Война. Творческое осмысление

08/13/2009 - 08:10

Год назад произошла не только Пятидневная война с Грузией, но и Первая блогерская. По прошествии этого года страсти в блогосфере по поводу российско-грузинских отношений не только не утихли, но даже обострились.
Первая годовщина войны была отмечена очередным обострением ситуации на грузино-осетинской границе, публикацией обеими сторонами пропагандистских официальных докладов о зверствах и коварстве противника, до одури пафосными уличными акциями и телевизионными фильмами, а также обвалом сразу нескольких блог-сервисов на почве борьбы с грузинским блогером cyxymu. Как ни смешно, наиболее активно развивается как раз последний сюжет: cyxymu уже до Медведева дошел.

Киновед Юрий Богомолов в своей свежей колонке, опубликованной на сайте РИА Новости, рассуждает о том, как российское и грузинское телевидение в годовщину увлеченно сыпало соль на незажившие раны войны. Целый шквал документальных фильмов с названиями вроде "Август. Цхинвал", "В августе 2008-го..." и "Война в прямом эфире", отмечает Богомолов, грешил нечестностью. Он приводит пример: авторы фильма "Война в прямом эфире", вышедшего 8 августа на Первом канале, пользуются запрещенным приемом – показывают постановочные кадры, выдавая их за документальные. Кадры, может, и достоверные (то есть верно передают то, что происходило), но не подлинные, что автоматически ставит под сомнение и их достоверность. И это при том, что авторы фильма гневно обличают PR-консультанта грузинской стороны Патрика Вормса, благодаря которому Тбилиси, потерпев поражение на поле брани, год назад выиграл информационную войну.

Пару дней спустя с претензиями к Первому каналу по поводу фильма "Война в прямом эфире" выступил спецкор "Новой газеты" Аркадий Бабченко. Выступил резко, даже грубовато, под стать своему нику "Старшина запаса". Обозвал журналистов Первого канала "бл**ями" и пообещал подать в суд.

Столь бурный гнев Бабченко вызвал эпизод фильма, начинающийся на 16-й минуте. Американский военный фотограф Дэвид Акс показывает на экране компьютера фотографии и комментирует их. Согласно авторам фильма, Акс – чуть ли не единственный американский журналист, который усомнился в объективности освещения войны у себя на родине. "Он просто высказал сомнения, но и этого было достаточно, чтобы обвинить его в работе на русских", - сообщает голос из-за кадра.

Так вот, одна из фотографий (слабонервным по ссылке лучше не ходить), которую показывает Акс ("Вот раненый человек, я снял его в Ираке. Это сложно назвать подделкой"), на самом деле сделана не Аксом и не в Ираке, а Аркадием Бабченко в грузинском селе Земо-Никози, у самой границы с Южной Осетией.

"У меня даже есть ощущение, что журналисты нарочно себя подставили и подали сигнал - да, ребята, мы врем, но это наша работа", - заметил по этому поводу популярный российский фотоблогер drugoi aka Рустем Адагамов.

А теперь - "от печки". Во-первых, даже тех коротких промежутков времени, когда собственный голос Дэвида Акса прорывается сквозь закадровый перевод, достаточно, чтобы утверждать: американец на самом деле говорит не совсем то или совсем не то, что "переводят" журналисты Первого канала. Например, вот что говорит Дэвид Акс в первой своей врезке (15:43 – 16:03, перевод с английского на русский Ленты.Ру):

"Была попытка грузинского правительства выставить себя жертвами российской агрессии. И эти заявления в СМИ далеко не всегда сопровождались напоминанием, что Грузия первой открыла огонь. Мне стало любопытно. Я... (обрыв записи)".

Перевод, может быть, не совсем точный, но он явно гораздо точнее передает мысль Акса, чем то, что выдают за перевод авторы фильма:

"Меня с самого начала смутило, что везде говорят только о жертвах с грузинской стороны. Я был на разных войнах и хорошо знаю, что жертв на войне с одной стороны просто не бывает. Вот почему появление на передовицах фальшивок не стало для меня неприятным сюрпризом. Мне стало просто обидно, что нам, военным корреспондентам, теперь перестанут доверять".

Сам Акс, к которому обратился за комментарием ЖЖ-юзер avva, подтвердил, что его перевели неточно. В частности, он не называл своим снимок, сделанный Бабченко, а лишь подтверждал его подлинность.

Многим, конечно, памятна история с "творческой переозвучкой" телеканалом "Вести" интервью молодой осетинки Аманды Кокоевой американскому телеканалу FOX News. Первый канал проделал примерно то же самое.

Вообще говоря, на телевидении широко распространена практика, когда ньюсмейкер говорит одно, а "переводят" что-то совсем другое. Из пресс-конференции, скажем, Барака Обамы вполне могут выдернуть 15-секундный отрезок видеоряда с наиболее выразительной мимикой и жестикуляцией. При озвучке на него накладывается русский текст, относящийся к теме сюжета, хотя в кадре Обама, вполне возможно, говорит что-то другое. Если Обама действительно на той самой конференции произнес те самые слова, которые вкладывают в его уста переводчики, то подмена видеоряда – вещь довольно невинная (ну мало ли – Обама отвернулся, когда произносил нужные слова, или говорил с перебивками). В случае с Обамой не резон, конечно, вкладывать в его уста то, чего он вовсе не говорил (хотя...), а вот в случае с Дэвидом Аксом вероятность, что поймают на вранье, весьма мала. Но вот поймали.

Во-вторых, по поводу обвинений Дэвида Акса в "работе на русских". Создается ощущение, что всем ведущим западным газетам авторы фильма предпочитают маргинальные русофобские блоги, которые и правда обвиняют Дэвида Акса в "работе на Кремль". Крупные британские и американские газеты гораздо раньше российских "нащупали" вполне бесстрастный тон для сообщений и рассуждений о российско-грузинских отношениях (в духе "все хороши"), и никому там никогда не приходило в голову шельмовать кого бы то ни было за пророссийскую позицию в этом вопросе. А блогеры, ругающие Акса, - ну, они на то и блогеры, что мне вам рассказывать...

Из всего этого можно наделать много разных выводов. Прежде всего: российские телепропагандисты как не умели работать, так и не умеют. Когда они пытаются бороться с пропагандистами западными или даже грузинскими, то делают это так топорно, что лучше бы вообще молчали. Отдельно умилительны эти ссылки на западные авторитеты (хотя Дэвид Акс, - прямо скажем, так себе авторитет, но уж какой есть): дескать, это не мы говорим, что на Западе про нас необъективно рассказывают, они вот и сами это признают.

Второй – и, наверное, даже более важный – вывод следует из того, что Первый канал никак не комментирует свой фейл. И можно не сомневаться, что и не прокомментирует. Как не комментировали "Вести" переозвучку интервью Кокоевой, как не комментировала "Россия" скандал вокруг заявления ведущего Константина Семина о том, что сербский премьер Зоран Джинджич был "западной марионеткой", "развалил легендарную сербскую армию и спецслужбы, продавал в Гаагу героев сербского сопротивления за абстрактную экономическую помощь и получил за это заслуженную пулю".

Вывод простой: как бы ни возмущались блогеры по поводу тенденциозности, передергиваний и откровенного вранья на российском телевидении, это не будет иметь никакого эффекта, потому что телевидение работает не для тех, кто смотрит его столь внимательно и придирчиво. Оно заточено под "пипл", который "хавает" и которому, собственно, даже и пропагандировать ничего уже не надо. Тривиальный, конечно, вывод, но других пока нету.

И даже если Аркадий Бабченко действительно подаст в суд, и если заявление у него примут, и если даже он этот суд выиграет – это единичное дело ничего не изменит. Потому что о нем не расскажут по Первому.

На фото: Слева - Аркадий Бабченко в Цхинвали, август 2008 года. Справа - сделанный Аркадием в Земо-Никози снимок раненого солдата. Фотографии предоставлены альманахом "Искусство войны"

Раздел: 
Культура и шоубизнес
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: