительно». «К сожалению, Тегеран не реагирует на ряд сделанных ему конструктивных предложений и достигнутые договоренности, и мы не можем закрывать на это глаза. Не исключаю, что Совбез ООН вновь рассмотрит этот вопрос (о санкциях. -- Ред.), -- заявил президент России. -- Наша позиция остается неизменной: конечно, сами санкции редко приводят к результату, но в любом случае они должны быть «умными», заточенными на нераспространенческие задачи, и не привести к гуманитарной катастрофе».

Конечно, г-ну Медведеву пришлось объяснить, что он имеет в виду под «умными» санкциями. «Какие это санкции -- подлежит отдельному согласованию», -- сказал он. При таком согласовании, считает российский президент, следует задаться вопросом -- для чего, собственно, нужны санкции? «Для того чтобы получить удовольствие от самого факта репрессий против того или иного государства? Или для чего-то другого? Я уверен, что все присутствующие скажут, что санкции нужны для того, чтобы побудить того или иного человека или то или иное государство к правомерному поведению», -- разъяснил. При этом если общий смысл понятен -- санкции не должны вредить населению, а воздействовать на политиков -- конкретика все же осталась завуалированной. Хотя, по всей вероятности, в диалоге с Бараком Обамой ясности было больше, чем на публике. «Сегодня в откровенной, предельно простой и открытой манере мы говорили о том, что можно и чего нельзя, -- сообщил прессе г-н Медведев. -- Я обозначил пределы нашего понимания таких санкций и сказал, что как президент Российской Федерации буду исходить из двух посылов -- из необходимости побудить Иран к правомерному поведению и, во-вторых, не в меньшей степени из национальных интересов нашей страны».

Определенным усилением впечатления растущего взаимопонимания между третьим президентом России и 44-м президентом США стало замечание Медведева о «возникшей химии в их отношениях». Обама, правда, никак не стал комментировать эту комплиментарную фразу... Публично, на прессу, поговорили они и о перспективах ратификации только что подписанного договора. Отвечать на этот вопрос российского журналиста американский президент быстрым кивком головы предложил российскому коллеге. Реакция Медведева была ироничной: «Барак, видимо, думает, что у нас будет больше проблем в этом отношении». А потом, усмехнувшись этому благородному пасу, добавил, «может быть, он и прав». Впрочем, к чести г-на Медведева, он не стал обрисовывать препоны, которые встанут у него при уговаривании российских парламентариев.

Обама был чуть более подробен в объяснениях, рассказав, что уже встречался с руководителями комитетов конгресса и будет продолжать эту работу. По данным, имеющимся в российской делегации, ратификация договора СНВ с американской стороны ожидается перед промежуточными выборами в конгресс США, которые состоятся в ноябре. Впрочем, о том, что ратификация обеими странами будет осуществлена до конца нынешнего года, оба президента заявили вчера публично.

Разумеется, российская делегация подчеркнула свое внимание к известной проблеме взаимосвязи договора СНВ и развития систем противоракетной обороны (ПРО). Подробно на эту тему за пару дней до пражской церемонии изложил российскую позицию глава МИДа Сергей Лавров. В развитие этой волнующей Москву темы в Праге вчера было опубликовано «заявление России относительно противоракетной обороны». Объемом в треть страницы оно гласит, что «подписанный в Праге договор может действовать и быть жизнеспособным только в условиях, когда нет качественного и количественного наращивания возможностей систем ПРО США. Следовательно, исключительные обстоятельства, упомянутые в статье 14 договора, включают также такое наращивание возможностей систем ПРО Соединенных Штатов Америки, при котором возникает угроза потенциалу стратегических ядерных сил Российской Федерации».

Статья 14, на которую сделана ссылка в заявлении, гласит, что «каждая из сторон имеет право выйти из договора, если решит, что связанные с его содержанием исключительные обстоятельства поставили под угрозу ее высшие интересы». О том, что и американская сторона выступит с подобным заявлением (о сути которого, впрочем, еще ничего не известно), сообщил вчера журналистам замминистра иностранных дел Сергей Рябков.

Уже в понедельник гг. Медведев и Обама увидятся снова и опять будут обсуждать нераспространение ядерного оружия. В Вашингтоне пройдет созванный президентом США саммит по ядерной безопасности, куда приедут 46 глав государств и правительств. Впрочем, двусторонних переговоров у президентом России и США уже не будет -- как объявил Белый Дом, г-н Обама планирует провести встречи с лидерами Армении, Китая, Германии, Индии, Иордании, Малайзии, Пакистана, ЮАР и Казахстана. Вчера американский лидер заметил в связи с предстоящим саммитом: «Не надеюсь, что цель построить мир без ядерного оружия (об этом г-н Обама объявил год назад и тоже в Праге. -- Ред.) будет достигнута при моей жизни, но к этому надо двигаться». Текущая цель -- «необходимо обеспечить безопасность ядерных материалов и добиться этого за ближайшие четыре года».

Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений СССР и США (Договор СНВ-1) был подписан 31 июля 1991 года в Москве в ходе встречи президентов СССР и США Михаила Горбачева и Джорджа Буша и вступил в силу 5 декабря 1994 года. Срок действия договора составлял 15 лет (до 5 декабря 2009 года). При согласии сторон срок мог быть продлен по истечении 15 лет на последующие пять лет.

Цель договора -- обеспечение паритета между стратегическими ядерными силами двух сторон на уровнях, которые предусматривались примерно на 30% ниже уровней изначально развернутых сил. Договор устанавливал для сторон равные лимиты на количество боезарядов и средств их доставки, а также лимиты на забрасываемый вес баллистических ракет.

6 декабря 2001 года официальные представители России и США заявили, что их страны выполнили обязательства по Договору СНВ-1. На саммите в Москве 24 мая 2002 года президентами США и России был заключен дополнительный Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП), ограничивающий число оперативно развернутых ядерных боезарядов у каждой из сторон до 1,7--2,2 тысячи единиц. Этих уровней, согласно договору, они должны достичь к декабрю 2012 года. При этом за сторонами остается право определять состав и структуру стратегических наступательных вооружений по собственному усмотрению. В 2005 году Россия предложила американской стороне заключить новое соглашение вместо Договора по СНВ. РИА НОВОСТИ

Аркадий ДУБНОВ, Прага

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: