Сергей Лавров и Хиллари Клинтон призвали Иран скорее дать ответ на вопрос по урегулированию иранской ядерной программы.

07/24/2009 - 08:08

Главы внешнеполитических ведомств России и США Сергей Лавров и Хиллари Клинтон призвали на днях Иран скорее дать ответ на последние предложения международного сообщества по урегулированию иранской ядерной программы. Г-жа Клинтон предупредила Тегеран, что программа развития ядерных вооружений не сделает его безопаснее: «Она приведет совсем не к тем результатам, к каким Иран стремится. Гонка вооружений в Центральной Азии только снизит уровень безопасности Ирана вместо того, чтобы его повысить». Незадолго до этого министр обороны США Роберт Гейтс заявил: «Иранские ядерные устремления представляют собой крупнейшую из современных угроз мировой безопасности». Не все с этим согласятся, но напомним суть дела.

Иранская экономика нуждается в мирном атоме. Но на заводе в Натанзе полным ходом идет обогащение урана, то есть создание при помощи лазерных центрифуг высокообогащенного урана, не обязательного для мирных целей, но необходимого для создания атомной бомбы. Казалось, что Россия сумеет уговорить Иран согласиться на обогащение урана на российской территории. Это поставило бы весь процесс под контроль и исключило бы возможность работ над созданием бомбы, но этого не произошло. Иран до сих пор отвергает и совместные предложения России и западных держав, обещающих в обмен на прекращение работ по обогащению урана содействовать строительству в Иране атомных электростанций, приему этой страны во Всемирную торговую организацию и так далее. Чего еще нужно, если речь действительно идет о создании мирной ядерной энергетики? Однако от всего этого Иран отказался, и уже более семи тысяч центрифуг крутятся в Натанзе.

Только что опубликован совместный отчет американских и российских экспертов, работавших по поручению независимой международной организации «Институт Восток--Запад» (EastWest Institute). В отчете, озаглавленном «Ядерный и ракетный потенциал Ирана», указывается, что для производства ядерного взрывного устройства Ирану при условии, что обогащение урана дойдет до военного уровня, достаточно будет от одного до трех лет. Еще пять лет могут понадобиться для создания атомной боеголовки, способной быть доставленной к цели при помощи баллистических ракет. Между тем Иран уже произвел испытания по меньшей мере четырех ракет на жидком топливе, из них «Шахаб-3» имеет радиус действия до 1100 километров. «В сроки от шести до восьми лет Иран сможет создать баллистическую ракету, способную доставить ядерную боеголовку весом в одну тонну на расстояние двух тысяч километров», -- считают эксперты.

Означает ли все это, что Иран твердо намерен создать атомную бомбу? Не обязательно. Ее не на кого бросать: жертвами удара по Израилю, например, были бы не только более шести миллионов евреев, но и такое же число арабов на израильской и палестинской территории. Это неприемлемо для Ирана, стремящегося стать лидером всего исламского мира. Скорее всего гипотетическая иранская атомная бомба -- оружие политическое. Важно не столько иметь бомбу в руках физически, сколько достичь состояния пятиминутной готовности, чтобы заявить: «Мы никогда не хотели обладать ядерным оружием, но мы уже добились таких успехов в создании мирной атомной энергетики, что в случае необходимости ради отражения угрозы нашей безопасности мы способны себя защитить и такими средствами, до этого нам осталось сделать один шаг». Это разговор с позиции силы, если угодно шантаж, «северокорейский вариант» (правда, Пхеньян пошел дальше простого шантажа).

Но даже если через несколько лет бомба появится на свет, то, может быть, ничего страшного не произойдет? Европа может «жить с ядерным Ираном», а уж тем более Америка, до которой иранцам вообще не достать. Вероятно, Иран на это и рассчитывает -- мол, пошумят и успокоятся. Да, все могут успокоиться, кроме Израиля.

Можно представить себе настроения людей, живущих в маленькой стране, которую так и называют: one bomb country -- «страна, для которой достаточно одной бомбы». Поблизости от этой маленькой страны существует большая держава, чьи руководители прямо говорят о том, что Израиль когда-либо будет стерт с карты мира. Мало того, эти руководители идут по пути создания ядерного оружия. Давление израильской общественности на руководителей государства с тем, чтобы они, пока не поздно, что-то предприняли, будет неизбежно расти, а соответственно возрастет и давление этих руководителей на единственного союзника Израиля -- Соединенные Штаты. В мае этого года израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху в ходе своего визита в Вашингтон добился от президента Барака Обамы обещания того, что американцы до конца года будут проводить мониторинг иранской ситуации, и если выяснится, что дипломатические усилия не приносят плодов, вернутся к рассмотрению вопроса. Обещание туманное, но в Израиле это поняли так, что в случае фиаско дипломатии на повестку дня опять должен встать силовой вариант. Рано или поздно, но если ядерная программа Ирана будет продолжаться в ее нынешнем виде, дающем основания для худших предположений, то Израиль решит нанести превентивный удар.

В интересах Соединенных Штатов удержать Израиль от этого шага, который станет катастрофой для американской политики в исламском мире. Разумеется, у нас найдутся люди, считающие, что все это, особенно неминуемое ослабление влияния США, в интересах России. Но это крайне близорукий взгляд. Россия в случае новой ближневосточной войны встанет перед тяжелейшим выбором. И тогда просто «отсидеться на заборе» не удастся. Так что минусы наверняка перевесят возможные плюсы.

Политика, в основе которой лежит мнение, что все можно пустить на самотек, что не следует драматизировать ситуацию, что можно сделать так, чтобы Иран и не стал ядерной державой, а мы тогда ни с кем не пойдем на конфликт, была бы недальновидной и безответственной. Само по себе ничто к лучшему не изменится. Иран не пойдет навстречу пожеланиям мирового сообщества, если будет уверен, что внутри этого сообщества нет единства. Это единство вовсе не предполагает принятие позиций тех, кто выступает за силовое решение или даже за неуклонное ужесточение санкций. Наоборот, мировые державы должны выступить единым фронтом по линии «мягкого давления» на Тегеран, поиска компромисса между крайними позициями США и Ирана.

Иранские правители ничего не потеряли бы, если бы на этот раз пошли навстречу требованиям ведущих мировых держав и согласились бы остановить работы по обогащению урана в обмен на помощь, которая может стать ключевым фактором подъема иранской экономики. Они отнюдь не «потеряют лицо» в глазах собственного народа. Иранский народ не горит желанием воевать с Америкой. Он был бы только счастлив, если его страна, осуществив успешную ядерную программу, утвердит свое величие и достоинство, но при этом избежит войны. Авторитет руководства был бы на высоте.

Такой вариант обращения с Ираном имеет шансы на успех, особенно с учетом последних внутриполитических событий, показавших пределы власти иранских правителей. Виден раскол и внутри самой «корпорации» аятолл, и режим уже не так силен, чтобы действовать с прежней непримиримостью. И Москва, и Вашингтон заинтересованы в одном и том же: чтобы у Ирана не было ядерного оружия, чтобы он полностью использовал свое право на развитие мирной энергетики, чтобы у тех, кто его опасается, отпал предлог для нанесения «превентивных ударов» и чтобы мировое нефтяное хозяйство развивалось в стабильном ключе. Какие бы противоречия ни существовали между Россией и США по другим вопросам, включая уровень вооружений, это не обязательно отразится на перспективах занятия согласованной позиции по иранской проблеме. Но координация действий должна быть провозглашена твердо и четко, чем скорее, тем лучше, ведь время идет, часы тикают, центрифуги крутятся...
Георгий МИРСКИЙ, профессор, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН

Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: