Республика Дагестан. Накануне...

02/05/2010 - 12:13

февраля, когда Дагестан снова ожидал решение президента Медведева по кандидатуре руководителя республики, в Москве был сделан очередной кадровый ход, направленный на укрепление позиций федерального центра в северно-кавказском регионе. Решением Владимира Путина заместителем нового полномочного представителя президента РФ в Северо-кавказском федеральном округе был назначен Дмитрий Козак.
Фигура для Северного Кавказа знаковая. Многие прочили самому Д.Козаку пост «ответственного за Кавказ», но, как прокомментировали в его аппарате, «дважды в одну реку не входят», и на этот пост был утвержден красноярский губернатор.

Однако, сейчас для Кремля опыт Д.Козака необходим как никогда. В свое время, возглавляя ЮФО, только он смог разобраться в переплетении клановых и чиновничьих интересов и провести ряд важнейших кадровых перестановок. Эксперт по Северному Кавказу Иван Сухов, рассказывает: Д.Козак «подготовил и произвел несколько кадровых замен, почти полностью обновив корпус президентов северокавказских республик. С этими новыми назначениями связывались надежды людей на реформы, и пусть они во многих случаях не оправдались, а кредит доверия назначенным тогда руководителям практически исчерпан, это дало властям определенную передышку. Кроме того, г-н Козак -- автор уникального в своем роде аналитического доклада о состоянии дел на Северном Кавказе, который был написан в 2005 году и содержит подробную и весьма объективную оценку ситуации в этой специфической российской провинции. Большинство тезисов доклада остаются актуальными и сейчас -- как раз по той причине, что преобразования вообще, а тем более изменения к лучшему на Кавказе не бывают быстрыми».

Текст этого доклада, попав в прессу, произвел эффект разорвавшей бомбы. Д.Козак первый назвал клановость и порождаемую ей коррупцию, системными болезнями Северного Кавказа. «Сформировавшиеся во властных структурах корпоративные сообщества монополизировали политические и экономические ресурсы», - говорилось в докладе полпреда. «Во всех Северо-Кавказских республиках руководящие должности в органах власти, наиболее крупных хозяйствующих субъектах занимают лица, состоящие в родственных связях между собой. В результате оказалась разрушенной система сдержек и противовесов, что приводит к распространению коррупции".

"Доминирующие кланово-корпоративные объединения в силу своей "закрытости" не заинтересованы в наличии механизмов обратной связи, позволяющих вести открытый диалог с гражданами. Произвол властей порождает у большей части населения социальную апатию. Во многих субъектах Федерации власть не имеет существенной опоры. В шести из двенадцати субъектов ЮФО отрицательный рейтинг высших должностных лиц превышает величину положительных оценок".

В своем докладе Козак не ограничился теоретическими выкладками и привел конкретные цифры. Он писал о том, что за четыре года (с 2001 по 205 гг.) помощь федерального бюджета ЮФО выросла в 3,4 раза, консолидированные бюджеты регионов – в 2,6 раза. Однако показатель валового регионального продукта ничуть не изменился. Он был ниже в два раза, чем в среднем по стране. Тогда увеличилась только безработица: она выросла в 1,6 раза. Но при этом валютообменных операций в Дагестане в это время совершали больше, чем где-либо в стране. И количество машин из расчета тысячи жителей на Кавказе был тоже выше, чем в России в среднем. Что вполне логично, ибо 26% всей экономики ЮФО составлял теневой, криминальный сектор. Дагестан, судя по докладу, стал рекордсменом страны в этой области: объем теневого сектора экономики республики в 2005 году составил запредельные 44%, при том, что в среднем по России этот показатель был - 17%.

Доклад Д. Козака в конечном итоге перечеркнул перспективы в 2006 году президента Дагестана Магомедали Магомедова и его сына Магомедсалама сохранить власть в крупнейшем северокавказском регионе. После тяжелого разговора с Президентом Владимиром Путиным, Председатель Госсовета Дагестана, с 1987 занимавший высшие руководящие посты в республике, был вынужден подать прошение о досрочной отставке. В Дагестане был введен новый пост – президента республики, который занял Муху Алиев, главным преимуществом которого было отсутствие каких-либо клановых обязательств и притязаний.

История любит случайные совпадения. И возвращение на Северный Кавказ Дмитрия Козака совпало по времени с попыткой реставрации клана Магомедали Магомедова. В ноябре прошлого года, его сын Магомедсалам Магомедов был включен «Единой Россией» в число претендентов на пост президента Дагестана. Это решение было принято в Москве без согласования с местными единоросами, что вызвало в республике грандиозный скандал. Здесь еще слишком хорошо помнят времена, когда Магомедсалам Магомедов был «серым кардиналом» Дагестана. В период политического заката своего отца, он реально управлял республикой, а самое главное огромной системой кланово-коррупционных взаимосвязей, выстроенных «дедом». Депутаты Народного собрания, обнаружившие в числе возможных президентов Дагестана имена Магомедсалам Магомедова и самого известного мздоимца республики Сайгидгусейн Магомедова, руководителя местного казначейства, устроили форменный бунт. Они обратились с письмом к президенту России, требуя, чтобы список кандидатов прошел согласование в местном парламенте. Москве потребовались огромные усилия, чтобы замять скандал и, в конце концов, обращение дезавуировали.

Практически все время, пока президент Медведев работал над решением по кандидатуре руководителя Дагестана, Магомедсалам Магомедов оставался в тени. Понятно, что любое его публичное появление в Москве или Республике в качестве кандидата вызовет массу вопросов. О заказных убийствах и похищениях людей, о разворованных бюджетных средствах и силовом захвате предприятий, о финансировании «лесных братьев» и неофициальных связях с ваххабитами. То есть обо всем том, что в течение почти 20 лет было неотъемлемой частью деятельности клана Магомедали Магомедова.

Но после того, как федеральные силовики на коллегии ФСБ 28 января отказались от поддержки Сайгидгусейна Магомедова, на которую тот рассчитывал из-за финансирования «откатными» деньгами нужд контр-террористической операции, Магомедсалам Магомедов остался единственным кандидатом от партии «московских лоббистов» Сулеймана Керимова. О политической команде, которую объединил московский миллиардер с дагестанскими корнями, в республике рассказывают сейчас неохотно. Особенно после дербентских погромов, устроенных на деньги Керимова, командой бандитов под предводительством депутата Госдумы Магомеда Гаджиева. Не менее показательной стала для Дагестана «неожиданная» активизация бандподполья в январе этого года. За несколько дней в Махачкале произошло несколько резонансных терактов. И в московской прессе было широко объявлено о неспособности Муху Алиева управлять ситуацией в регионе. Вскоре теракты прекратились также внезапно, как и начались. На этом фоне наиболее логичным кандидатом на пост президента становился Сайгидгусейн Магомедов, «друг» силовиков, готовый навести порядок в Дагестане. Своей боевой харизмой он затмил даже Магомеда Абдулаева, питерского друга Дмитрия Медведева, интеллигентного и порядочного человека. Тем более, что в адрес Магомеда Абдулаева со страниц СМИ близких к группе Сулеймана Керимова посыпались грязные обвинения, а в республике против него был предпринят ряд публичных провокаций.

Но шлейф коррупционных скандалов и его широко известная связь с «лесными братьями», в результате, сделали кандидатуру Сайгидгусейн Магомедова непроходной для Кремля. И решение на коллегии ФСБ «отказать ему в поддержке» окончательно перечеркнуло его надежды на президентство.

Это событие сделало реальными шансы Магомедсалама Магомедова и его отца вернуться во власть. Оставшись единственным кандидатом от Сулеймана Керимова, Магомедсалам Магомедов получил в свое полное распоряжение весь лоббистский ресурс московского миллиардера. В клане Магомедали Магомедова снова заговорили о том, что «Керимов обо всем договорился с Медведевым и Путиным». Опасаясь того, что депутатский корпус, состоящий в большей части из сторонников Муху Алиева, может пойти на конфликт и не пропустить кандидатуру Магомедсалама Магомедова, клан Магомедовых и группировка Керимова оказывают на парламентариев жесткое давление.

Неделю назад на вице-спикера Николая Алчиева, близкого сторонника Муху Алиева, было совершено показательное покушение. По Народному собранию ходят Магомедали Магомедов, Магомед Гаджиев и главный дорожник Дагестана Магомедрасул Омаров и всеми средствами склоняют депутатов поддержать возвращение клана Магомедали Магомедова во власть. Набор средств стандартный: угрозы, шантаж и подкуп. Собственно скупать голоса депутатов Сулейман Керимов принялся еще в декабре, тогда, правда, фамилию своего кандидата он не озвучивал. Суммы, уплачиваемые за голос депутата, варьируются от ста тысяч до миллиона долларов.

Во время такой встречи с керимовскими гонцами не выдержало сердце начальник аппарата Народного Собрания Далгата Газимагомедова, и он умер у них на руках в кабинете здания парламента. Чтобы скрыть этот факт, в газеты была запущена утка о том, что он скончался по дороге на работу.

Поняв, что Магомедсалам Магомедов действительно может захватить власть в республике, сторонники Муху Алиева пошли на крайний шаг. Они обратились с письмом к Дмитрию Медведеву. В том числе они написали ему: «Почему правящая партия включила в список рекомендуемых на высшую должность в Дагестане ставленников олигархов, кланов, лиц, не имеющих никакого влияния, авторитета в республике, опыта государственного управления?». Дагестанская интеллигенция, подписавшая это письмо, практически потребовала от Дмитрия Медведева поддержать Муху Алиева. Такое давление на Президента России может объяснить только одно: сейчас многие дагестанские политики и бизнесмены, не связанные с кланом Магомедали Магомедова, опасаются за свою жизнь в случае утверждения его сына президентом Дагестана.

Спустя сутки на информационных лентах было опубликовано другое открытое письмо от интеллигенции Дагестана, которое, по сути, опровергало обращение сторонников Алиева. Как выяснилось, собирали подписи под письмо лично Магомед Гаджиев с дорожником Омаровым, которые не открывали подписантам содержания письма, а лишь спрашивал «готовы ли уважаемые люди поддержать кандидата, которого выдвинет Дмитрий Медведев?». В результате очередная фальшивка была запущена в Интернет, а ситуация в республике накалилась до предела.

В таком плачевном состоянии принимают Александр Хлопонин и Дмитрий Козак ключевую республику СКФО. Решение по кандидатуре президента, не учитывающее жесточайшее политическое противостояние, сложившееся в последние дни, может взорвать ситуации в Дагестане, а вслед за этим и на всем Северном Кавказе. Смогут ли новые руководители Северного-кавказского округа справиться с керимовским финансовым лобби, как это было во времена работы Д.Козака полпредом ЮФО, во многом зависит от того кредита доверия, который им предоставили Дмитрий Медведев и Владимир Путин.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: