Город, где кино значит все . В Каннах завершился 62-й международный кинофестиваль

05/27/2009 - 07:32

62-й Каннский кинофестиваль, завершившийся 24 мая, стал одним из самых интересных кинофорумов Лазурного берега - если не всей послевоенной истории, как утверждают многие эксперты, то уж последнего десятилетия точно. По насыщенности премьерами, драматическими событиями, скандалами и количеству звезд он оставил далеко позади почти все мероприятия киноиндустрии 2009 года и явил миру пример блестящей организации шоу в условиях финансового кризиса.
Итак, главный приз - "Золотая пальмовая ветвь" - достался фильму австрийского режиссера Михаэля Ханеке "Белая лента", рассказывающему на примере глухой протестантской деревни о кризисе немецкого общества накануне Первой мировой войны. Правда, это решение может насторожить любителей всяческих теорий заговоров. Дело в том, что в 2001 году Ханеке увез в родную Австрию "Гран-при" за фильм "Пианистка", главную роль в котором сыграла... председатель нынешнего фестивального жюри Юзабель Юппер. Именно участие в картине австрийца обеспечило ей тогда "Золотую пальмовую ветвь". Так что причин подумать о предвзятости нынешних ее решений предостаточно. Но справедливости ради стоит уточнить, что "Белая лента" также удостоена премии Международной федерации кинокритиков ФИПРЕССИ.

"Гран-при" 62-го кинофестиваля был присужден французскому режиссеру Жаку Одияру за картину "Пророк" ("A Prophet"), считавшуюся с момента премьеры фаворитом состязания.

Приз в категории лучший актер достался австрийцу Кристофу Вальтцу, сыгравшему в "Бесславных ублюдках". Фильм Квентина Тарантино, который "великий и ужасный" в пожарном порядке смонтировал именно для Каннского фестиваля, вызвал неоднозначную реакцию критиков. Некоторые увидели в картине эксплуатацию всех прежних идей режиссера, иные объявили ее прорывом. Однако почти все рецензенты сошлись во мнении, что фильму "Бесславные ублюдки", названному самим Тарантино "военной сказкой об осуществлении заветных еврейских желаний", как ни странно, не хватает действия. Тарантино пообещал учесть критику и внести изменения к мировой премьере, которая состоится в августе 2009 года.
Лучшей актрисой года была объявлена Шарлотта Гейнзбург, исполнившая главную роль в провокации Ларса фон Триера под названием "Антихрист". С этим фильмом, который фон Триер считает лучшей своей работой, связан один из главных скандалов фестиваля. История супружеской пары, пытающейся забыть о смерти ребенка при помощи плотских утех и прочих глупостей в глухом лесу, настолько шокировала видавшее виды каннское жюри, что оно было вынуждено присудить картине "антипремию" с формулировкой "самый женоненавистнический фильм".

Лучшим режиссером был признан филиппинец Брийанте Мендоса, снявший картину "Кинатай". Это был, пожалуй, единственный реверанс в сторону классического фестивального кино, на котором специализируется Мендоса. Лучшим сценаристом жюри назвало китайского режиссера Лоу Йе, написавшего сценарий к фильму "Весенняя лихорадка". Тут стоит вспомнить, что Йе было запрещено работать на родине после того, как в 2006 году его фильм "Летний дворец" попал без одобрения китайских властей в основной конкурс Каннского кинофестиваля. "Весеннюю лихорадку" режиссер сделал во Франции, и, вероятнее всего, теперь путь на родину для него окончательно заказан, ибо второго отступничества партийное руководство режиссеру не простит.

Приз жюри фестиваля разделили между собой две картины – "Аквариум" британки Андреа Арнолд и "Жажда" корейца Пака Чхан-Ука, рассказавшего странную историю католического священника, который в результате неудачного медицинского эксперимента превратился в вампира и вынужден был существовать в эпицентре борьбы между долгом и жаждой крови.

"Золотая камера" за лучший дебют досталась австралийцу Уорвику Торнтону за картину "Самсон и Далила". Лучшим короткометражным фильмом была признана "Арена" португальского режиссера Жоао Салавизы.

Российские фильмы "Царь" Павла Лунгина и "Сказка про темноту" Николая Хомерики, участвовавшие в программе "Особый взгляд", не привлекли внимания ни зрителей, ни профессионалов. Вместо них жюри предпочло фильм греческого режиссера Йоргоса Лантимоса "Клыки", рассказывающий о родителях, которые держат своих детей в заточении в загородном доме, не допуская никаких контактов с внешним миром до тех пор, пока у чад не выпадут молочные клыки. Приз жюри "Особого взгляда" присужден политкорректному румынскому фильму "Полиция, прилагательное" о полицейском, который отказывается арестовать молодого человека, распространяющего наркотики.

Весьма скромное творческое представительство России в Каннах привычно контрастировало с официальным представительством. В 2009 году российская делегация получила в свое владение павильон куда большей площади, чем годом ранее, а количество "звезд" отечественной кино- теле- и музыкальной индустрии, почтивших своим присутствием каннские тусовки, свидетельствовало о том, что кризис явно обошел российский шоу-бизнес стороной.
ценивая конкурсную программу 62-го Каннского кинофестиваля, нельзя не заметить, что, несмотря на декларируемую приверженность независимому, авторскому кино, отборочная комиссия собрала на старте настоящих тяжеловесов, имена которых давно стали вполне успешными в коммерческом смысле брэндами. Кен Лоуч, Ларс фон Триер, Педро Альмодовар, Джейн Кэмпион, Энг Ли, Михаэль Ханеке, Пак Чхан-Ук, Квентин Тарантино, - ни одного "лишнего" имени в списке претендентов на "Золотую пальмовую ветвь", ни одного, которое не было бы известно не только экспертам, но и "простым смертным". В этом огромная заслуга директора фестиваля Жиля Жакоба, видимо, рассудившего здраво, что в нынешние непростые времена лишь настоящие звезды способны обеспечить кинофоруму должное внимание.

К слову, сам Жакоб едва не закончил свою земную жизнь на знаменитой набережной Круазетт. Каким-то невероятным образом он умудрился попасть под машину за день до вручения главных призов. Однако все обошлось благополучно, и медики лишь констатировали у 79-летнего директора незначительную травму руки.

Из околофестивальных событий стоит отметить, пожалуй, лишь благотворительный аукцион "Кино против СПИДа" и премьеру последнего фильма с участием Хита Леджера "Воображариум Доктора Парнаса". Первый достоин отдельной ремарки лишь потому, что на нем продавался поцелуй героя девичьих грез Роберта Паттинсона, играющего главную роль в вампирской саге "Сумерки". Поцелуй, вернее даже два, были приобретены за 20 тысяч долларов каждый. В целом же, мероприятие было куда скромнее, чем в прошлом году. Билеты стоили четыре тысячи вместо прошлогодних семи, да и итоговые сборы оказались существенно меньше прошлогодних 10 миллионов евро. Что касается фильма Терри Гиллиама, то особых восторгов у критиков он не вызвал. Комментаторы были предельно корректны и ограничивались в основном лишь воспоминаниями об ушедшем актере.

Пресловутая рецессия не могла не сказаться и на кинорынке, традиционно сопутствующем фестивалю. Но, несмотря на очевидное уменьшения числа покупателей, торговля правами на прокат фильмов-победителей шла весьма бойко. Так, те же "Антихрист", "Белая лента" и "Пророк" уже обрели прокатчиков на территории Северной Америки.

62-й Каннский кинофестиваль несомненно удался. Благодаря старанию отборочной комиссии, благодаря подчеркнутому интересу со стороны звезд, благодаря продуманной внеконкурсной программе, даже благодаря действиям полиции, которой удалось быстро подавить выступления французских рабочих, умудрившихся отключить электричество на некоторых фестивальных объектах. Каннский фестиваль жив, и он подтвердил свою репутацию европейской кинематографической "Мекки". "Это место, где кино значит все", - сказал Квентин Тарантино, и с ним тут решительно невозможно спорить.
на фото: Михаэль Ханеке с "Золотой пальмовой ветвью" и Изабель Юппер.

Раздел: 
Культура и шоубизнес
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: