Дмитрий Медведев считает, что они будут договариваться с Владимиром Путиным "как ответственные люди"

09/16/2009 - 08:22

Встречи с интересными людьми в российской власти для членов международного дискуссионного "Валдай-клуба", объединяющего российских и западных политологов и экспертов по России, продолжились вчера в банкетном зале знаменитого магазина ГУМ, куда их пригласил президент Дмитрий Медведев.

Среди почти 60 членов экспертного клуба главной персоной для журналистов был директор программы «Россия и Азия» Института мировой безопасности американский политолог Николай Злобин, поинтересовавшийся на аналогичной встрече у премьер-министра Владимира Путина в конце минувшей недели, не будут ли гг. Путин и Медведев конкурировать на президентских выборах 2012 года. Как известно, Владимир Путин пообещал, что конфликта интересов не будет. «Разве мы конкурировали в 2008 году. Вот и в 2012 году мы договоримся, потому что мы люди одной крови и одних политических взглядов», -- ответил г-н Путин.

Дмитрий Медведев вчера, отвечая на аналогичный вопрос, даже пошутил, что они с премьером обязательно в ближайшее время сдадут анализ крови и сообщат широкой общественности, одна у них группа крови или разные.

Так или иначе, но в главную интригу встречи с президентом превращалось то, что же нынешний глава государства ответит на вопрос о своих президентских амбициях. Журналисты даже специально просили г-на Злобина не забыть задать этот ключевой вопрос современности. И он не подкачал. Вопрос был задан прямо-таки с восточной витиеватостью. Г-н Злобин отметил смелость шага Дмитрия Медведева, опубликовавшего статью с изложением глобальной программы модернизации, и поинтересовался, как президент оценивает тот факт, что выполнение поставленных задач явно выходит за пределы 2012 года. Года, когда заканчивается его нынешний президентский срок.
Но Дмитрий Медведев сам догадался, в чем подоплека. Тем более, оказалось, что он тоже ждал, когда его об этом спросят. «Думал, зададите ли вы мне вопрос. Слава богу, не задали о том, кто старше, Путин или я, спросили в более аккуратной манере, будете ли вы баллотироваться в 2012 году. Карфаген должен быть разрушен, значит, ответ должен быть получен», -- сказал г-н Медведев.

«На эту тему я могу сказать, что всегда стараюсь, как человек более или менее последовательный, доводить свои замыслы до конца», -- отметил президент и подчеркнул, что старается «ничего не загадывать на будущее, потому что так проще». «План у меня должен быть, но применительно к самому себе я стараюсь ничего не загадывать. В том, что на такой вопрос ответил Путин, есть вполне очевидный смысл», -- сказал г-н Медведев. Он вместе с тем выразил удивление тем, что после этого заявления «прошли странные комментарии о том, что Путин якобы делит электорат, принимает решения о том, как голосовать российскому народу. Но он же сказал совсем другое: есть определенный набор людей, и так получилось, что действительно у нас с ним пока, если ничего не случится, довольно неплохой рейтинг».

«У Путина самый высокий рейтинг, он популярный человек. У меня тоже довольно ничего пока, и мы должны об этом думать, и если у нас не будет таких возможностей, значит, на нашем месте будут другие люди. Это не значит, что мы что-то предрешаем, но как ответственные люди мы должны друг с другом договариваться по каким-то вопросам. Что касается моих планов, то я их сформулирую, можете не сомневаться. Мне моя судьба небезразлична», -- ответил президент, если и разрушая Карфаген, то не до основания.

«Ни Путин, ни Медведев не хотят, чтобы их сталкивали лбами. Это вопрос нерешенный, но я все равно остаюсь при том мнении, что Путин больше об этом сказал», -- прокомментировал слова г-на Медведева директор программ по России и Евразии Германского общества внешней политики Александр Рар.

«У нас действительно очень близкие взгляды, это правда. Что бы об этом ни говорили, напомню, что Владимир Владимирович Путин не только из разведки и не в КГБ родился. Он учился на том же факультете, что и я, а это довольно много. Это задает мировоззрение на годы вперед, формирует единую систему взглядов», -- развил тему отношений внутри тандема г-н Медведев. Александр Рар в свою очередь задал г-ну Медведеву вопрос, может ли так оказаться, что следующий президент будет партийным. Тот ответил утвердительно. «Я абсолютно могу представить партийного президента в нашей стране. Даже, может быть, это возможно, на ближайших выборах 2012 года. Поживем, увидим. Тренд этот существует. Он воспринимается людьми», -- сказал ему российский президент.

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов предположил, что искать в словах Дмитрия Медведева указание на будущее бессмысленно. «Я сделал один простой вывод, что эти вопросы им обоим надоели, поэтому ответы носят обтекаемый и ни к чему не обязывающий характер», -- сказал он корреспонденту «Времени новостей».

Впрочем, самих политологов, опрошенных перед встречей корреспондентом "Времени новостей", гораздо больше интересовало, что именно хотел сказать Дмитрий Медведев своим манифестом "Россия, вперед!", опубликованным на прошлой неделе в известной своими либеральными взглядами Газете.ру. «Я считаю, что прошлый четверг стал первым днем президентства Дмитрия Медведева. Ведь он стал главой государства по блату, без реальной политической борьбы, потому что Путин попросил, -- сказал «Времени новостей» Николай Злобин. -- Теперь он должен перейти к практической работе, иначе он так и останется президентом одной статьи».

С г-ном Злобиным согласен и Александр Рар. «Если в течение ближайших нескольких недель Дмитрий Медведев не расставит своих людей на ключевые посты, то ничего не получится», -- заявил он. Ведущий научный сотрудник фонда «Наследие» Ариэль Коэн в беседе с корреспондентом "Времени новостей" высказал мнение, что для Дмитрия Медведева сейчас важно определиться, кто его союзники, а кто противники. Тем более что критика «нефтеналивной экономики» (именно так назвал ее вчера в беседе с клубом "Валдай" г-н Медведев) может настроить против него серьезные силы среди представителей ТЭК и силовиков. Кроме того, он должен понять, насколько далеко готов идти.

«Реформы в России возможны при двух условиях -- когда власти сверху готовы на серьезное давление, а само общество раскочегарено. Вопрос в том, насколько Дмитрий Медведев готов взбудоражить общество, ведь это может привести к непредсказуемым последствиям», -- полагает г-н Коэн.

Для Дмитрия Медведева обсуждение тезисов его статьи также стало важной темой встречи с политологами. «Я написал по сути конспект своего будущего послания (Федеральному Собранию. -- Ред.). Это предложение к дискуссии, если хотите, эмоциональные вещи, которые должны зацепить. Нашей целью не может быть фиксация действующего положения. Нам нужна модернизация экономики, политической сферы и социальной жизни», -- заявил г-н Медведев. Это еще не полноценный «план Медведева» (по аналогии с "планом Путина"), но его существенная часть. «Если у Владимира Путина была главная идея -- я вывожу страну из кризиса, то у Дмитрия Медведева -- нужно двигаться вперед», -- пояснил г-н Рар.

Во время беседы президент сделал ряд других, не менее важных политических заявлений. В частности, он подтвердил, что возврата к выборам губернаторов не будет. «Я лично участвовал в этом решении об изменении механизма наделения полномочиями. Я считаю его абсолютно правильным. Я не вижу условий, при которых мы могли бы от этого решения отказаться ни сейчас, ни через сто лет», -- жестко заявил Дмитрий Медведев.

Другое его заявление было адресовано российским предпринимателям. «Мы должны постараться поменять бизнес-парадигму, бизнес-мышление. Торговать сырьем -- путь в никуда, так как в следующий кризис наша экономика рухнет еще сильнее», -- заявил он.

Отвечая на вопрос, как он относится к российским бизнесменам, г-н Медведев вольно или невольно указал на отличия своего опыта от опыта г-на Путина. «Мне говорить о бизнесе проще, я никогда не работал в комитете госбезопасности, но я десять лет был в бизнесе. Огромное количество ничего не предпринимающих предпринимателей -- бизнес, который ничего не создает, а только торгует сырьевыми товарами. Понятно, что нефть, газ -- хорошо. Но должно быть что-то другое, что как минимум соразмерно по своему потенциалу с торговлей сырьевыми товарами», -- подчеркнул президент. В то же время он заявил, что не объявляет войну бизнесменам. «Но это сигнал для самих людей, которые занимаются бизнесом, чтобы они призадумались, куда вкладывать деньги, когда они у них появятся», -- пояснил г-н Медведев свою мысль.

Кроме этих главных тем ему пришлось рассказывать об отношениях России с США и Ираном, Украиной и Южной Осетией, о предстоящем на будущей неделе саммите "большой двадцатки" в Питсбурге, о планах по борьбе с кризисом и коррупцией (президент признал, что пока не знает точного рецепта победы над этим злом). И даже отвечать на вопрос о президенте Чечни Рамзане Кадырове, которого он публично защитил от критики, попросив не называть «плохим мальчиком».

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: