Чеченский гамбит или Министерский портфель для бывшего недруга?.

07/29/2009 - 12:08

Алексей МАЛАШЕНКО, член научного совета Московского Центра Карнеги, отвечает на вопросы, касающиеся того, кому выгодно возвращение Ахмеда Закаева.
Ахмед Закаев после переговоров с представителями Чеченской Республики, а именно со спикером парламента ЧР Дукувахой Абдурахмановым, заявил: «Руководством Ичкерии принято решение о прекращении силами сопротивления вооруженных действий на территории Чечни с 1 августа против чеченской милиции».
– Очень многие сразу заговорили о том, что если Закаев делает такие заявления, то буквально со дня на день он должен вернуться в Чечню. И Кадыров это неоднократно заявлял – о том, что он будет рад встретить этого человека у них на родине и всё будет замечательно.
– Российская пресса буквально в прошлую пятницу сообщала о том, что в час дня должно быть принято решение о том, что Закаев вернется.
– Как вы считаете, вернется?
– Я вам честно могу сказать – не знаю. Потому что есть и за и против. Во всяком случае, первый вопрос, который возникает в связи с возвращением Ахмеда Закаева – а кто ему гарантирует безопасность? Ведь, простите, он до сих пор… находится под следствием,
в международном розыске. И если он вернется, то, получается, что его прямо в аэропорту «Шереметьево-2» и возьмут. Поэтому тут ему нужны двойные гарантии – ему нужна гарантия Рамзана Кадырова, которую он уже получил, и ему необходима гарантия со стороны федеральных властей. Вот про такую гарантию пока что никто не слышал.
– Я могу только сказать, что спецпредставитель Президента России по вопросам международного сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом и транснациональной преступностью Сафонов в феврале 2009 года заявил, что Закаев может быть амнистирован, если докажет в суде свою невиновность. То есть суд в любом случае пока Сафонов не отменял.
– Он имеет статус беженца, насколько я понимаю.
– Да.
– Поэтому, собственно, его не выдают.
– Да-да.
– Скажите, пожалуйста, ну все-таки вот Кадыров, который называл Закаева чудесным актером…
– И вообще хорошим человеком.
– Да. Сейчас он говорит, чтобы он был министром и так далее. Разве Кадыров не стал бы предлагать такие вот вещи, не имея разрешения с самого верха?
– Я думаю, что Кадыров иногда опережает события. Знаете, как канадский хоккей – сначала он шайбу забрасывает на чужую площадку, а потом уже как получится. Безусловно, я думаю, что какие-то гарантии он имеет. Это однозначно. Но если бы он имел их в письменном виде, то я думаю, что про эти гарантии мы бы давным-давно услышали. И вообще, с моей точки зрения, то, что сейчас делает Рамзан, это очень сильный ход во всех отношениях. Если этот ход пройдет, если Закаев действительно вернется.
– Ход – вы имеете в виду попытки вернуть Закаева.
– Да-да, я имею в виду возвращение Закаева. Это очень сильный ход. Но вернется ли он? Это тот самый вопрос, с которого мы начали это обсуждение.
– Скажите тогда, если вернуться к самому заявлению, и не только к заявлению самого Закаева, но и к тому небольшому интервью, которое дал его собеседник Абдурахманов, глава парламента, Абдурахманов в своем заявлении сказал, что он, Закаев, представляет другие силы, далекие от ваххабизма. Закаев сказал, что вооруженную борьбу они не ведут. А тогда зачем нужно это вот заявление, что мы не просто так вот прямо сразу, а вот с 1 августа прекращаем стрелять в милиционеров?
– Силами сопротивления вооруженные действия прекратят…
– Что-то какое-то оно странное, это заявление. Может, это какая-то шифровка?
– Это не шифровка. Я думаю, что на сегодняшний день в Чечне есть три силы. Рамзан Кадыров – это понятно. Есть то самое сопротивление, о деятельности которого мы буквально уже каждый день слышим, которые убивают, взрывают и так далее. Я думаю, что эти люди никакого отношения к Закаеву не имеют. Постольку еще в 99-м году, если помните, Ахмед Закаев осудил всю ту историю с Басаевым, его вторжением в Дагестан и так далее. Эти люди действуют самостоятельно. Это Доку Умаров и вся его компания. И есть Закаев, есть та часть чеченцев, чеченская миграция, которая достаточно популярна в Европе, Америке и так далее. Это те люди, которые одновременно являются не только политиками и, может, уже не столько политиками, но историческими деятелями. Это та эпоха 90-х годов, они проживают сейчас в Англии, во Франции и Штатах и пользуются популярностью там, и через видение которых те же французы, англичане и так далее воспринимают вот эту самую ситуацию на Кавказе и в Чечне.
– Но есть ли сейчас реальные боевики под эгидой Закаева, которые убивают милиционеров в Чечне?
– Нет, конечно.
– Получается, он сделал заявление, которое никак ситуацию фактически не исправит. Оно просто показывает, что как одна сторона – Закаев, так и другая – Кадыров вс`-таки хотят договориться.
– Да, но Кадыров-то хочет консолидации чеченского общества. И одно дело, когда ему противостоят боевики и еще Закаев и та самая миграция, которая поддерживается Западом, а другое дело, когда он борется чисто против местных боевиков. Это меняет ситуацию. Во всяком случае, для Кадырова. И с этой точки зрения, представьте себе, возвращается Закаев. Это не моджахед. Это очень интеллигентный человек… Это актер, это министр культуры, который по-русски, по-моему, говорит лучше, чем я. Который, между прочим, с 2001 года – член Союза театральных деятелей России. Это дополнительная общественная легитимизация Рамзана Кадырова. Это очень важно для него. А для боевиков… Ну что… Кстати говоря, я думаю, что если Закаев вернется, то уж за ним-то, конечно, будут боевики охотиться.
– То есть как раз силовые методы… В общем, очень опасно Закаеву возвращаться, но возникает другой вопрос. Для Кадырова, понятно, что значит такая фигура, как Закаев, это, как вы сказали, можно сказать, легализация перед Западом.
– Да. Но это не угрожает, извините меня, целостности Российской Федерации? Когда, наконец, все чеченцы соберутся под своего сильного президента, а потом скажут: «Спасибо большое, все свободны, мы теперь независимы». Такое может быть?
– Я знаю эту позицию. Неоднократно ее слышал и читал. А как вы себе представляете вот эту вот чеченскую независимость? Ну, во-первых, в рамках Российской Федерации Чечня и так независима. Это общепризнанный факт. И даже есть теперь такой термин – «внутреннее зарубежье». И я думаю, что цель Рамзана Кадырова – это достичь некоего суверенитета в рамках РФ, сохраняя те гигантские бюджетные деньги, которые они получают. И это вполне его, я думаю, удовлетворяет. Потому что еще раз бороться за формально независимую республику нет желания ни в чеченском обществе, да я думаю, что и у самого Рамзана тоже нет. Пусть он будет вот таким вот независимым.
– Есть ли опасность, что Закаев может развязать новую войну?
– Вы можете себе представить Закаева, который еще раз будет воевать?
– С трудом, но ведь там есть с кем воевать. У Кадырова же все еще остаются противники на территории Чечни.
– Вы имеете в виду там, с боевиками… Ну, я думаю, что в этом отношении Рамзан Кадыров и без Закаева обойдется. Закаев ему нужен совсем для других целей. И та война… ну, не война, а давайте ее еще как-то более осторожно назовем. В общем, те боевые действия, которые там происходят, это дело, которое будет решать Кадыров самостоятельно.
– Что президент ЧР получит, помимо улучшенного имиджа на Западе?
– А разве этого мало? К Кадырову можно относиться по-разному, но бесспорно одно – он национальный лидер. А всякий политик с такими амбициями, с такими желаниями нуждается в этом признании. Ведь его, между прочим, признают на мусульманском Востоке, несмотря ни на что. И король его признает Саудовской Аравии, и президенты, и так далее.
– То есть, грубо говоря, он желает быть принятым в обществе?
– А визиты, между прочим, это не только визиты, но это еще и деньги. Ведь до сих пор, допустим, тот факт, что инвестиции в Чечню практически не идут, а причина в том, что он нелегитимен. А тут, опять же, посмотрите – Закаев-то вернулся, да еще получил пост министра. Если это произойдет.
Редакция благодарит пресс-службу Московского Центра Карнеги и радиостанцию «Эхо Москвы» за содействие при подготовке материала

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: