В Европейском суде по правам человека начинаются слушания по делу о банкротстве крупнейшей нефтяной компании

03/04/2010 - 09:46

4 марта в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), как ожидается, состоятся слушания по самому громкому в России делу -- делу ЮКОСа. С момента ареста ее владельца Михаила Ходорковского и его партнера Платона Лебедева в 2003 году за ходом расследования внимательно следили во всем мире, и реакция на действия российских властей постоянно поступала в том числе и из госдепа США, и из Совета Европы.

Ходорковский и Лебедев пять лет назад получили согласно приговору Мещанского суда Москвы по восемь лет колонии по их первому уголовному делу и уже отбыли больше половины этого срока. И уже около года почти ежедневно их возят из «Матросской Тишины» в Хамовнический суд, где слушается второе дело, по которому Ходорковского и Лебедева обвиняют в грандиозном хищении 350 млн тонн нефти и легализации 450 млрд руб. и 7,5 млрд долл. с 1998 по 2004 год.

Некоторые топ-менеджеры компании уехали заграницу и получили там политическое убежище, но и это не спасло их от российских судов. В прошлом один из крупнейших акционеров ЮКОСа Леонид Невзлин, ставший теперь гражданином Израиля, по решению Мосгорсуда заочно получил пожизненный срок по обвинению в организации убийств и покушений на неугодных компании людей. Пока шли суды и следствие, сама нефтяная компания ЮКОС была объявлена банкротом и в ноябре 2007 года ликвидирована. Активы ее были распроданы, львиная доля их досталась «Роснефти» и подконтрольным ей организациям.

Теперь уже несуществующая компания ЮКОС вчинила российским властям в ЕСПЧ свой иск -- о взыскании 98 млрд долл. в качестве компенсации за понесенный ущерб. Еще в 2004 году, через год после ареста Ходорковского и Лебедева, ЮКОС подал жалобу в Страсбург, в которой обвинил российские власти в нарушениях, допущенных при рассмотрении налоговых дел, которые в конечном итоге и привели к ликвидации компании. С 2002 года ЮКОС стал объектом целой серии аудиторских и налоговых проверок, в результате которых компанию обвинили в неуплате налогов, а именно в том, что она использовала незаконную схему уклонения от их уплаты в 2000--2003 годах. Тогда нефтяную компанию обязали выплатить доначисленные налоги, штрафы и проценты по просроченным долгам, причем выплаты эти потом значительно возросли. Налоговое разбирательство завершилось принудительной продажей на аукционе ОАО «Юганскнефтегаз» -- самого ценного актива компании.

Таким образом, ЮКОС как юридическое лицо просит признать российские власти виновными в нарушении сразу нескольких статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это, в частности, право на справедливое разбирательство беспристрастным и независимым судом в разумный срок (ст. 6) -- из-за допущенных нарушений при разбирательстве дел о неуплате налогов в 2000 году. Кроме того, в отношении незаконных налоговых претензий в 2000--2003 годах и продаже «Юганскнефтегаза» это право юридического лица беспрепятственно пользоваться своей собственностью (ст. 1 протокола №1 к конвенции); право на эффективные средства правовой защиты перед государственными органами (ст. 13 конвенции); запрет на дискриминацию при использовании прав и свобод (ст. 14 конвенции); запрет на применение допустимых ограничений прав и свобод для целей иных, чем те, для которых они были предусмотрены (ст. 18 конвенции). Также ЮКОС требует признать нарушенной ст. 7 конвенции (нет наказания без закона), так как считает, что разбирательство по неуплате налогов в 2000--2003 годах не имело законных оснований и привело к необоснованному уголовному преследования и к двойному наказанию.

В январе прошлого года по результатам коммуникации (письменного опроса спорящих сторон) ЕСПЧ принял решение, согласно которому жалоба ЮКОСа признавалась частично приемлемой, то есть в изложенных представителями компаниями фактах суд усмотрел определенные нарушения гражданских прав и свобод. Вот как эти факты были пересказаны в прошлогоднем решении Европейского суда: «Нефтяная компания ЮКОС была открытым акционерным обществом, созданным на основании законодательства России. Оно было зарегистрировано в Нефтеюганске Тюменской области и в описываемое время управлялось дочерней компанией -- ООО «ЮКОС Москва», зарегистрированной в столице РФ. Заявитель -- холдинговая компания, была учреждена правительством РФ в 1993 году, чтобы владеть и контролировать многочисленными юридическими лицами, специализировавшимся на добыче нефти. До 1995--1996 годов компания была полностью в государственной собственности, а после, через серию тендеров и аукционов, ее приватизировали».

«В период между ноябрем 2002 и мартом 2003 года налоговая инспекция Нефтеюганска провела проверку в компании. По результатам проверки инспекция подготовила отчет, в котором говорилось о множестве относительно незначительных ошибок в налоговых декларациях, о чем и была уведомлена компания. ЮКОС с этим не согласился, и тогда, в июне 2003-го, инспекция приняла решение о том, что компания должна понести ответственность за подачу неполных деклараций по определенным налогам. Корпорация с этим согласилась и через месяц выполнила требования налоговиков», -- говорится в решении ЕСПЧ.

Однако в декабре 2003 года, уже после арестов Ходорковского и Лебедева, Министерство по налогам и сборам (МНС) приняло решение о проведении дополнительной проверки ЮКОСа. К новому году был составлен отчет, по которому у компании была обнаружена большая задолженность по налогам за 2000 год. Этот отчет был подробно и расписан на 70 страницах, и к нему также прилагалось 284 сопровождающих документа. Проверка МНС установила, что в 2000 году компания вывела свои активы через сеть из 22 частных фирм, зарегистрированных в офшорных зонах России (в Мордовии, городе Саров Нижегородской области, Калмыкии, в Трехгорном Челябинской области, в Лесном Свердловской области и в Эвенкийском автономном округе). По данным МНС, юридически все эти фирмы были независимы от холдинга, но фактически единственное, чем они занимались, это покупкой сырой нефти у ЮКОСа или продажей ее на внутреннем рынке и за границей, или передавали ее предприятиям по переработке, а потом уже продавали. Между корпорацией, ее филиалами по добыче и переработке нефти, а также торговыми предприятиями расчеты производились не в реальных деньгах, а с помощью простых векселей компании и взаимозачетов. Таким образом, все деньги, вырученные от продаж, в одностороннем порядке перечислялись Фонду финансовой поддержки развития производства ОАО «Нефтяная компания ЮКОС», которым владел и управлял сам ЮКОС. Впоследствии нефтяная компания принимала реальное участие во всех сделках подконтрольных ей предприятий, но при этом выступала лишь в качестве их агента, а не как собственник товаров, произведенных и переработанных ее собственными «дочками». При этом суммы оплаты услуг НК ЮКОС со стороны торговых компаний были незначительными, а реальный товарооборот компании никогда не отражался ни в каких налоговых документах или декларациях. При этом торговые фирмы, как считала МНС, были, по сути, фиктивными, поскольку никогда не работали, не находились по месту их регистрации, не имели ни активов, ни штатных сотрудников.

МНС в ходе проверки пришла к следующему выводу. Фактическое движение нефти происходило от участков ее добычи, принадлежащих ЮКОСу, до его предприятий по хранению и переработке. Корпорация выступала как экспортер товаров, но при этом формально они принадлежали фиктивным фирмам, которые в свою очередь всегда контролировались ЮКОСом. Их бухучет производился ООО «ЮКОС-ФБЦ» и ООО «ЮКОС-Инвест», которые также принадлежали холдингу. Сеть фиктивных фирм официально управлялась ООО «ЮКОС-РМ», а вся официальная корреспонденция, включая налоговые документы, отправлялась с почтового адреса ООО «ЮКОС-Москва». Дочерние предприятия компании и фиктивные фирмы совершали сделки с заниженными ценами специально, чтобы уйти от налогообложения, а все доходы, полученные этими фиктивными предприятиями, потом получал ЮКОС. Кроме того, утверждалось, что все эти компании незаконно получили налоговые льготы. Таким образом, МНС пришло к выводу, что ЮКОС незаконно уклонился от уплаты НДС, транспортного налога, корпоративного налога на собственность, социальных платежей, налога на жилье, налога на прибыль и на продажу топлива.

Переговоры между ЮКОСом и МНС ни к чему не привели, и в апреле 2004 года министерство обратилось с иском в арбитражный суд Москвы, потребовав арестовать активы компании в качестве обеспечения этого иска. Суд согласился и наложил запрет на все сделки ЮКОСа, что не позволило корпорации распродать свои активы. В конце мая суд принял решение взыскать с компании в пользу МНС 99,342 млрд руб. в счет погашения неплатежей в казну за 2000 год. В сентябре после двух неудачных попыток обжалования это решение вступило в силу. А в октябре 2005 года в удовлетворении жалобы ЮКОСа отказал и Высший арбитражный суд. Впоследствии суды также поддержали МНС по его требованиям о взыскании налоговых недоимок с ЮКОСа за 2001--2003 года, и процессы шли вплоть до ликвидации нефтяной компании в ноябре 2007-го. Общая сумма налоговых претензий МНС к ЮКОСу составила 582 млрд руб., и еще почти 200 млрд -- к ее дочерним структурам.

«Компания-заявитель считает, что в ее отношении была нарушена ст. 6 конвенции (справедливое судебное разбирательство. -- Ред.), так как ее дело о налоговых неплатежах должно было рассматриваться не в Москве, а в Нефтеюганске -- по месту регистрации компании», -- говорится в решении ЕСПЧ. Кроме того, представители ЮКОСа указывали МНС, что оно не стало реагировать на аудиторские отчеты компании. Сами судебные разбирательства, считают адвокаты корпорации, проходили с многочисленными процессуальными нарушениями. В частности, обращалось внимание, что МНС нарушило сроки исковой давности, а в самом процессе не соблюдался принцип равноправия сторон. «Налоговые претензии за 2000--2003 годы были произвольными, непропорциональными и незаконными», -- говорится в жалобе ЮКОСа. Эти претензии не отвечали действующему законодательству и его анализу, считают юристы компании, и в итоге ЮКОС стал первым юридическим лицом, которое было наказано за применяемую им в тот период времени схему оптимизации налогов.

Представители правительства РФ считали, что жалоба ЮКОСа в Страсбург не подлежит рассмотрению, потому как такой компании более не существует. Однако ЕСПЧ с этим не согласился, поскольку в его обязанности входит не только и столько восстановление нарушенных прав кого бы то ни было, сколько рассмотрение и анализ различных дел для того, чтобы подобные нарушения впредь не повторялись. «Суд подчеркивает, что предполагаемые нарушения статей конвенции в данном случае касаются налоговых претензий и разбирательств по ним в отношении компании-заявителя, которые в конечном счете привели к ее банкротству и прекращению существования как юридического лица. И удаление заявителя из списка подавших жалобы подорвало бы саму сущность права на обращение юридических лиц в суд, поощрит государства таким образом перекрыть им доступ к правосудию», -- решил ЕСПЧ.

Сегодня представители ЮКОСа, а также уполномоченный РФ при ЕСПЧ еще раз устно выскажут свои аргументы и ответят на вопросы семи судей палаты Европейского суда, после чего тот удалится для принятия постановления. Если в итоге нарушения прав в отношении ЮКОСа подтвердятся, то потом это формально может стать основанием для пересмотра налоговых дел компании в арбитражных судах по вновь открывшимся обстоятельствам. Однако неизвестно, станут ли в этом случае российские суды принимать заявления от юридического лица, которого уже нет.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: