Власти Моздока РСО-А бьют тревогу в связи со свертыванием работ по ликвидации масштабного загрязнения нефтепродуктами подземных вод.

01/27/2010 - 09:28

Пока в столице Северной Осетии, городе Владикавказе, не утихают митинговые страсти по поводу вредоносности выбросов завода «Электроцинк» в атмосферу, во втором по численности населения городе республики – Моздоке, нареченном с легкой руки первого североосетинского президента «северной столицей», власти бьют тревогу в связи с неожиданным свертыванием работ по ликвидации масштабного загрязнения нефтепродуктами подземных вод.
Предыстория этой экологической проблемы уходи корнями в последнее десятилетие прошлого века. В конце 80-х годов жители северо-западной окраины Моздока с изумлением отметили появление в колодезной воде маслянистой пленки с характерным запахом керосина.
Над выяснением причины этого пагубного явления специалистам долго раздумывать не пришлось. Присутствие нефтепродуктов (НП) в геологической среде стало возможным из-за аварийных утечек из трехкилометрового продуктопровода, проложенного от пункта разгрузки авиационного керосина на железнодорожной станции «Моздок» до его хранилищ на военном объекте «Аэродром г. Моздок».
Мало-помалу керосин проник в грунтовые воды, затем, через литологические «окна», в расположенные глубже хозпитьевые воды. Экологи стали фиксировать превышения в десятки раз предельно-допустимых концентраций НП в подземных водах, возникла реальная угроза здоровью 90-тысячного населения Моздокского района. В зоне опасного воздействия НП-загрязнения оказался также рыбоводный бассейн реки Терек.
Поначалу муниципальные власти побуждали чиновников оборонного ведомства к реабилитационным действиям через посредство арбитражных разбирательств. Удалось, прежде всего, добиться прокладки водопровода для обеспечения граждан, проживающих в зоне НП-загрязнения, качественной питьевой водой. Были начаты эколого-защитные мероприятия в этой зоне, однако, из-за нестабильного финансирования они сводились лишь к периодическим наблюдениям за динамикой загрязнения.
По разным оценкам общая масса керосина, просочившегося в геологическую среду, составила от 1,5 до 4,5 тысяч тонн. Загрязнению токсичными углеводородами подверглись около 25 кв. км. грунтов и подземных вод, а площадь выявленных трех основных «плавающих» керосиновых линз, с глубиной залегания от 3 до 9 метров от поверхности, равнялась 58,6 ГА.
В конце 90-х годов ХХ века на уровне Правительства Республики Северная Осетия – Алания рассматривался вопрос объявления г. Моздок зоной экологического бедствия. Но за многострадальным городом в период первой (1994 – 1996 г.г.) и активной фазы второй (1999 – 2000г.г.) чеченских кампаний прочно закрепился статус прифронтового. Не очень-то было до экологических проблем в те годы…

Однако, что называется, «нет худа без добра». Инициативные действия руководства республики, крайне озабоченного масштабами ущерба, нанесенного за время проведения контртеррористических мероприятий экономической инфраструктуре «северной столицы», чрезмерной миграционной нагрузкой на социальную инфраструктуру Моздокского района, обусловили принятие федеральным центром беспрецедентного решения. 4 сентября 2001 года увидело свет постановление Правительства Российской Федерации: «О первоочередных мерах социально-экономической поддержки г. Моздок и Моздокского района Республики Северная Осетия - Алания».
В документе было подчеркнуто особое значение Моздока как «…опорной базы группировки Вооруженных Сил Российской Федерации на Юге России», а потому, наряду с поручениями различным федеральным структурам исполнительной власти, таковые были даны и Министерству обороны РФ. Ведомству, в частности, вменялось «… при формировании государственного оборонного заказа предусматривать проведение работ по экологическому обследованию подповерхностных загрязнений нефтепродуктами аэродрома г. Моздок и отработке технологии по их ликвидации».
Минобороны РФ в лице Начальника Управления экологической безопасности (УНЭБ) ВС РФ и Экологической службы Северо-Кавказского военного округа (СКВО) в 2001 – 2005 г.г. провели научно-исследовательские работы и инженерно - геоэкологические изыскания на территории НП-загрязнения, разработали соответствующий рабочий проект по ее реабилитации. Реализация проекта на первой стадии проведения реабилитационных мероприятий в 2005 – 2009 г.г. позволяет говорить об очевидных результатах:
- на основе опытно-эксплуатационных работ апробирована технология извлечения НП с поверхности грунтовых вод и определено примерное количество реально извлекаемых НП, суммарно оцененное в 660 тн.;
- на участках залегания трех «плавающих» керосиновых линз обустроена система откачки НП, состоящая из 35 добычных скважин;
- разработана технология подготовки извлеченной с поверхности грунтовых вод водно-керосиновой смеси (ВКС) для последующего ее использования в хозяйственной деятельности;
- отлажена система непрерывного мониторинга подземных вод загрязненной и прилегающей к ней территории с помощью сети режимных наблюдательных скважин и поверхностных водотоков, разработан регламент добычи жидких НП с уровня грунтовых вод на 2009 – 2014 г.г….
Не вдаваясь в иные технологические подробности, отмечу наиболее общие результаты реабилитационных работ. С октября 2007 г. по ноябрь 2009 г. из добычных скважин откачано около 100 тонн ВКС, общая площадь «плавающих» линз сократилась почти вдвое – до 31.9 ГА, толщина слоя жидких НП на поверхности грунтовых вод уменьшилась с 15 – 19 см до 2 – 7 см. Позитивная динамика налицо!
И вдруг, как гром среди ясного неба, является приказ Начальника тыла СКВО от 1 декабря 2009 года за № 109, согласно которому проведение работ по ликвидации НП-загрязнения на территории военного объекта «Аэродром г. Моздок» приостановлено «…во исполнение требований организационно-методических указаний по подготовке Тыла ВС РФ в 2010 году». Что же произошло?
Ответ достаточно прост. Реформа российской армии, очевидно, коснулась и практики осуществления Минобороны РФ экологических мероприятий. Если прежде их финансирование осуществлялось в основном по трем строкам - платежи за выбросы (сбросы), разработка нормативной правовой экологической документации и реабилитационные (эколого-защитные) мероприятия на территории военных объектов, то, согласно названным выше «организационно-методическим указаниям», с 2010 года все деньги отнесены только на одну статью расходов – выбросы (сбросы).
Служивых понять столь же просто. Взяв «под козырек» во исполнение приказа они оперативно законсервировали добычные и наблюдательные скважины, демонтировали временные сооружения в зоне НП-заражения, а оборудование сдали под охрану заказчику работ.
Чем же чреват такой резкий оборот событий? Специалисты высказывают мнение, основанное на опыте проведения аналогичных работ на других объектах, как военных, так и цивильных, что даже кратковременное, на 3-6 месяцев прекращение откачки НП с уровня грунтовых вод приведет к возобновлению движения «плавающих» линз авиакеросина в сторону водозаборных объектов питьевого водоснабжения и поверхностных водотоков, каковыми являются река Терек и Терско-Кумский оросительный канал. В итоге, как и в 90-е годы века минувшего, произойдет резкое увеличение содержания в подземных водах растворимых токсичных углеводородов, что потребует повторных, но уже гораздо более дорогостоящих эколого-защитных мероприятий в зоне НП-заражения.
Глава администрации местного самоуправления Моздокского городского поселения Георгий Адамов уже направил в адрес Министра обороны РФ Анатолия Сердюкова и командующего СКВО Александра Галкина тревожные письма, в которых обоснована необходимость продолжения финансирования в 2010 – 2014 г.г. эколого-защитных мероприятий согласно действующих рабочего проекта и регламента добычи жидких НП с уровня грунтовых вод на военном объекте «Аэродром г. Моздок». Для завершения реабилитационных мероприятий в ближайшие пять лет потребуется, по расчетам, около 90 миллионов рублей. Сумма для оборонного ведомства вполне «подъемная». Остается надеяться на торжество здравого смысла.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: