Письма Хиросимы советского периода

09/21/2009 - 16:56

Письма Хиросимы советского периода
Главе администрации РО губернатору В.Ф. ЧУБУ
Министру здравоохранения РО Т.Ю. БЫКОВСКОЙ
Министру труда и социального развития РО Е.И. СКИДАН
Председателю Счетной палаты РО В.И. ХРИПУНУ
Министру финансов РО Н.И. СВЕРЧКОВОЙ

Уважаемые руководители и министры Ростовской области, я обращаюсь к вам только потому, что в соответствии с занимаемыми вами должностями именно в ваших полномочиях в соответствии с Федеральным законом, направленным на обеспечение мер социальной поддержки гражданам Российской Федерации, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне от 21.12.2001, контролировать данный вопрос. И без вас, без вашего сплоченного взаимодействия его разрешить невозможно.
Я, Левченко Зоя Лукьяновна, инвалид второй группы, 1937 года рождения, приехала в Ростов-на-Дону в 1998 году из города Семипалатинска (Республика Казахстан) как вынужденный переселенец. И уже более 10 лет я безрезультатно пытаюсь добиться получения каких либо льгот или субсидий.
Родилась я в Казахстане. Мои родители, как и родители многих других моих сверстников, ещё в годы советской власти поехали работать в Казахстан. Говоря официальным языком, являлись трудовыми мигрантами. Внутренняя трудовая миграция тогда осуществлялась по решению ЦК КПСС и Правительства СССР в порядке организованного набора и организованного переселения на строительство заводов, шахт, поднятие целины и т.д. Но после получения Казахстаном независимости в 1991 году жить там стало невозможно. Начался отток русских в Россию. Несмотря на то что русская диаспора на территории Казахстана до 90-х годов была самой многочисленной, после распада СССР из Казахстана стали уезжать сотни тысяч человек, причем трудоспособного возраста. В числе уехавших были я и мои дети.
Прибыв в Ростов, мы пытались получить статус вынужденного переселенца, но нам было отказано по причине окончания срока регистрации, так нам объяснили тогда в паспортном столе. Статус беженцев мы также получить не смогли.
Естественно, за десять лет пребывания на территории Ростова-на-Дону, мы обросли знакомыми, выбили, что называется, комнату в общежитии. Но никаких субсидий и материальной помощи со стороны РФ не получали. Наши родственники, оставшиеся в Казахстане, несмотря на давление казахской диаспоры и развитие уйгурского сепаратизма, по-прежнему получают материальную помощь. А мы? Фактически – беженцы, но в признании за нами этого статуса нам отказано. И, соответственно, – в помощи государства.
В Российской Федерации неоднократно выходили федеральные законы, направленные на помощь тем, кто жил в Семипалатинске во время испытаний ядерного оружия. Я лично пережила все эти взрывы. И до сих пор помню первый (1949 год) и последний взрывы (1989). Прекрасно помню, как трясло наш дом при каждом очередном испытании, но я никогда не думала, что нашей стране мы не нужны.
Уже более десяти лет мы обиваем пороги различных инстанций от собеса до паспортного стола. Но везде – один и тот же ответ: «Семипалатинский полигон ядерных испытаний не приравнен к зоне риска!» К чему тогда постановления правительства? Для кого написаны законы о поддержке граждан, проживающих близ Семипалатинского полигона?
На страницах различных газет читаем, что последствия ядерных испытаний трагичны. Мол, здоровью населения районов, прилегающих к Семипалатинскому региону, нанесен непоправимый вред. Средняя продолжительность жизни здесь не превышает 40–50 лет, а радиационное воздействие привело к резкому ослаблению иммунитета жителей Ауэзовского района. Именно там мы и жили. Согласно удостоверениям, выданным нашей семье, мы находились в зоне повышенного радиационного риска, радиация составляет от 7 до 35 бэр.
Мы не просим у вас квартир, не просим статуса вынужденного переселенца или беженца. Хотя, естественно, это, да и положенная в этом случае финансовая поддержка нашей семье не помешают. Единственное, чего мы хотим, так это положенных льгот и выплаты субсидий, которых не можем добиться уже 10 лет. Откуда такая несправедливость? Неужели всё, что делали мои родители для страны, когда Казахстан являлся неотъемлемой частью СССР – никому было не нужно? Неужели всем наплевать на нас, граждан России, – меня, моих детей, которые вместе со мной в 1995 году уехали из Казахстана в Ростов (тоже имея удостоверения), моих внуков? Неужели правды не добиться, и она существует только в посулах высокопоставленных чиновников?
Что, Семипалатинский полигон, где на протяжении 40 лет испытывались различные термоядерные устройства, водородные бомбы, где было произведено в общей сложности 468 ядерных взрывов, в том числе 125 атмосферных (26 наземных, 91 воздушный, 8 высотных); 343 испытательных ядерных взрыва под землей (из них 215 в штольнях и 128 в скважинах различной мощности) – уже не являются зоной риска?
Прошу вас обратить внимание на мое письмо и оказать, по возможности содействие, не только мне, но и моим детям. С уважением
Зоя Лукьяновна ЛЕВЧЕНКО, инвалид II группы, г. Ростов-на-Дону

Раздел: 
Письма
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: