Глава Следственного комитета при прокуратуре (СКП) Александр Бастрыкин допрошен в качестве свидетеля

06/16/2009 - 12:20

В Мосгорсуде, где продолжается процесс по делу экс-начальника Главного следственного управления (ГСУ) СКП РФ Дмитрия Довгия, обвиняемого в злоупотреблении полномочиями и получении крупной взятки, вчера в качестве свидетеля был допрошен его непосредственный руководитель, глава Следственного комитета при прокуратуре (СКП) Александр Бастрыкин. Событие это стало сколь неожиданным, столь и сенсационным.

Появление в зале суда любого чиновника такого уровня -- факт сам по себе редкий. В случае же с г-ном Бастрыкиным он представляется и вовсе уникальным. До сих пор глава СКП всегда выступал лишь исключительно на стороне обвинения, и то не в судах, а озвучивая для публики результаты следствия по самым громким уголовным делам. Но в роли свидетеля, насколько известно, он еще никогда себя не пробовал. Его появление в Мосгорсуде было тем удивительнее, что сама возможность вызова г-на Бастрыкина в суд по делу Довгия до вчерашнего дня вообще не обсуждалась. Защита подсудимого изначально просила включить главу СКП в список свидетелей, поскольку г-н Довгий утверждает, что одной из причин его преследования стали принципиальные разногласия с г-ном Бастрыкиным относительно методов работы. Но тогда в этом категорически отказали.

Появлением на процессе г-на Бастрыкина защита подсудимых осталась совершенно удовлетворена. Его приход адвокаты г-на Довгия расценили как свидетельство того, что обвинение чувствует слабость своих позиций. По мнению защиты, представители прокуратуры и СКП решили использовать «тяжелую артиллерию» в лице самого главы СКП, который, по их мнению, своим авторитетом воздействовал бы на присяжных, с участием которых слушается это дело. Некоторые наблюдатели посчитали, что инициатива дать свидетельские показания принадлежала самому г-ну Бастрыкину. По крайней мере об этом могли говорить обстоятельства его вызова.

Изначально предполагалось, что вчера на процессе начнутся прения сторон, но на предыдущем заседании прокурор в последний момент попросил суд дать возможность допросить еще одного свидетеля. О ком именно идет речь, тогда никому и в голову не могло прийти. Когда же вчера началось очередное заседание, прокурор подал ходатайство о вызове «свидетеля Бастрыкина», который к этому моменту, как оказалось, уже находился в здании Мосгорсуда.

Свидетельскими показаниями главы СКП защита подсудимых также осталась довольна. Г-н Бастрыкин несколько раз положительно отозвался о своем бывшем подчиненном, а также заявил, что никогда не получал от него каких-либо денег. При этом он опроверг показания Довгия о якобы происходивших между ними конфликтах, отметив, что разногласия возникли лишь раз -- с делом против замминистра финансов Сергея Сторчака.

Эпопея с разоблачением бывшего «главного следователя» СКП Дмитрия Довгия, считавшегося одним из соратников г-на Бастрыкина, началась весной 2008 года. В конце марта он был неожиданно отстранен от работы, и в отношении него началась служебная проверка. Основанием для этого послужило заявление, будто г-н Довгий получил несколько крупных взяток. Информация о взятках не подтвердилась, но 21 апреля глава ГСУ и еще несколько сотрудников управления были отправлены в отставку за служебные проступки. Г-н Довгий пытался восстановиться на работе через суд, а в мае 2008 года в одном из интервью прямо обвинил главу СКП в фальсификации ряда громких дел, в частности против генерала ФСКН Бульбова и Сергея Сторчака. Вскоре после этого, в августе, на Довгия завели дело о взятке, которую он будто бы получил ранее. В основу обвинения легли показания бизнесмена Руслана Валитова, проходившего по делу об отмывании денег.

По версии следствия, еще в сентябре 2006 года Генпрокуратурой было возбуждено дело о хищении у компании «Томскнефть» более 1 млн т нефти на 6,5 млрд руб. Одним из свидетелей по этому делу и был Валитов. Следствие позже получило данные, что частью похищенных средств распорядился именно он, и потому против него началась доследственная проверка. По версии обвинения, узнав об этом, г-н Довгий предложил г-ну Валитову закрыть против него дело, оценив свои услуги в 750 тыс евро. По данным следствия, посредником выступил друг Довгия -- бывший начальник одного из отделов Главной военной прокуратуры Андрей Сагура. Первая часть суммы, 300 тыс. евро, якобы была передана через г-на Сагуру в ноябре 2007 года, после чего г-н Довгий, как подозревают, стал оказывать давление на следователей, занимавшихся делом Валитова.

Как утверждает обвинение, после того как 31 января прошлого года вышло постановление об отказе в возбуждении дела в отношении г-н Валитова, тот передал посреднику оставшуюся часть денег. Однако позже дело на Валитова все же завели, в июле 2008 года он был задержан и на допросе неожиданно вспомнил о взятке, которую он якобы передал Довгию. Под контролем оперативников Валитов тогда несколько раз встретился с Сагурой и Довгием, пытаясь их «разговорить» насчет старой взятки, и эти записи и легли в основу обвинения. Самому же Валитову оформили «явку с повинной», и на этом процессе он выступал в роли главного свидетеля обвинения.

Процесс по делу Довгия начался в апреле и шел, по мнению его защиты, весьма успешно. Адвокаты полагали, что, помимо записей досужих разговоров между Довгием, Сагурой и Валитовым, в которых о взятке ничего не говорилось, и голословных обвинений последнего, у обвинения ничего против Довгия нет. Вызов Александра Бастрыкина мог внести в ход процесса некую интригу, но, по мнению адвокатов, этого так и не случилось.

В ходе допроса, который продолжался около часа, г-н Бастрыкин ответил на вопросы прокуроров, адвокатов и самого г-на Довгия. Глава СКП рассказал, что начал работать с подсудимым с 2001 года и особых нареканий к нему не было. «Довгий работал хорошо, пользовался моим полным доверием, вплоть до событий, ставших предметом рассмотрения в данном судебном заседании», -- сказал г-н Бастрыкин, отметив, что его бывший подчиненный всегда отличался самостоятельностью. Руководитель СКП также заявил, что по делу о хищении и отмывании средств "Томскнефти" он не давал никаких указаний, а о подробностях дела ему стало известно только в связи с обвинением Довгия в получении взяток. По словам г-на Бастрыкина, учитывая масштаб его деятельности, он серьезно вникал лишь в громкие дела «общественной значимости», а в сложных экономических делах, по его мнению, должны разбираться профессионалы.

Комментируя показания Довгия по поводу конфликтов между ними, г-н Бастрыкин отметил, что «хорошо бы он развил и привел конкретные примеры». При этом глава СКП сказал, что речь о каких-то разногласиях может идти только по одному эпизоду, связанному с делом Сторчака. Последнему вменялось два эпизода преступной деятельности, а Довгий полагал, что состав преступления имеется только в одном. «Это не была фантазия Бастрыкина, материалы поступили из Счетной палаты, где указывалось, что имеются признаки преступления», -- заявил глава СКП.

«Скажу честно, ситуация с его обвинением меня шокировала, поскольку Дмитрию Павловичу я очень доверял, хотя были моменты, я сомневался, но все равно доверял», -- отметил глава СКП. Одним из таких моментов, по его словам, стало решение Довгия ходатайствовать перед Басманным судом о выпуске под залог вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна, страдающего рядом серьезных заболеваний. По словам г-на Бастрыкина, подчиненный не доложил ему ситуацию и о ней он узнал в Генпрокуратуре РФ. «Довгий сказал, что забыл предупредить», -- сказал глава СКП. Помимо этого г-н Бастрыкин заявил, что экс-начальник ГСУ в 2008 году не поставил его в известность о том, что направил письмо главе МВД с запросом «о доставке из Читы материалов уголовного дела ЮКОСа». «А я узнаю об этом от своих источников в МВД. Это удивительно, так как нарушает иерархию», -- отметил г-н Бастрыкин.

Комментируя прежние заявления Довгия, что дело Бульбова якобы было сфальсифицировано по указанию лично главы СКП, г-н Бастрыкин заявил, что «не давал указаний возбудить его дело» и что мог «требовать только раскрытия». На вопрос защиты, получал ли он когда-нибудь деньги от Довгия, свидетель однозначно заявил, что «никогда такого не было». Отвечая на вопрос, знаком ли ему второй фигурант уголовного дела Сагура, глава СКП заявил, что видит его впервые, но вспомнил, что тот проходил аттестацию на предмет возможного трудоустройства в СКП. По словам г-на Бастрыкина, он не отказал в принятии Сагуры на работу, однако этот вопрос так и не был решен. Касаясь эпизода с увольнением подсудимого из СКП в апреле прошлого года, г-н Бастрыкин заявил: «Я никогда на других не давлю. Я не ставил условием увольнение Довгия с должности, я заявил только об отстранении и проведении в отношении него служебной проверки».

Адвокат экс-начальника ГСУ Юрий Баграев заявил, что вызов в суд столь высокопоставленного свидетеля стал для него приятной неожиданностью. По его словам, еще на предварительном следствии он ходатайствовал о включении г-на Бастрыкина в список свидетелей, но, получив отказ, уже не рассчитывал увидеть его в суде. «У следствия, возможно, возникли опасения по поводу предстоящего вердикта присяжных, и в зал была приглашена тяжелая артиллерия», -- сказал г-н Баграев. По словам защитника, он остался доволен показаниями свидетеля и собирается использовать их в прениях. «Я рад, что в суд пришел столь высокопоставленный человек в правоохранительной системе -- это беспрецедентный случай», -- сказал адвокат, добавив, что г-н Бастрыкин в суде вел себя достойно и в своих показаниях «не обливал грязью» своего бывшего подчиненного.

Вчера стороны закончили представление доказательств, и в среду на процессе начнутся прения сторон, по окончании которых присяжные вынесут свой вердикт.

Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: