«Ростехнадзор» назвал виновных в катастрофе на Саяно-Шушенской ГЭС

10/05/2009 - 12:30

Доклад «Ростехнадзора» по результатам расследования причин катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС, публикация которого несколько раз откладывалась, в субботу наконец был представлен на заседании правительственной комиссии, возглавляемой вице-премьером Игорем Сечиным. Суть его сводится к тому, что авария стала следствием стечения целого ряда обстоятельств, причем не только технического, но и организационного характера. В анализе этих обстоятельств «Ростехнадзор» дошел и до конкретных лиц, причастных «к созданию условий, способствовавших аварии». Список этих лиц, очевидно, способен затмить любые другие выводы, связанные с расследованием катастрофы. Возглавляют этот список Вячеслав Синюгин (замминистра энергетики, бывший гендиректор ГидроОГК), Борис Вайнзихер (бывший технический директор РАО «ЕЭС» и бывший генеральный директор «Силовых машин») и Анатолий Чубайс.

Таким образом, знаменитое ельцинское «Во всем виноват Чубайс!» получило очередное подтверждение. Но если Ельцин тем не менее никогда не отдавал Чубайса на расправу многим желающим, теперь у бывшего главного энергетика страны таких защитников нет. Так что доклад «Ростехнадзора» имеет все шансы на последствия вполне политического характера. Сам г-н Чубайс, впрочем, от своей доли ответственности за случившееся отказываться не стал.

Как удалось выяснить комиссии «Ростехнадзора», причиной аварии стали вовсе не гидроудар, не заводской брак оборудования и, конечно, не теракт. Цепь печальных событий, в итоге приведших к гибели 75 человек, берет начало даже не на самой Саяно-Шушенской ГЭС. За день до катастрофы на другой гидроэлектростанции -- Братской -- произошло короткое замыкание. Причем оно вывело из строя аппаратуру телеметрии и телефонные станции, что лишило диспетчерские службы региона возможности управлять объектом. Полностью восстановить связь удалось лишь через 11 часов после инцидента. Ситуация усугублялась еще и тем, что Братская ГЭС выполняла функции по распределению в сибирской энергосистеме. Не имея реальной картины происходящего на Братской электростанции, диспетчеры начали перераспределять нагрузку на другие энергообъекты. По пока не выясненным причинам их выбор пал на Саяно-Шушенскую ГЭС, на которой продолжались работы по ремонту гидроагрегатов. Несмотря на это, станция в одночасье была вынуждена начать работать на полную мощность, запустив в том числе десятый резервный и второй гидроагрегаты. На последнем едва завершился плановый ремонт, но он тем не менее «был выведен из резерва по решению оперативного персонала станции и введен в работу».

Это и стало последним шагом на пути к катастрофе. Из-за резких перепадов нагрузки, которые, по словам руководителя «Ростехнадзора» Николая Кутьина, находились в диапазоне от 3000 до 4200 мегаватт, возникла колоссальная вибрация, в результате которой треснули крепежные шпильки крышки второго гидроагрегата, что привело к срыву крышки, разгерметизации водоподводящего тракта и последующему затоплению и разрушению машинного зала станции. Кроме того, как пояснил г-н Кутьин, одной из причин поломки шпилек крепления крышки турбины, возможно, было то, что они не были закреплены гайками: либо имело место нарушение технологии монтажа, либо гайки открутились от колебаний.

«Ростехнадзор» не ограничился перечислением технических причин аварии. В докладе ведомства значатся фамилии 25 человек (родственники жертв этой катастрофы требуют увеличить этот список как минимум до 30 имен). И хотя, по словам г-на Кутьина, окончательно степень ответственности всех указанных лиц должен решать суд, «Ростехнадзор» поместил в черный список имена видных российских энергетиков. Прежде всего бросается в глаза имя Анатолия Чубайса. Бывшему руководителю РАО «ЕЭС» вменяется в вину то, что в 2000 году он поставил свою подпись под Актом Центральной комиссии по приемке Саяно-Шушенской ГЭС в эксплуатацию, не оценив действительного состояния безопасности станции. Бывший главный энергетик страны поспешил признать свою вину, отметив, что несет ответственность за все происходившее при нем в энергетической отрасли. Правда, он оговорился, что в 2000 году он не мог не подписать акт приемки объекта: «Остановить Саяно-Шушенскую ГЭС в то время, в условиях роста потребления электроэнергии и годы дожидаться прихода инвестиций для замены рабочих колес гидроагрегатов было бы катастрофой для экономики Сибири и миллионов живущих там граждан». Чубайс также напомнил, что станция к тому моменту уже отработала более 20 лет (первый гидроагрегат был запущен в 1978 году, последний -- в 1985-м), но юридически не была введена в эксплуатацию.

Кроме бывшего главы РАО в списке также значится его бывший заместитель, действующий замминистра энергетики Вячеслав Синюгин, ранее руководивший ГидроОГК. «Находясь на должности заместителя председателя правления РАО «ЕЭС России», осуществлял решения по выводу ремонтного персонала из штатного расписания ГЭС, не обеспечив внесение в договоры ремонта и обслуживания требований о регулярном контроле технического состояния основного оборудования», -- говорится о нем в докладе «Ростехнадзора». Без внимания ведомство не оставило и главу ТГК-1 Бориса Вайнзихера, который в бытность техническим директором РАО «ЕЭС» «не обеспечил введение стандартов эксплуатационной безопасности станции». Также в перечне косвенно причастных к аварии значится руководитель дивизиона «Юг» компании «Русгидро» Валентин Стафиевский, который за 23 года своей работы в качестве главного инженера Саяно-Шушенской ГЭС, «не создал условий для безопасной эксплуатации гидроагрегатов», даже зная о реальном состоянии эксплуатируемого оборудования. Упомянут в списке и Анатолий Дьяков, возглавляющий созданную в Минэнерго незадолго до катастрофы комиссию по ремонту энергообъектов. Его обвиняют в том, что, будучи председателем центральной комиссии по приемке в эксплуатацию, поставил Саяно-Шушенской ГЭС оценку «хорошо». «Ростехнадзор» указывает и на бывшего министра энергетики Игоря Юсуфова: он, как полагают в ведомстве, «не создал механизмов государственного контроля и надзора за безопасной эксплуатацией объектов энергетики и способствовал передаче контрольных функций от государства эксплуатирующим организациям без принятия решений о повышении их ответственности за энергобезопасность».

Критика коснулась и менеджеров самой «Русгидро». В том числе директора станции Николая Неволько, его первого заместителя, главного инженера Андрея Митрофанова и, в свою очередь, его собственных замов Евгения Шерварли и Геннадия Никитенко. Кроме того, в докладе отмечается, что начальник службы мониторинга оборудования Александр Матвиенко не выявил предаварийного состояния оборудования станции, а начальник оперативной службы Игорь Погоняйченко не принял решения об изменении режима работы гидроагрегатов. Начальник же штаба ГО и ЧС службы экономической безопасности и режима Михаил Чиглинцев, когда произошла авария, покинул на принадлежащем ему автомобиле территорию станции, не организовав работу по ликвидации последствий аварии. По словам министра энергетики Сергея Шматко, ведомство обязательно примет кадровые решения в гидрогенераторе. Однако, как уже писала ранее газета «Время новостей», непопулярные меры могут и не коснуться нынешнего руководителя «Русгидро» Василия Зубакина, который также значится в списке «Ростехнадзора». «Могу сказать точно, что Василий Александрович Зубакин не был непосредственным виновником, инициатором случившейся трагедии. Вопрос в том, как работала система», -- заступился за коллегу глава Минэнерго еще до опубликования доклада в субботу. В докладе говорится и о причастности к аварии Системного оператора, который ставил задания по изменению нагрузки на станцию, «не учитывая специфику, срок службы и фактическое состояние установленного гидроэнергетического оборудования». В то же время, как заметил президент Института энергетической политики Владимир Милов, об ответственности самого «Ростехнадзора», который, собственно, и несет ответственность за всестороннюю оценку безопасного функционирования гидротехсооружений, в докладе ничего не сказано.

Экономический ущерб от аварии «Ростехнадзор» предварительно оценил примерно в 7,3 млрд руб., 7 млрд из которых приходится на потери, связанные с повреждением энергомощностей.

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: