Прокурору Ростовской области В.А. КУЗНЕЦОВУ Руководителю Управления Росздравнадзора по Ростовской области В.Г. ТРЕПЕЛЮ Квартира со смертельным исходом Или Чем опасна «корпоративная солидарность»

09/30/2009 - 15:20

Прокурору Ростовской области В.А. КУЗНЕЦОВУ
Руководителю Управления Росздравнадзора по Ростовской области В.Г. ТРЕПЕЛЮ
Квартира со смертельным исходом
Или Чем опасна «корпоративная солидарность»
Бывает, что жизнь отдельно взятого человека или семьи превращается в настоящий ад. Такое, к сожалению, произошло с нами.
Многоквартирный трехэтажный дом, где живу я и два моих сына, находится в самом центре Ростова, в переулке Университетском, 63. Построен он был ещё …в 1898 году. И, надо заметить, ремонтами с тех пор его не баловали. В 1965 году дом «украсили» металлическими стяжками, так как произошли деформационные процессы несущих конструкций. В 1991 году главный архитектор города вынес свой вердикт: снести или капитально отремонтировать. Но за прошедшие с этого времени годы про нас все благополучно забыли. Я обращалась в самые различные инстанции, но всё без толку!В 2003 году ситуация усугубилась тем, что первый этаж нашего аварийного дома был выкуплен Планкиной В.Н. В доме, который и так на ладан дышит, произошла глобальная реконструкция (и, насколько я знаю, без необходимых разрешительных документов): были выбиты оконные проёмы, убраны межквартирные перегородки. Чтобы вырыть и углубить подвал, оттуда «Камазами» вывозилась земля. Это не могло пройти бесследно – по стенам дома пошли глубокие трещины.
Интересы жильцов, таких же собственников, абсолютно не принимаются во внимание. Очень не хочется думать, что нас, как в одной известной песне, однажды «извлекут из-под обломков». Куда я только ни обращалась – в прокуратуру, следственный комитет и т.д. Но всё безрезультатно. У Планкиной оказалась мощная поддержка в лице судьи Кировского районного суда Колодкиной В.Н., которая узаконила все действия Планкиной. Интересно, что о судебном заседании не были извещены собственники дома, не явилась истица (Планкина), а экспертное заключение, если его так можно назвать, вообще не выдерживало никакой критики, потому что вначале в нём речь шла о нашем доме, затем описывался дом по переулку … Островского, а затем заключение выдаётся уже … по улице Социалистической. Это не просто неразбериха, а преступное пренебрежение своими должностными обязанностями!
Я уже писала о том, что живу в одной комнате с двумя сыновьями, что само по себе является нонсенсом (печальная история о том, как я состояла на квартирном учёте и почему меня просто-напросто выбросили из этой очереди - тема отдельного письма). Беда не ходит одна. В наш аварийный дом в принудительном порядке была вселена семья Топоровых (отец и дочь). Супруга Топорова стояла на диспансерном учете по поводу открытой формы туберкулеза легких, от которого она и умерла. Мы живем, напоминаю, в коммунальной квартире, где общие удобства. Все мы, говоря медицинским языком, контактные, находимся под угрозой. И это не просто слова: 10 сентября 2004 года от туберкулеза умер наш сосед Юдкович В.Б. Не исключено, что заболел он именно потому, что контактировал с Топоровыми.
Я работала в онкологическом институте операционной медсестрой, ассистировала при сложнейших полостных операциях, и эту работу мне пришлось оставить – конечно, никто меня не увольнял, но есть такое понятие, как гражданский долг – не дай Бог принести в медицинское учреждение, где находятся люди с такими страшными диагнозами, ещё и эту смертельно опасную болезнь!
Очень сложно описать в одном письме все те беззакония, которые связаны с нашим домом. Такое ощущение, что в некоторых ростовских чиновниках очень силен дух «корпоративной солидарности», но страдаем от этого мы, обычные российские граждане. Страшно жить в нашем доме – не знаешь, чего бояться больше: заболеть туберкулезом или оказаться под руинами. Помогите нам!
Валентина Ивановна ЗАГРЕБАЕВА,
г. Ростов-на-Дону

Раздел: 
Письма
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: